Michael Demcio
Стихотворение и основание / Rhyme and Reason

(перевёл Гиротанк)

Я вас сразу узнал, но подзабыл ваше имя.

— Гайка?! — изумленно воскликнул Чип. — Она мне никогда ничего о вас не рассказывала!

— Даже не знаю, как так получилось, — заявил удивленный не меньше бурундука Рик. — Она помогла нам сконструировать и построить все наши «скорые»! — он махнул рукой в сторону трех стоявших в дальнем конце проулка крытых роликовых досок, донельзя напоминавших Спасателемобиль. Вид машин напомнил Чипу об одном недавнем событии. Получалось, что Гайка действительно упоминала о Рике и его команде! Просто тогда, когда она рассказывала о парамедико-спасательной группе, для которой строила транспортные средства, у нее еще не было ни названия, ни пожарной техники.

— А, точно. Теперь вспомнил, — кивнув, сообщил бурундук. — Гайка действительно упоминала вашу группу. Я всё собирался как-нибудь заскочить и посмотреть на штуки, которые она построила, — в тот день, который Гайка посвятила постройке машин, Чип отсутствовал, поскольку навещал своего кузена Чета[27].

— Кстати о Гайке, — сказал Рик, вопросительно глядя на бурундука, — где она? Что-то ни ее, ни остальных Спасателей нигде не видно.

— А? — переспросил засмотревшийся на «скорые» Чип.

— Говорю, где остальные Спасатели? — целенаправленно повторил Рик. Не оборачиваясь, Чип окинул взглядом ряд носовых платков, прикрывавших тела менее удачливых жертв взрывов.

«Хороший вопрос, — мрачно подумал он, с содроганием рассматривая платочки, — и если я не разгадаю последнюю стихотворную подсказку вовремя, рискую так никогда и не узнать ответ…»

Глава 4-я из 4-х

Со стиснутыми страхом сердцами трое Спасателей выбежали из своих комнат и настолько быстро, насколько позволяли ноги, помчались по коридору в направлении, откуда донесся крик. Когда они достигли ведущего к лестнице небольшого ответвления, то расслышали приглушенные стоны своего товарища.

«Нет! Только не мой маленький дружочек!» — лихорадочно молился Рокфор, отчаянно оглядываясь по сторонам в поисках мухи. — Вжик!!! Дружище!!! Где ты?!! — позвал он полным тревоги голосом и подумал: «Если с ним что-то стряслось, никогда себе не прощу!»

Испуганным зовам Рокфора вторили Дейл и Гайка, поэтому троица лишь чудом услышала ответивший им тонкий слабый и печальный голосок Вжика:

— Здесь я, наверху.

Подняв взоры на голос, троица заприметила Вжика, оседлавшего ручку двери на лестницу в нескольких футах от них.

— Вжик! Что случилось?! Вжик, ты в порядке?! — обеспокоено спросила Гайка, когда все трое собрались под занятой мухой ручкой двери.

— Да, Вжик, что стряслось?! — добавил Дейл, не спуская с насекомого глаз.

— Кто на тебя напал, дружище?! — гневно потребовал ответа вставший позади бурундука и мышки Рокфор. С потемневшим от гнева лицом он встал в свою лучшую боксерскую стойку и принялся ловко приплясывать, настороженно вертя головой во все стороны. Он полностью настроился отражать новое нападение, поэтому ответ Вжика его одновременно обрадовал и несколько покоробил.

— Я в норме. Никто на меня не нападал, — сообщила муха, подпиравшая ладонями подбородок.

— Так что стряслось тогда?! — с тревогой повторил свой вопрос Дейл.

Вот что, — ответил Вжик, ударяя свободной рукой по ручке. — Двери не поддаются. Я думал, что они заперты, и хотел попытаться открыть одну, пока вы разбираетесь с оставшимися комнатами.

Гайка, Рокфор и Дейл обменялись облегченными, но при этом недоуменными взглядами.

— Незачем так убиваться, Вжик, — ласково успокоила друга Гаечка. — Должно быть, замок заело. Мы его отопрем.

— Ты не поняла, — устало произнесла муха, качая головой. — Нам низачто не открыть эту дверь.

