Michael Demcio
Стихотворение и основание / Rhyme and Reason

(перевёл Гиротанк)

Спасателям оставалось лишь внимательно следить за Дейлом и при первых же признаках потери им самообладания стараться удержать его воображение под контролем.

— До сих пор поражаюсь его одержимости всем этим, — убедившись, что Дейл вышел за пределы слышимости, сообщила Гайка нормальным голосом, — и это при том, что существует куча других способов провести время.

Замечание Гайки заставило Чипа мысленно вздернуть брови и задуматься над тем, сколько времени она сама проводила в мастерской, в некотором роде «одержимая» изобретениями, которые так любила создавать. Но проводить эту глубокую параллель вслух он не стал, понимая, что каждого члена команды вполне можно было назвать «одержимым» как минимум чем-то одним.

— Кстати, — полюбопытствовал он, вновь поворачиваясь к мышке лицом, — ты ведь не собираешься заниматься этим изобретением очень уж долго?

— Мне нужно уделить ему некоторое время, — нейтральным тоном ответила Гайка. — А что?

— Просто я подумал, — ответил Чип, одаривая ее многозначительным взглядом, — что сегодняшний день как нельзя лучше подходит для прогулки по парку… Что скажешь? — он застенчиво улыбнулся и посмотрел ей прямо в глаза.

— Возможно, — Гайка улыбнулась в ответ и слегка покраснела. — Зависит от того, как много мне удастся сделать. Надо же и кое-чем другим заняться.

— Кое-чем, касающимся… подарков? — бровь Чипа взметнулась вверх, а улыбка превратилась в лукавую ухмылку.

— Во-озмо-ожно, — игриво протянула Гайка, встав из-за стола. — Насчет прогулки я подумаю и, если что, дам знать, — добавила она, нежно похлопав Чипа по ладони. — Там видно будет, — она ушла, а смотревшего ей вослед Чипа вдруг ни с того, ни с его прошиб озноб. По какой-то причине что-то, только что сказанное Гайкой, вызвало у него такое же мрачное предчувствие, как до того отсутствие Дейла. Предчувствие чего-то нехорошего. Однако на этот раз его объектом была Гайка.

10:00…

Будучи не в состоянии подкрепить странное предчувствие чем-либо конкретным и не желая снова свалять дурака, Чип благоразумно решил проследить за Гаечкой через наружное окно мастерской. Заглянув внутрь, он увидел, что она самозабвенно погрузилась в скопление проводов, шестеренок и пружин, извлеченных из уже вскрытого радио-магнитофона, а также других окружавших ее деталей, усердно работая над созданием очередного шедевра. По ходу наблюдения за ней Чип всё отчетливей осознавал одну простую истину: Гайке не грозила никакая опасность вообще. Вцепившийся когтями в кору дерева Чип растерянно помотал головой и заглянул в окно еще раз. Компоненты создаваемого Гайкой устройства даже к электричеству подключены не были — с того места, где находился Чип, были отчетливо видны выдернутые штепсели. Однако, как и в случае с Дейлом до и после их столкновения, необъяснимое мрачное предчувствие его не покидало. «Не выспался я, что ли…» — подивился Чип, растерянно скребя затылок.

10:05…

Убедившись, что эти странные предчувствия были не чем иным, как игрой воображения, Чип сделал всё возможное, чтобы их прогнать, но всё равно ощущал их присутствие на задворках сознания. С некоторым раздражением задвинув их усилием воли подальше, бурундук взял любимую книгу, «Полное собрание приключений Шерлока Джонса», и отправился наверх на небольшую внешнюю террасу. Десятью минутами позже, когда он погрузился во множество раз читанную и перечитанную книгу, все предчувствия были благополучно забыты.

