Matt Plotecher
Заговоры

(перевели SVZ, Руслан)

Оригинальное название: «Plots».
Автор: Matt Plotecher.
Перевод: SVZ.
Редактор: Руслан.

ПРОЛОГ

I reach to the sky
And call out your name
And if I could trade
I would
And it feels
And it feels like
Heaven’s so far away
And it stings
Yeah it stings now
The world is so cold
Now that you’ve gone away
-«Gone Away», The Offspring

Ровный свет свечей отбрасывал на пол церкви длинные тени,
растягивая их по прохладным плитам, словно палач жертву на ды-
бе. Обычно, когда здесь были люди, помещение освещалось элект-
рическими люстрами, висящими высоко под потолком. Они светили
гораздо ярче. Но сейчас людей здесь не было. Все давно разош-
лись по домам, и, скорее всего, уже спали в этот поздний час.
Только один оставшийся обитатель церкви предпочел унылый
свет свечей. Четыре лапы методично трудились над маленьким
гробом, завершая последние штрихи. Это был обыкновенный гроб,
только размером немного побольше. Через открытую крышку было
видно, что в нем как раз хватит места для одного бурундука.
Механизмы, спрятанные в стенках и крышке из красного дерева,
гарантировали, что он будет «пойман», как и планировалось.
Пластина на боковой стенке была уже отполирована, и четы-
ре лапы начали писать имя его будущего обитателя.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Маленький свернутый листок бумаги мягко упал перед Чипом
и, вспорхнув, замер на его парте. Бурундук удивился от неожи-
данности и бросил быстрый взгляд на учительницу. Та стояла
спиной к классу и писала на небольшом куске черепицы, служив-
шем классной доской. Чип оглянулся через плечо на Скипа, кото-
рый перебросил ему записку. Но его лучший друг только пожал
плечами. Другой бурундук тоже понятия не имел, от кого было
послание. Он, не задумываясь, просто переправил его по назна-
чению. Все их одноклассники обычно так поступали.
Чип снова посмотрел на записку. Его имя было написано
сверху удивительно изящным для пятиклассника почерком.
«Кто бы это мог быть?» — спросил он сам себя и осторожно
поднял листок, чтобы тот не попался на глаза учительнице.
Обычно Чип не пользовался записками. Если учительница не виде-
ла, его друзья могли бы просто наклониться к нему и погово-
рить, или дождаться перемены. Записки использовались только
для самых тайных и личных посланий. «Может, ребята собираются
поиграть в футбол после уроков?» — подумал он, разворачивая
листок.
Его предположение тут же рассыпалось вдребезги, как толь-
ко он прочитал написанные там три простых слова: «Я люблю те-
бя».
Глаза Чипа расширились, и он быстро свернул записку. Не
хватало еще, чтобы Скип заглянул через плечо и прочитал ЭТО.
Волны ужаса захлестнули Чипа от одной только мысли, что одна
из девчонок в его классе отправила ему это послание. Бурундук
быстро огляделся вокруг: не наблюдает ли кто за ним? Но все
следили и записывали за учительницей. Никто даже не взглянул в
его сторону.
«Отлично, — пробормотал Чип, поморщившись от отвращения.
— Только этого не хватало. Девчонка». Он надеялся, что никто
из ребят об этом не узнает, иначе его задразнят до смерти. Чип
прекрасно помнил все шутки, которыми он вместе с другими ребя-
тами доставал Скипа, когда Кэтрин сказала, что тот ей вроде бы
нравится. Это продолжалось до тех пор, пока девочка не перек-
лючила свое внимание на Тимми. Только тогда, к великой радости
Скипа, ребята оставили его в покое.
Все же, кто бы ни была его тайная поклонница, она, по
крайней мере, была достаточно разумна, чтобы сохранить все в
секрете. Наверно, ей не хотелось, чтоб об этом узнали подруги,
хотя Чипу это было непонятно. Ведь девчонки всегда рассказыва-
ли друг другу обо всем.
Чип никогда не понимал их. В конце концов, они ведь были
всего лишь девчонками. Кто же знает, как устроены их мысли? Им
больше нравилось играть с куклами, чем гонять мяч во дворе,
они все время хотели играть в «дочки-матери», и считали, что
держаться за руки и целоваться было действительно приятно.
Чип представил себе девчонку, которая ведет себя с ним
подобным образом, и у него все перевернулось внутри. Снова
взглянув на записку, он решил было попросить Скипа ущипнуть
его, просто так, на всякий случай, но вовремя одумался. Его
друг мог поинтересоваться, что это с ним случилось, и Чип ре-
шил не рисковать.
Учительница повернулась к классу, и несчастному бурундуку
пришлось отложить записку и снова начать думать об уроке.
А на три ряда позади и на две парты выше пара нежных се-
рых глаз изучала реакцию Чипа. Губы под ними расплылись в
улыбке, которая тут же была спрятана за учебником, чтобы ее не
заметили рассеянные взгляды друзей.