— Почему? — удивился Дейл. — Нам уже доводилось вскрывать заевшие замки.

Вместо ответа Вжик сунул руку в замочную скважину и вытянул оттуда жилу чего-то вязкого на вид.

— Но не залитые резиновым клеем, — угрюмо заметил он, отпустив тут же убравшийся на место сгусток.

— Ой… — упавшим голосом произнес Дейл, у которого внутри всё оборвалось.

— А две другие лестницы? — с надеждой спросила Гайка.

— Уже проверял. Они тоже заклеены, — сообщил Вжик, еще больше грустнея лицом. — В окно не вылезти, лифтом не воспользоваться, через закрашенные вентиляционные решетки не протиснуться, а теперь еще и по лестнице не спуститься! Как нам отыскать Чипа и выбраться отсюда, как?! — в бессильном отчаянии закричал он и закрыл лицо ладонями.

— Ну-ну, Вжик, дружище! Выше нос! — попытался подбодрить его Рокфор, которому претило видеть друга настолько расстроенным. — Мы и не из таких передряг выкарабкивались! Мы найдем выход, вот увидишь!

Несколько секунд Гайка и Дейл молча обдумывали проблему. Затем Вжик поднял голову.

— Знаю, Рокки, — уже гораздо спокойнее произнес он, — но я… эй, куда делся Рокки? — спросил он, внезапно обнаружив, что австралиец отсутствует. Дейл и Гайка обернулись.

— Только что был здесь, — заметила мышка.

— Наверное, пошел проверять оставшиеся комнаты, — предположил Дейл.

— Пожалуй, — согласились Вжик и Гайка. Вздохнув, муха слетела с дверной ручки к товарищам, но не успела сесть Дейлу на плечо, как учуяла запах.

ЗАПАХ СЫРА.

Бри, если быть точным. Вжик был другом Рокфора достаточно долго, чтобы безошибочно узнать аромат его любимого сыра. Такой в качестве приманки в мышеловках не оставляют. А вот в качестве иной приманки… С расширившимися от осознания подлинного смысла сообщения Айвэны глазами, Вжик сорвался с плеча Дейла и понесся по коридору вслед за Рокфором. Гайка и Дейл, тоже уже уловившие запах и прочитавшие всё на лице Вжика, не отставали. Хотя Вжик моментально вырвался вперед, догнать мчавшегося к дверям в конце коридора Рокфора было очень непросто. Муху, хоть она и была самым быстрым членом команды, это не удивляло: во время сырных приступов Рокфор ни в чем не уступал «Наимогучейшей Мыши» из мультфильмов, за исключением, разве что, способности летать. Он был быстрее, сильнее и хитрее всех и вся. В буквальном смысле неудержимой колесницей Джаггернаута, остановить который, как Вжик прекрасно отдавал себе отчет, у него не было ни малейшего шанса.

Он еле успел сократить дистанцию между ними вдвое, когда Рокфор, не слыша предупредительных криков своих соратников, свернул в одну из самых дальних комнат коридора и скрылся из виду. Продолжавший лететь за ним Вжик с ужасом заметил, что дверь вышеупомянутой комнаты начала медленно закрываться. Вложившая остатки сил в последний, отчаянный рывок муха на долю секунды, но всё-таки опоздала и едва не врезалась с размаху в закрывшуюся с приглушенным щелчком дверь. В последний момент уйдя от столкновения, Вжик описал петлю и безрезультатно подергал за ручку. Как и следовало ожидать, дверь была заперта, а замок заклеен. Отстав от ручки, Вжик завис перед вставленной по центру двери узкой стеклянной панелью, сквозь которую смог увидеть Рокфора, изготовившегося заглотить остатки явно некогда большого ломтя сыра. Вжик громко позвал его, но Рокки, похоже, по-прежнему был глух и нем. Одним махом приговорив последний кусочек бри, он с удовлетворенно-блаженствующей улыбкой растянулся на полу. Мало-помалу его густые усы раскрутились, взгляд из дикого и остекленевшего вновь стал нормальным, а еще через мгновение его сырный приступ как рукой сняло.

