StoneKing
Верный шаг

По центральному городскому парку неспешно двигалась, практически плыла маленькая тёмная фигура крыса, облачённого в длинное пальто в тон его чёрной шерсти. Грызуны, хищники и, казалось, даже люди старались обходить его стороной – настолько сильно ощущался холод пустоты и мрак отчаяния, царившие в его потерянной душе.

Забыл… Всё забыл! Как такое возможно? Как вспомнить?

Мимо его потерянного взгляда проплывал зелёный мир. Мир, не навевающий крысу абсолютно никаких ассоциаций, даже намёка на взаимосвязь с этими яркими красками обычного городского парка.

Всё вокруг такое незнакомое… Чёрт возьми, да я сам себе незнаком! Уж себя-то я должен помнить!

Сейчас, глядя себе под ноги и то и дело поглядывая на свои лапы, он мог сделать только один вывод: он забыл даже то, как должен был выглядеть. Его внешний облик был напрочь стёрт из памяти. Приходилось мириться с тем, что он видел.

Куда я иду? Что собираюсь делать? Мой путь бессмыслен. Но… эти мысли мне кажутся  знакомыми. Кажется, я никогда и раньше не ведал пути…

Всё той же медленной походкой он дошёл до небольшого деревца в парке и сел под ним, прислонившись к стволу спиной и обхватив голову лапами.

Ненавижу глупую судьбу! Она отобрала у меня прошлое: последнее, чем только может дорожить человек. Но то человек, а я вообще бог знает кто! И это неправильно, я уверен, это какая-то ошибка! 

— Эй, приятель, с тобой всё в порядке? – прервал его мысли чей-то высокий голос.

Голос? Он соизволил поднять голову, чтобы установить личность его обладателя. Им оказался молодой бурундук в красной гавайской рубахе. Крысу казалось, что он уже несколько месяцев ни с кем не общался, а уж говорить с бурундуком ему раньше точно не приходилось.

— Нет, не в порядке, — резко ответил он, раздражённый тем, что его мысли были так бесцеремонно прерваны. — Я не понимаю, что происходит вокруг. Но раз уж мне всё равно, то тебе и подавно…

— Ну уж нет! – не отставал бурундук. — Расскажи, что с тобой случилось.

— Это глупо! Если вкратце, я… заблудился.

— А куда ты хотел попасть?

— Никуда. Я не знаю.

— Как можно заблудиться, если не знать, куда шёл? – удивился собеседник такому ответу.

— Очень просто! Я потерял память! – громко признался крыс с нотками нескрываемой злобы в голосе.

— Уууу, я тоже как-то терял. Таких дел чуть не наворотил…

— Мне это неинтересно. Шёл бы ты своей дорогой.

— Я-то могу пойти, а вот у тебя своей дороги нет, — философски изрёк бурундук.

— Ну, нет, — согласно буркнул крыс.

— Я же вижу, что тебе нужна помощь. Я Дейл, спасатель! Давай, ты же ничего не потеряешь!

— В этом ты прав, терять мне нечего, — обречённо обронил незнакомец.

— Идём в наш штаб: ребята что-нибудь обязательно придумают!

И Дейл буквально силой повёл его к самому большому дереву в парке, попутно рассказывая незнакомцу о том, какой замечательной командой являются спасатели и чем они занимаются. Тот слушал его вполуха, пытаясь связать полученную информацию с собой.

В памяти всплывали размытые мысленные картины, отголоски черт забытой личности и мрачные образы из прошлого. Эта внутренняя мозаика ни в какую не желала складываться, лишь причиняя крысу душевные муки. Но даже этих скудных фрагментов было достаточно для того, чтобы можно было с уверенностью сказать: со спасателями у него не только нет ничего общего, но и напротив: ему казалось, что мировоззренчески он их антипод.

                    *            *             *            *            *            *            *            *            *            *

Чип в гостиной шевелил настроечный ползунок на старом радио. Спасатели уже довольно долго его не использовали, но сегодня это была вынужденная мера. Телевизор в гостиной был неисправен, а командиру требовалось быть в курсе событий.