Расслабленно вытянувшись на выставленном на террасу шезлонге, Чип сделал глубокий вдох, смакуя свежий воздух. «Вот это жизнь, — удовлетворенно улыбнувшись, подумал он про себя. — Свежий воздух, солнце и хороший детектив…» Вздохнув, он вновь вернулся к чтению, чувствуя, как его охватывает приятное возбуждение. Сколько бы он ни перечитывал эти рассказы, они всегда увлекали его, заставляя забыть обо всём и идти вместе с сыщиком Джонсом и доктором Блотсоном по оставленным преступником следам. Ухмыльнувшись еще шире, он вместе с Шерлоком Джонсом произнес вслух одну из известнейших реплик сыщика всех времен и народов и, по совместительству, свою любимую его цитату: «Ничто не стимулирует так, как дело, где всё оборачивается против меня». Сюжет тем временем становился всё запутаннее и запутаннее…

11:00…

Когда Чип дочитал рассказ, с которого начал, и дошел до половины следующего, его уши уловили донесшийся откуда-то снизу странный шум. Отложив книгу, в которой Джонс как раз закончил непредумышленно пугать доктора Блотсона очередным из своих ставших притчей во языцех достижений в области грима, Чип встал с шезлонга. Перегнувшись через ограждение террасы, он увидел на земле у подножия дерева Рокфора, рядом с которым стоял большой и почти такой же высокий, как он сам, предмет, накрытый полиэтиленовым пакетом. Продолжая наблюдение, бурундук заметил, как Рокки поднял взгляд на посадочную площадку, лишь частично наблюдаемую оттуда, где он стоял, и принялся весьма нетерпеливо притоптывать ногой. Внезапно силач огляделся, будто бы проверяя, нет ли за ним слежки, после чего вновь переключил внимание на посадочную площадку и возобновил притопывание.

— Хм. Чего это он, интересно, ждет? — подивился вслух Чип. Он еле заметно пожал плечами и уже собирался вернуться к чтению и, как всегда, вволю посмеяться над испуганным доктором Блотсоном, как вдруг застыл, безмолвно глядя на Рокфора.

Предчувствие вернулось.

— Нет, — строго сказал себе Чип, усилием воли вставая с корточек и направляясь обратно к шезлонгу. — Не знаю, к чему это всё, но это — лишь плод моего воображения, — пробубнил он, пытаясь заставить себя в это поверить. Усевшись на шезлонг и взяв книгу, он возобновил чтение с того момента, где прервался, пытаясь, как и в прошлый раз, отогнать предчувствие надвигающейся беды.

Всего лишь двадцать секунд спустя бурундук вновь стоял у края террасы. Его логическое мышление уступило напору того, что он сам счел неким инстинктом — пусть даже ложным, но всё-таки инстинктом. «Или в этом что-то есть, или я схожу с ума», — заключил Чип и со всех ног побежал вниз по дереву, мысленно успокаивая себя, что нет ничего страшного в том, чтобы, как до того с Гайкой, просто проверить, как там Рокфор, и надеясь таким образом заглушить неодолимое чувство. Достигнув земли, Чип вытянул шею, чтобы выглянуть из-за дерева ровно настолько, насколько позволяла обстановка, поскольку не имел ни малейшего желания в случае обнаружения объяснять Рокфору, почему он за ним шпионит.

Австралиец стоял точно там же, где Чип его видел с террасы, но уже с поднятыми к небу руками, отдавая кому-то невидимому инструкции путем сжимания и разжимания ладоней. Подняв взгляд, Чип увидел лебедку «Крыла Спасателей» с крюком, опускаемую кем-то невидимым отсюда в кабине. Крюк все еще был на несколько дюймов выше, чем мог дотянуться Рокфор, поэтому он жестами попросил стравить еще троса. «Я знал, я так и знал…» — сердито сказал себе Чип при виде этой совершенно безобидной сценки. Он не понимал, что его друзья делают, но было совершенно очевидно, что опасности здесь столько же, сколько в переливании из пустого в порожнее. Чуть сжавшись обратно вдоль изгиба дерева, Чип взволнованно прижал ладонь ко лбу. «Ни жара, ни тошноты нет; по крайней мере, ощутимых, — мысленно заключил он, после чего спросил себя уже более нервно, чем прежде: — Что если я и впрямь схожу с ума?!» Он сделал шаг назад и уже собирался полностью отойти за дерево, когда в поле его зрения вдруг промелькнуло белое пятно…

Не тратя время даже на предупредительный крик, Чип стрелой обогнул дерево и с разбегу в прыжке бросился на Рокфора. Дородный австралиец был не самым удобным для этого объектом, однако Чипу, знавшему, куда бить лучше всего, и вложившему в удар всю свою силу, удалось заставить друга попятиться и упасть за долю секунды до катастрофы. Бейсбольный мяч, стремительно летевший горизонтально после удара битой, просвистел там, где мгновение назад стоял Рокфор, с громким треском срикошетил от дерева и продолжил полет в противоположном от Спасателей направлении.

