StoneKing
Звёздный свет

Маленькая тень скользила на фоне серых стен огромных зданий. Опустившаяся на город ночь надёжно скрывала лицо крадущейся во тьме фигурки. По суетливости движений её владельца было ясно, что он очень взволнован.

Вот силуэт незнакомца вступил в круг яркого света одинокого фонаря, и теперь стало видно, что это была маленькая золотоволосая мышка с голубыми глазами, в которых ясно читалась растерянность. Она то и дело тревожно оглядывалась, словно ища кого-то взглядом.

— Гайка Гаечный Ключ, наконец-то ты пришла, — раздался из темноты скрипучий голос, и в круг света вошла высокая старая крыса в строгих чёрных одеждах старомодного покроя.

— Вы… это вас я видела во сне? – удивлённо спросила мышка.

— Да, дитя моё. Я знаю, что тебя тревожит. Я помогу тебе. Идём за мной.

Гайка последовала вслед за старухой в неприметную со стороны улицы высокую, но тесную палатку. Всё убранство внутри было ограничено двумя грубо сколоченными табуретами и столиком в центре комнаты.

Мышка, повинуясь жесту старой крысы, села за стол напротив неё.

— Меня зовут София, — представилась она. — Я провидица и колдунья, впрочем, далеко не такая известная, как два десятка лет назад. Пришёл мой час вернуть кое-какой должок.

— Какой должок? О чём вы? – взволновано спросила Гайка.

— Не надо бояться. Я всего лишь отвечу на один твой вопрос, но очень популярно. Ты ведь хочешь узнать, кто твоя мать?

— Да, конечно, хочу! – обрадовалась мышка, но тут же смутилась. — Но как вы мне поможете? Как вы узнали, что мне нужна ваша помощь. И этот странный сон…

— Интересные у тебя очки…  — резко перевела тему София, — дашь взглянуть?

Гаечка сняла с головы свой талисман и передала его колдунье. Та внимательно изучила очки и сказала:

— Недаром Гиго подарил их тебе. Они – твой проводник в его прошлое. Возьми их и не выпускай из лапок, пока я не скажу. Сейчас мы немного приотворим завесу прошлого…

— А это не страшно?

— Не страшнее обычного кино, правда, очень живого, — заверила мышку провидица. — Ничего не бойся. В случае чего, я помогу тебе. Сейчас мы войдём в транс, ты готова?

— Да.

Крыса взяла её ладони, сжимающие очки, в свои, и для Гайки исчезло обычное восприятие мира.

Перед её глазами теперь возник образ её отца. Он выглядел так живо и натурально, что мышке казалось, что можно взять его за лапу, отвести домой и спросить, где же он столько пропадал. Гайка силилась произнести: «Папа», но не услышала себя. Скоро его образ пропал и стали возникать новые. Фрагмент за фрагментом, кадры сменялись в сознании Гайки, в него передавались картины, звуки и … ощущения! Чувства её отца она теперь воспринимала, как свои собственные!

Короткие эпизоды из жизни Гиго резко сменяли друг друга, будто правдивый фильм, представленный Гайке неведомым режиссером, монтировал какой-то неумелый работник кино.

Вот, что предстало её глазам.

                    *            *             *            *            *            *            *            *            *            *

Эпизод 1.

Гиго вошёл в палатку. В ту самую, где сейчас была Гайка. Но в тот момент времени её там не было и не будет ещё много лет.

— Крепкого вам здоровья, София, — слегка хрипловатым голосом поздоровался пилот. — Мне говорили, что вы самая великая провидица и колдунья на всём белом свете. Не откажете ли мне в одной услуге?

— Подсказать, победишь ли ты на предстоящих соревнованиях пилотов, Гиго Гаечный Ключ? – отстранённым голосом скорее утверждая, чем спрашивая, отозвалась его собеседница. — Боже, как скучно… Ладно, я вхожу в транс, ты готов?

— Так быстро? – удивился Гиго, как стремительному развитию событий, так и тому, что София узнала о его желании и без его слов.

— Если я буду расшаркиваться со всеми клиентами с подобными просьбами, мне жизни на всех не хватит.

Она встала, сложив лапы на груди и закрыв глаза, а затем низким и протяжным голосом выдала одну единственную фразу:

— Ты встретишь свет во мраке, но он померкнет, лишь зажжёшь ты новую свечу.

— И как это понимать? Я выиграю или проиграю? – искренне недоумевал клиент.

— И то и другое, мой друг, — уверенно отвечала ему провидица, — и то и другое…

Эпизод 2.

Гиго летел над открытым морем и тревожно смотрел на индикатор топлива.

— Чёрт, у меня как будто бак дырявый! – беспокоился пилот – у него была интересная привычка болтать с самим собой в полёте во время стрессовых ситуаций. — Наверное, кто-то из других участников нарочно разбавил топливо перед заправкой на старте! Придётся садиться на землю. Хоть бы дотянуть!

Гиго говорил о всё приближающейся зелёной полосе расположенного прямо по курсу необитаемого островка. Через некоторое время земля уже была совсем близко, но тут закончилось горючее, и самолёт начал заваливаться в штопор. Понимая, что спасти летательный аппарат не удастся, Гиго катапультировался. Находясь на пике своего полёта в кресле, пилот отстегнул ремень безопасности и дёрнул за кольцо, но ничего не произошло — парашют не раскрылся, и Гиго, сильно ударившись о воду, потерял сознание и пошёл ко дну.