Дейл по случаю поломки самого ценного, после Гайки, разумеется, для него источника информации, не зная, чем себя занять, всем на удивление вызвался пополнить запас орехов. Сама изобретательница возилась с телевизором, поэтому выпуск новостей команда спасателей слушала не в полном составе:

«Сегодня печально известный учёный Нортон Нимнул добровольно сдался на милость медицинского персонала Первой Городской Психиатрической Больницы. Врачи оценивают его состояние как неадекватное и теряются в догадках касательно того, что послужило катализатором для такого стремительного прогресса душевной болезни профессора».

— Очень странно, – почесав в затылке, протянул Чип.

— Интересное дело… — задумался Рокфор. — С одной стороны, вроде бы и радоваться надо, а с другой…

Вжик дополнил мысль своего друга сочувственным жужжанием: ему, видимо, тоже стало жаль бывшего злого гения.

Тем временем диктор продолжал:

«К другим новостям. Район Пятой Авеню поразила серия хулиганских поджогов автомобилей и жилых домов. Обошлось без жертв, но имуществу граждан нанесён огромный ущерб. Пожарные трудятся не покладая рук, но таинственные пироманы продолжают свою бессмысленную преступную деятельность и при этом остаются неуловимыми для полиции. Ведутся активные поиски виновных».

— Таинственные поджоги происходят в районе лаборатории Нимнула, — выключив радио, заключил Чип. — Мне кажется, то, что произошло с профессором, как-то с ними связано. Нужно проверить его лабораторию.

— Отлично, дружище! Вжик, старина, похоже, нас ждёт небольшое приключение!

Но мух, судя по его недовольному жужжанию, его энтузиазма не разделял.

— Да, ты прав, — согласился Рокки. — Сначала надо дождаться Дейла.

И тот не заставил себя долго ждать: буквально сразу после этой фразы мыша входная дверь распахнулась, и в гостиную в компании нового знакомого вошёл красноносый бурундук

— Привет, ребята, — весело сказал он.

Гайка наконец бросила ремонт телевизора, и теперь на Дейла выжидательно глядело четыре пары внимательных глаз.

— Где тебя столько носило? У нас появилась работа! А кто это там с тобой? – накинулся на друга Чип.

— Это, эээ… — Дейл замялся, не зная, как представить друзьям незнакомца.

— У меня нет имени, – безразличным тоном «выручил» он бурундука.

— Да. Он потерял память.

— Это ужасно! Как это могло произойти? – наперебой загомонили остальные спасатели.

— Мне нечего рассказать — я же ничего не помню. В голове, как и на душе, сплошная тьма…

— Не густо, – недовольно протянул Чип. — Тяжело будет тебе помочь.

— А я и не просил помощи, — повысил голос крыс. — Это ваш приятель решил, что я в ней нуждаюсь. Я и сам справлюсь как-нибудь…

— Эй, не кипятись, дружище! – миролюбиво осадил гостя Рокфор. — Чип сказал – тяжело, но не сказал – невозможно, верно?

— Нууу, да… — неуверенно отозвался командир. По правде сказать, его больше убедили не слова австралийца, а умоляющий взгляд Гайки.

— Мы отойдём на минутку… Ты пока располагайся.

* * *

— Что будем делать? – спросила Гайка, когда спасатели собрались в спортзале.

— Я абсолютно не знаю, как ему помочь, — ответил Чип,  —  и нужно ли?

— Если у кого-то характерец не сахар, но он в беде, это не значит, что ему не надо помогать, — укорил командира Рокфор.

— Неужели ты не видишь, что он на самом деле несчастен? – взывала к совести командира Гайка. — Я слышала, амнезия часто случается у тех, кто глубоко отчаялся или чем-то сильно расстроен.

— Я не об этом! – поспешил оправдаться Чип. — Всё я вижу и помочь хочу. Просто боюсь, как бы не сделать ему хуже. Мы ведь не доктора, в конце концов. А нам ещё надо лететь в лабораторию Нимнула!

