Captain Baloo
Возвращение «Геркулеса»

1.

«Зовёт Земля, и ждёт родимый дом,
И в ожиданьи замер космодром.
Остались звёзды искрами во мгле —
Полёт окончен. Вновь я на Земле».

Капитан Строгов слушал эту песню десятый раз на дню. Уже прошла неделя, как корабль вошёл в зону уверенного приёма Земли. Теоретически сигналы родной планеты уже должны были достичь могучих антенн звездолёта, но почему-то их не было. Разноплеменной, разноязыкий экипаж делал вид, что рады возвращению на родную планету, но за всей внешней радостью проглядывало беспокойство и напряжение. Каждый мучился одним вопросом — почему Земля, которую члены экипажа уже давно именовали Родиной, не отвечает ни на какие вопросы и не посылает сигналов. Существовала рабочая гипотеза, что молчание эфира соблюдается по инициативе Земли, чтобы в нужный момент сигналы Центра дошли до корабля беспрепятственно. Но всё равно многие в глубине души ждали худшего. Поэтому ничего не оставалось делать, как углубиться в содержимое гигантской медиатеки звездолёта и дни напролёт слушать песни вроде этой. Строгов вспомнил, что его бабушка очень любила этого певца и всё время жалела, что он умер таким молодым.
…Исследовательский космический корабль «Геркулес» был построен объединёнными усилиями мировых сверхдержав, которые для данного проекта вдруг согласились уступить друг другу необходимые технологии и производственные мощности. Всё мировое сообщество удивилось, почему русское, американское и китайское правительства враз преодолели все разногласия, касающиеся этого проекта. С конца XX века на Земле шла отработка замкнутых систем жизнеобеспечения, позволивших бы людям существовать в ограниченном пространстве долгое время. Говорят, что эта программа, как и многие, имела обратную сторону — по её результатам проектировались совершенные бункеры на случай ядерной войны. Однако первый в истории человечества межзвёздный корабль не предназначался для военных целей, поскольку строился усилиями международной кооперации. В его экипаж вошло двести пятьдесят шесть человек, отобранных таким образом, чтобы наиболее полно представлять все расы и этнические группы человечества. На борту «Геркулеса» был виварий, в котором содержались домашние животные, а кроме него — отдельное хранилище с образцами ДНК практически всех живых организмов земной фауны и флоры. Некоторые называли огромный корабль «новым ковчегом» и всерьёз утверждали, что он предназначен для эвакуации человечества на другую планету — дескать, вошедшие в сговор с мировым масонством инопланетяне постановили окончательно сжить людей с Земли. Одно лишь было всем ясно: наконец человечество выходит из своей земной колыбели, как когда-то завещал Циолковский.
«Геркулес» был предназначен для глубокого зондажа космоса. Своё название он получил в честь созвездия, в направлении которого движется Солнечная система. Вся планета Земля — один огромный космический корабль, с которого мы не можем катапультироваться. Точно так же «Геркулес» должен был стать для своих обитателей маленькой Землёй. Экипаж с течением лет становился единой семьёй. Все понимали, что если вернуться не удастся, здесь же, на корабле, надлежит родить и вырастить новое поколение. Поэтому в корабль была загружена масса разной информации, представлявшая собой фактически вместилище всех знаний человечества. Информация также могла быть предназначена на случай контакта с внеземной цивилизацией. Ведь одной из задач «Геркулеса» был и сбор возможных следов инопланетян, которые могли встретиться на пути. А путь был неблизкий — экипажу «Геркулеса» предстоял полёт к звезде Барнарда, ближайшей к Земле обладательнице планетной системы. На Земле были детально проработаны все возможные способы поиска внеземной жизни и все ситуации, могущие возникнуть при контакте с чужими организмами. Говорили, что к проекту был подключён мозговой центр, состоявший из голливудских сценаристов, создававших фильмы ужасов. Но даже они не смогли предусмотреть всего.
Благодаря фотоно-ионным двигателям Мартинеса — Сахарова полёт длился двадцать пять лет: половина на преодоление пути, полгода на исследование чужой планетной системы и половина — возвращение к Земле. Даже не возвращение, а позорное бегство. Причиной бегства явилась всё та же самая жизнь. Да, она была обнаружена на второй планете системы Барнарда. Планета буквально кишела жизнью. Увы, никакого разума на ней не нашли — жизнь на Второй находилась на уровне земной эпохи кайнозоя. По лесам и саваннам бродили огромные толстокожие травоядные, похожие на носорогов и индрикотериев. Воздух оглашали криками яркие птицы, иные из которых были величиной с целый планёр. В море доживали свой век последние водные ящеры, несомненные двойники знаменитой Несси. Но здесь не было не только людей, но даже обезьян.
— Похоже, в этом мире человеку придётся происходить не от обезьян, а от мышей, — скептически заметил капитан Филипп Леклерк, которого дразнили Космическим Ястребом за его горбатый гасконский нос.
— Это невозможно, — отвечал комендант исследовательского посёлка и механик Джереми Коэн. — У грызунов нет рук, им никогда не подняться до уровня людей
— Почему же? — откликнулся руководитель бригады биологов доктор Иварс Лиепиньш. — Согласно принятым научным воззрениям, насекомоядные были общими предками грызунов и приматов. У наших земных грызунов нет рук, но ничто не мешает им в возможном будущем развиться. Посмотрите, как бурундук грызёт орех — сходство его передних лап с человеческими руками не вызывает сомнений. Если лапы тенреков и прыгунчиков сумели через долгие этапы развиться до обезьяньих, то и грызуны также имеют право на подобную счастливую случайность. Другое дело, что на Земле эта случайность не выпала.
…Доктор Лиепиньш не сообщил земным учёным о своих открытиях и находках. Его гибель была нелепой, как и смерть капитана Леклерка. Во время очередной экспедиции на группу первопроходцев, среди которых был и Лиепиньш, напал саблезубый тигр. Доктора немедленно отправили на борт «Геркулеса», но оказалось, что его организм поражён смертельно опасным вирусом. Для лечения было необходимо переливание крови. Свою кровь согласился дать сам Леклерк. Во время процедуры переливания в аппарате произошёл фатальный непредвиденный сбой, и вирус распространился на капитана. Больные совещались между собой три часа, после чего капитан вынес добровольное решение: обоих надлежало усыпить и тела отправить в аннигиллятор, чтобы предотвратить распространение вируса. Никто не осмелился противоречить Космическому Ястребу. Новым капитаном «Геркулеса» стал ксенолог Владимир Николаевич Строгов. Первым его приказом было свернуть все исследования и временный посёлок на второй планете Барнарда и срочно возвращаться. Не открытием, а бегством обернулась первая встреча с инопланетной жизнью.
И вот через десятилетие корабль вернулся к родному Солнцу, к родной Земле. Но как же не похоже это возвращение на финал дальней дороги! Словно бы тайком пробираешься к родному дому, боишься, что не заметят. Или это они не хотят замечать? Кто знает…
…Строгов проснулся оттого, что его кто-то тряс за плечо. Он обернулся. Перед ним стояли инженер Ядвига Збышевска и помощник капитана Альберт Нгвазузу.
— Проснись, Строгов, — говорил Нгвазузу. — Земля наконец ответила.
В кают-компании собрался весь экипаж. Земля передавала одну и ту же запись в автоматическом режиме.
— «Геркулес», говорит Земля. Поздравляем вас с возвращением на Родину.