* * *

Блуждая взглядом по пустому коридору, Гайка приближалась
к комнате Чипа и Дейла. Хоть их и не было дома, она все равно
чувствовала себя не в своей тарелке, и никак не могла с этим
справиться.
Рокки и Вжика тоже не было. Они вчетвером улетели с Фокс-
глав расследовать странное явление, которое летучая мышка за-
метила прошлой ночью в отдаленном районе города. Гайка отказа-
лась идти, сославшись на кое-какие дела в Штабе, которые ей
хотелось завершить, пока есть свободное время. Это была не
совсем правда, но остальные спасатели ничего не заподозрили.
Изобретательница осторожно подкрадывалась к двери, так
тихо, как смогла бы только мышка. На самом деле ей не за чем
было так осторожничать. Все остальные покинули штаб более пяти
минут назад. Никого не было вокруг. Никто бы никогда не узнал.
«Кроме меня, — виновато подумала Гайка, — и этого вполне
достаточно».
Вздохнув, она осторожно взялась мягкой ладошкой за ручку
двери в комнату бурундуков, повернула ее и легко открыла. Ко-
нечно, дверь была не заперта. Чипу и Дейлу нечего было скры-
вать от своих товарищей.
«Ну что же, — взволнованно подумала Гайка, — Как бы то ни
было, надеюсь, что поступаю правильно». Она вошла в комнату и
оглядела простую обстановку. Гайка и раньше бывала здесь не
раз, и ничего не изменилось после ее последнего визита. Совсем
ничего. Кроме того, что привело ее сюда.
«Это ради его же блага, — убеждала себя Гайка вслух. —
Если у Чипа какие-то неприятности, я должна помочь ему. Хочет
он того или нет. Я же его напарник и друг. В конце концов, он
командир. Если он будет нерешительным из-за какой-то личной
проблемы, вся наша команда тоже может попасть в беду». Убедив
себя, мышка распрямила спину. «В общем, мне не надо чувство-
вать себя виноватой или стыдиться, — ее голос надломился, и
плечи резко опустились под тяжелым грузом действительности, —
за то, что я собираюсь без разрешения обыскать его личные ве-
щи».
Гайка все это искренне ненавидела, но еще больше она вол-
новалась о Чипе. Как бы не было поздно. Сердцем она чувствова-
ла: совсем недавно что-то случилось с ним, что-то такое, что
медленно разрывало его изнутри. Внешне он оставался таким же
невозмутимым, как обычно, и никому не говорил ни слова об
этом, даже ей. Вот это и пугало Гайку больше всего.
После того, как несколько месяцев назад они первый (и до
сего дня, единственный) раз поцеловались, ни Гайка, ни Чип не
знали, как вести себя дальше друг с другом. Они по-прежнему
оставались товарищами по команде и друзьями, хотя оба знали,
что их отношения с того момента изменились. Иногда судьба да-
рила им частичку того, что свело их тогда вместе, только всег-
да слишком неожиданно и очень ненадолго. Вот они вдвоем стоят
близко друг к другу во время дежурства в полицейском участке.
Вот быстрый взгляд друг на друга за обеденным столом. Вот слу-
чайное прикосновение, когда они забираются в Самолет Спасате-
лей.