— Это ещё зачем? – удивился Дейл.

Лидер спасателей пересказал ему и Гайке о том, что он услышал по радио, и о своём намерении проверить всё на месте. А затем добавил:

— А касательно этого незнакомца я вот что придумал…

                    *            *             *            *            *            *            *            *            *            *

Спасатели вернулись назад в гостиную, где их гость сидел на подушке для иголок и в задумчивости теребил свой хвост.

— Мы тут посовещались… — отчего-то неуверенно привлёк его внимание Чип, но тут инициативу взяла Гайка.

— Страдающим амнезией часто помогают всё вспомнить какое-нибудь потрясение или наблюдение очень знакомой в прошлом ситуации.

— Вот мы и подумали, может, на наше новое расследование слетаешь с нами? Что-нибудь обязательно всплывёт в голове, – закончил Дейл.

И чего я так с ними? Они же хорошие ребята, помочь хотят. Это, конечно, вряд ли поможет, но я хотя бы попытаюсь. Чем чёрт не шутит?

— Небольшое приключение вернёт тебе вкус к жизни. Это я тебе точно говорю, не будь я Рокки Чеддером.

— Конечно, лучше бы оно мне память вернуло, — отозвался наконец крыс. — Но вы правы. Сидя на месте, я ничего не добьюсь. Я отправлюсь с вами.

                    *            *             *            *            *            *            *            *            *            *

Через несколько минут всё было готово к вылету. Ближе к хвосту самолёта Гайкой было смонтировано дополнительное кресло для нового пассажира, которое до этого использовалось лишь однажды в качестве сиденья для матери Рокфора.

— Мы полетим вот на этом? – увидев летательный аппарат, скептически спросил крыс. — Чушь какая, эта груда хлама не должна взлететь!

Бурундуки от такого наглого заявления побагровели от ярости. Называть изобретение Гайки, особенно такое надёжное, как «Крыло Спасателей», хламом они не могли позволить никому. Рокфор вовремя успел пресечь попытку друзей «вежливо» доказать новому знакомому, что тот явно не прав, хотя ему и самому не понравилось то, что он услышал. Но Гайка великодушно пропустила замечание мимо ушей и спокойно принялась объяснять принцип работы спасательского летательного аппарата. Такой реакции крыс не ожидал, но стоически выслушал длинную лекцию изобретательницы, постоянно кивая головой с умным видом.

— Спасибо за такое подробное техническое описание этого устройства, — поблагодарил он, когда Гайка закончила. — Теперь я верю, что «Крыло Спасателей» — это сверхнадёжный самолёт.

Польщённая мышка скромно промолчала и заняла место в кресле пилота.

— Ты понял всё, что она тебе сказала? – поразился подошедший к крысу Дейл, мгновенно перестав держать на него зло.

— Нет, просто не хотелось её обижать, — заговорщицки шепнул он на ухо бурундуку. — Я и так ляпнул оскорбительную глупость про ваш самолёт. Зато теперь я точно знаю, что никак не связан с физикой.

— Ну, а ещё ты точно не альпинист, — заметил бурундук, вспомнив, как накануне его собеседник неуклюже карабкался по дубу, в котором располагался штаб спасателей.

Но крыс не обиделся. Наоборот, Дейл впервые увидел дружелюбную улыбку на его лице.

— Все по местам! – скомандовал Чип.

Когда все поднялись на борт, друзья хором воскликнули:

— Спасатели, вперёд!

И самолёт с тихим шумом взмыл в небеса.

                    *            *             *            *            *            *            *            *            *            *

 «Крыло Спасателей» осторожно лавировало между зданиями. Из-за недавних поджогов полицейские были начеку, и любой летящий предмет мог вызвать у них подозрение, поэтому Гайка вела свой самолёт, избегая их патрулей. Наконец она влетела в разбитое кем-то окно лаборатории Нимнула, находившейся на втором этаже обычного жилого дома.