Всё же удача не отвернулась от него – ему на выручку со стороны берега быстро плыла маленькая золотоволосая мышка.

Поскольку Гиго был на тот момент в бессознательном состоянии на некоторое время чувства Гайки взяли верх над ощущениями её отца. Поэтому при виде спасительницы в этом странном кино, сердце изобретательницы ёкнуло – так она была похожа на неё саму. Гайка сразу поняла, что именно она и есть та причина, по которой она сегодня пришла к провидице. Это была её мать.

Тем временем мышка вытащила Гиго на берег и стала умело выполнять процедуры по спасению утопающего, чередуя сильные удары по грудной клетке и вдыхание в лёгкие воздуха рот в рот. И её старания увенчались успехом – через несколько минут мыш очнулся и, хорошенько прокашлявшись, приподнялся на локтях, чтобы получше разглядеть свою спасительницу. Увидев мышку, он расплылся в улыбке.

— Я думал, мне конец, — отдышавшись, произнёс Гиго. — Огромное спасибо, я у вас в неоплатном долгу. Вы спасли мне жизнь, леди, эээ…

— Джейн. Ещё меня прозвали Шпилькой, так что можете и так меня называть, — представилась «леди». — Вы настоящий везунчик! На этом острове из живых существ бывают только чайки, которым нет дела до тонущих мышей. Огромная удача для вас, что я по счастливому стечению обстоятельств оказалась в этот момент именно в этой части острова. Кто вы?

— Я Гиго Гаечный Ключ. А как вы оказались тут, на этом необитаемом острове?

— Прилетела, как и… хм, вы, — немного замявшись, ответила Джейн. — Я тут работаю. Я ботаник, изучаю феномены островной флоры и ищу редких представителей царства растений – эндемиков.

— Я ничего не понял, но не сомневаюсь, что вы занимаетесь очень полезным делом, — польстил ей Гиго.

— А вы, видимо, лётчик?

— Угадали.

— Знаю я одного пилота по кличке Рюкзак, — вдалась в воспоминания мышка. — Так он почти всегда так сажает свой самолёт, как вы сегодня.

— Ну, вообще-то я обычно не такой «матёрый ас», каким вам посчастливилось сегодня меня видеть, — усмехнувшись, отвечал Гиго. — Я впервые за последние семь лет потерял самолёт. Жаль «Быстрого Сокола», хорошая была машина…

— Ну ничего… В следующий раз обзовёшь свою машину именем какой-нибудь водоплавающей птицы – может, тогда не утонешь, если что, — не удержалась от того, чтобы подколоть своего нового, почему-то очень заинтересовавшего её знакомого, Джейн. Свою симпатию она выдала с головой тем, что легко перешла на «ты» – как научный работник она себе такого раньше никогда не позволяла.

— Теперь я знаю, за что тебя Шпилькой прозвали, — нисколько не обиделся пилот.

— Ага, я такая, — гордо отозвалась Джейн. — Раз уж ты тут оказался, поможешь мне со сбором растений и с костром – ночью тут бывает довольно холодно. А завтра я улетаю со своим коллегой чайкой Арчи, думаю, он и тебя захватит. Ну, или пришлёт за тобой кого-то. Ну что, идём?

— Конечно, я буду рад помочь, — легко согласился Гиго.

Эпизод 3.

Гиго, сверяясь с каким-то справочником Джейн, искал вместе с ней редкие образцы островной магнолии. В ботанике он был полным профаном, но ему очень хотелось помочь мышке, к которой он испытывал странное неведомое доселе чувство… Больше погруженный в себя, чем в работу, мыш поскользнулся и упал в небольшой овраг, весь поросший зарослями ядовитого плюща. Всё тело поразила жгучая боль, и Гиго не смог сдержать крик.

— В чём дело, — спросила подоспевшая мышка у уже успевшего покинуть неприятное место пилота.

— Меня поразила какая-то зараза! – пожаловался он, указывая на вьющиеся растения.

— Это ядовитый плющ.

— Ядовитый? Что же теперь делать? —  запаниковал мыш.

— А ничего уже не сделаешь, — увидев его реакцию, решила Джейн подшутить над несведущим в травах Гиго.

Реакция её немало повеселила – он начал тихо ругаться, да так искусно, что она аж заслушалась. Когда она, наконец, опомнилась, ей стало стыдно, и она не придумала ничего умнее, чем запечатать его губы поцелуем.

На немой вопросительный взгляд она ответила:

— А по-другому бы ты не заткнулся!

— А мне… понравилось, — признался Гиго.

— А мне нет! Сбрил бы ты эти свои колючие усы.

— Я готов избавиться от усов, спать на ядовитом плюще и тонуть хоть каждый день ради таких поцелуев.

— Эй, в тот раз я тебя не целовала! – поспешила оправдаться Джейн. — Это было искусственное дыхание!

— Да, это был не поцелуй, а искусство… — словно нарочно перевирая её слова, восхищенно промолвил Гиго.

— Ну, хватит уже нести чушь! Я пошутила, ядовитый плющ не опасен. Марш к морю! Надо промыть повреждённые участки кожи – шерсть совсем не защищает от плюща. Заодно мозги промоешь и голову остудишь.

После водных процедур, мышка стала растирать горе-травника какой-то охлаждающей мазью.