— Нашла! — крикнула человеческая девочка-подросток. Подбежав к мячу, она схватила его бейсбольной перчаткой и убежала туда, откуда он прилетел. Рокфор сел, ошарашено глядя на участок коры, который, если бы не своевременное вмешательство Чипа, неминуемо стал бы его могилой. Повернувшись к другу, всё еще приходящему в себя после столкновения с почти столь же твердым, как бейсбольный мяч, телом активно занимавшегося в свое время бодибилдингом австралийца, Рокфор хотел что-то сказать, но тут рядом с ним завис, возбужденно жужжа, увидевший со своей жердочки в кабине «Крыла» несущийся мяч и тут же примчавшийся Вжик.

РОККИ! — кричал он, сжимая крохотными ручонками щеки усача. — Ты в порядке?

— Как огурчик, дружище, — не без дрожи в голосе ответил Рокфор, поднимаясь на ноги. — А всё благодаря Чипперу. Парень, ты живой? — спросил он бурундука, помогая тому встать.

— Я в порядке, — ответил Чип, отряхиваясь. — Главное, что ты не пострадал. Хорошо, что я оказался неподалеку, — закончил он, поднимая взгляд на Рокфора.

— Это точно! — ответил силач, чей «огонек» постепенно начал разгораться вновь. — Ты спас мне жизнь, дружок, без дураков! — Рокфор сердечно и по-медвежьи крепко обнял друга. — Как-то раз, помнится, я…

Он запнулся, выпустил Чипа из объятий и смерил его вопросительным взглядом.

— Слушай, — теперь любопытство проникло и в его голос, — заметь, не то, чтобы я жаловался, вовсе нет, но что ты делал здесь внизу, дружочек? Вжик говорил, что ты читаешь на… ой! — Рокки опустил взгляд и почесал ногу в том месте, куда его пнул Вжик. Муха бросила на силача сердитый взгляд, заставив того застыть с выпученными глазами, и тут же повернулась к Чипу с широкой невинной улыбкой. Понявшему более чем прозрачный намек Рокфору не оставалось ничего другого, как сделать то же самое, одновременно желая, чтобы впредь его мозг работал чуть быстрее языка. Но было поздно.

«Зачем им понадобилось выяснять, где я?» — удивился Чип, и тут же нашел ответ, заглянув массивному австралийцу за спину.

— Что это? — полюбопытствовал он, разглядывая стоящий за спиной Рокфора предмет. Сбивая Рокфора с ног, Чип ощутил, что его нога случайно попала в одну из ручек полиэтиленового пакета, увлекая за ними на землю скрывавшийся под ним предмет. При падении он выкатился из пакета и теперь стоял перед ними во всей своей красе. Это была превосходная невероятно детализированная деревянная статуя ручной работы. Его статуя, изображавшая его одетым в точно такие же, как у Шерлока Джонса, крылатку и войлочную шляпу, и пристально изучающим нечто невидимое при помощи лупы. Уменьшенные копии одеяния Шерлока Джонса и рукопись так и неопубликованного рассказа о сыщике он привез из Англии, где их подарил ему пес по имени Макдаф. Спасатели помогли его хозяину занять причитавшееся ему по праву место наследника Баскервиль-Холла, умерший владелец которого, Говард Баскервиль, и был создателем Шерлока Джонса и автором рассказов о его приключениях[9]. Не успел Чип и глазом моргнуть, как Рокфор встал перед ним, закрывая обзор, и засунул статую обратно в пакет.

— Что? Это? — австралиец нервно хихикнул и вновь одарил Чипа широкой невинной улыбкой, не подозревая, сколь много за столь короткое время тот успел рассмотреть. — О, это так, безделица. Сущая безделица.