— Ох-ох-ох, вот это я понимаю закуска! — сказал Рокфор, хлопая себя по брюху, вместившему сыра столько, что многочисленному мышиному семейству хватило бы устроить ужин в честь Дня Благодарения. — Ничто так не радует желудок, как кусочек хорошего Бри. Самое то для поддержания форм…Ы?!

 Он как раз поднялся на ноги, обернулся и резко умолк, заметив, что находится в комнате по другую от друзей сторону запертой двери. Он подбежал к ней, но даже не будь замок заклеен, всё равно, подобно Вжику, не сдвинул бы ее с места в силу невозможности добраться до ручки ввиду отсутствия чего-либо, на что можно было бы встать или с чего подпрыгнуть. Толстые деревянные и стеклянные элементы двери не позволяли австралийцу и его друзьям слышать друг друга, поэтому Гайке пришлось прибегнуть к помощи жестов. Сообщив, что они попробуют найти что-нибудь, пригодное для разбивания стекла, троица неохотно удалилась, на прощанье бросив на друга самый жизнеутверждающий взгляд, на который они только были способны, хоть и не без очевидной примеси сильного беспокойства. Рокфор, чей желудок больше не был рад распиравшему его сыру, старался сохранять спокойствие, медленно ходя взад-вперед и понимая, что по собственной милости попал в серьезнейший переплет. А буквально через несколько секунд он услыхал…

— Привует, Руокки, — раздался из одного из темных углов комнаты темпераментный голос с французским акцентом. — Куак пуожвуаешь?

Рокки резко развернулся, пытаясь определить местоположение обладательницы голоса. Он узнал его сразу, и, несмотря на связанное с ним бурное прошлое, сказанная им простая фраза заставила его сердце биться сильнее. Внезапно, вспомнив, как их обвели вокруг пальца имитацией голоса Чипа, он насторожился… но лишь до тех пор, пока не учуял запах тех самых духов.

— Дезире? Это ты? — потрясенно воскликнул он, не веря собственному носу. Сделав несколько шагов во тьму, он смог разглядеть очертания и лицо мыши, которую некогда любил.

Разумеется, Руокки! — стройная француженка рассмеялась. — Я туак рада снуова тебя вуидеть! Хотя, — с упреком добавила она, — тогда, в уаэропорту, ты сыгруал со мной очень злуою шутку, переклеив юарлыки на юащиках и не дуав мне укруасть бесценный стул.

— Неужто более злую, нежели попытка нашинковать меня циркулярной пилой?[28] — язвительно парировал Рокфор и гневно вопросил: — Это ты за всем этим стоишь?!

— Увы, нет, — спокойно ответила Дезире. — Я, куак гуоворится, компаньонка Айвэны.

— Выходит, она послала эту свою «компаньонку» разобраться со мной, да? — холодно спросил Рокфор, изготовившись для отражения всяческого нападения.

— Фи! — уязвленно фыркнула Дезире, вздернув носик. — Я пруосто хотела увидеться с туобой нуапоследок, но раз тебе ниечего скуазать мне!..

Резко развернувшись, Дезире побежала вглубь комнаты. Рокфор на миг застыл, глядя ей вослед, затем бросился в погоню, разом осознав две вещи. Во-первых, из комнаты должен быть другой выход, ибо он не мог вообразить себе иной причины для ее убегания от двери. Во-вторых, даже если Дезире была всего лишь «компаньонкой» Айвэны, она была слишком ценной, чтобы позволить ей сбежать. Захваченная в плен, она вполне могла безопасно провести их через все задуманные для них Айвэной препоны, в противном случае рискуя разделить их судьбу. Честный размен, сказал он себе, ведь к вероломным крысам вроде нее правила рыцарства неприменимы. Однако он забыл о третьей очень важной вещи…

Настигнув Дезире примерно в центре комнаты, Рокки схватил ее за руку мускулистой ладонью. Мышь развернулась, и австралиец изготовился перехватывать ее вторую руку, предполагая, что она попытается ударить его сильным правым кроссом, но оказался застигнут врасплох пудреницей, которую Дезире поднесла к лицу и дунула, направив в глаза Рокки облако порошка.