Жанин
Встреча

Лампочка мигнула пару раз и погасла. Вместе с ней погас и монитор компьютера. Музыка смолкла. Номер отеля погрузился во мрак… Как невовремя! Впрочем, вовремя подобное обычно не происходит. Сразу стало непривычно тихо. Тишину он не любил — она его пугала. Постепенно глаза привыкли к темноте — он начал различать очертания предметов. Рядом с монитором стоит телефон. Он нащупал в кармане пиджака зажигалку. Маленький огонек выхватил из тьмы телефонный диск — этого вполне достаточно — можно позвонить администратору. Бесконечная череда длинных гудков… Он набрал еще несколько номеров — и тоже безрезультатно. Готовый впасть в отчаяние, он вдруг увидел рядом с телефоном визитку с номером, по которому можно позвонить в экстренном случае. Сейчас как раз такой и был. На визитке, кроме номера телефона, большими готическими буквами значилось: «Г. Шталь. Сотрудник СППЧС», и чуть пониже — более мелко — «решение любых ваших проблем». Раньше ему не случалось прибегать к услугам подобной конторы, но терять было нечего, и он набрал номер…

Ему нравилось жить в гостинице — здесь было спокойно, был отменный сервис и, что немаловажно, никому не было ни до кого никакого дела: большинство постояльцев, занятые решением собственных проблем, месяцами живя здесь, могли ни разу не встретиться в длинных холодных коридорах…

Он держал бакалейную лавку, где работал днем, и, даже случись вам регулярно покупать его товары, вы никогда не узнали бы его в толпе — настолько заурядным был его облик.

Но то — днем. Другое дело — ночью. Ночью он преображался. Он выходил в Сеть…

Когда-то в его жизни было все — во всяком случае, так ему казалось — был достаток, работа, друзья… Правда иногда, ночью, он просыпался от какой-то необъяснимой тревоги и, после, долго не мог заснуть. Словно кто-то звал его, и он знал, что зовет его человек, бесконечно дорогой ему и нужный, и он где-то совсем близко, хотелось бросить все и бежать ему навстречу, но он не мог двинуться с места…

А вскоре, в воскресенье, после обеда, переключая телеканалы, он вдруг увидел ЕЕ. Она смотрела на него огромными голубыми глазами, глазами, в которых можно утонуть, и улыбалась. Неповторимой улыбкой. Он забыл обо всем. Ему хотелось лишь, чтобы это мгновение длилось вечно…

Они встречались почти год — по воскресеньям. ЕЕ портрет украшал его письменный стол. Но внезапно ОНА исчезла. Он искал ЕЕ несколько лет. За эти несколько лет он менял работу, терял друзей, лежал в психдиспансере. Однако поиски не прекращал. И, в конце концов, он ЕЕ нашел. В Сети…

ОНА была всего лишь проекцией его мечты — он это понимал — и это медленно убивало его. У каждого есть мечта, но не каждому дано воплотить ее в жизнь. Он все еще всматривался в лица покупателей — скорее, по привычке, так как надежда, хоть и должна умереть последней, уже давно покинула его – видимо, пошла умирать в другое, более радостное место…

Когда он практически уже привык к тому, что одержим иллюзией, судьба свела его с Гретой. Грета работала официанткой в небольшом бистро — через дорогу от его отеля. Вскоре он стал там завсегдатаем. Господи, до чего же она походила на НЕЕ… Те же глаза, та же обаятельная улыбка, те же чуть взъерошенные, золотистые с рыжеватым отливом волосы, тот же мягкий голос… Ему достаточно было просто сидеть за стойкой бара и наблюдать за ней. Какое блаженство… Боясь спугнуть это волшебное ощущение, он не торопился с личным знакомством. А по ночам, выходя в Сеть, он мог сравнивать Грету с НЕЙ, находя все больше и больше сходства…

В один прекрасный день он отважился заговорить. Вскоре пригласил Грету на первое свидание. Та с легкостью согласилась. И вот тут-то и начало рушиться волшебство. Внешне — Грета была почти точной ЕЕ копией, но при более близком знакомстве обнаруживала полную ЕЕ противоположность — если ОНА была талантливой, изобретательной и скромной, то Грета являла собой первоклассный образчик бездарности, глупости и тщеславия. Он бежал от нее сломя голову и, положив конец бесплодным поискам идеала в этом мире, укрылся ото всех в Сети. Там он мог быть наедине с НЕЙ, с НЕЙ — истинной…

Его мысли прервал стук.

— Служба помощи при чрезвычайных ситуациях. Из вашего номера поступил сигнал. Откройте, — раздался высокий, чуть надтреснутый голос.

— Да-да, один момент! — воскликнул он, метнувшись к двери.

Его поразил уже один ее высокий силуэт в дверном проеме, резко очерченный светом из коридора. Поразил во многом потому, что голос из-за двери был настолько специфичным, что не позволял отнести говорившего к тому или иному полу — в силу этого он, конечно, ожидал увидеть мужчину. Тем не менее, перед ним стояла особа, несомненно, женского пола — но, не смотря на то, что женщин он перевидал на своем веку огромное множество, та, что стояла сейчас перед ним явно была явлением, из ряда вон выходящим.

На вид ей было не больше тридцати. Аристократические черты лица с высокими скулами едва угадывались в дыму сигары, зажатой меж бледных тонких губ. На макушке — большие мотоциклетные очки, длинные прямые бесцветные волосы забраны в хвост. Джинсовый жилет с немыслимым количеством карманов в самых немыслимых местах, короткая джинсовая юбка. Съехавший на бедра широкий пояс с инструментами. Худые загорелые жилистые ноги в изношенных туфлях без каблуков, но с большими пряжками.

— Вы действительно из СППЧС? — совершенно обалдев, спросил он.

— Я же вам вроде ясно сказала — Служба помощи при чрезвычайных ситуациях, — не вынимая сигары изо рта, отрезала она.

— А что… господин Г. Шталь не смог прийти?

— Господина Г. Шталь не существует в природе.