Montery Jack
В гостях у Втулки

— Селестия оглядела собравшихся в комнате пони. — У нас со Спайком для вас хорошие новости… Спайк? — она озадаченно оглянулась, ища взглядом маленького дракончика.
– Кхем… — раздался деликатный кашель у неё под копытами, и из-под лошади, пыхтя огромной сигарой, вышел маленький зелёный дракончик. — Значит, так… — он достал из кармана небольшой договор и, водрузив на нос серебристые очки в стильной золотой оправе, зачитал его:
– Мы, нижеподписавшиеся Лорен Фауст от лица самой себя и Спайк Няшкозавр… чёрт, как это сюда попало? — удивился он под громкий хохот пони, — …от разноцветных лиц пони-актрис — продолжил он, хмуро глядя на своих подопечных, — подписали договор о нижеследующем:
1. Сериал «My Little Pony: Friendship Is Magic» по многочисленным просьбам фанатов продлевается ещё на три сезона с последующим возможным продлением ещё на пять…
Подпись, печать.
В комнате воцарилась немая сцена. Пони, кто как сидел, стоял или висел в воздухе, застыли на месте, отвесив челюсти и недвижимо уставившись в одну точку, словно были не в силах поверить своему счастью.
– Это всё, спасибо за внимание — Спайк убрал договор в карман и, довольно попыхивая сигарой, удалился вместе с миссис Селестией.

В комнату вновь ворвался розовый вихрь и принялся кружить по ней, захватывая в себя застывших пони и секунду спустя «выплёвывая» их обратно в новых костюмах. Вскоре пришедшие в себя пони уже с удивлением рассматривали свои идеально отутюженные пионерские наряды, а розовый вихрь, превратившись в симпатичную розовую пони-пионерку, отдал пионерский «салют» и замаршировал на месте, отбивая ритм передними копытами:
– Нашу любимую, за-пе-вай!

– Pony! — начала Розовая.
– Раз, два, три! — звонкими голосами подхватили её подруги, маршируя и салютуя.

– Pony!
– Посмотри!

– Это пони там идут,
Лорен песенки поют!

Отдавая пионерский «салют» и маршируя, вся шестёрка разноцветных пони скрылась за дверью комнаты отдыха…

– Святая грива Селестии, что это было? — Дитиз в ужасе уставился на погасший экран.
– Понравилось? — с ироничной ухмылкой осведомилась Втулка.
– Это что, пытка такая? — хмыкнул пришелец.
– Вроде того… — бледная мышь, усмехнувшись, сделала широкий жест, указывая на высящуюся на столе стопку кассет. — Ну что, продолжим? — она, ухмыльнувшись, вновь нажала на воспроизведение. На экране вновь возникли большие разноцветные пони.
– [Censored]… — глухо пробормотал Дитиз, пытаясь ослабить ремни…
Спустя три с половиной кассеты жестоких истязаний психики стойкий, казалось бы, ко всему пришелец, наконец, не выдержал… Броня с тихим треском начала отваливаться от него кусками и со звоном осыпаться на пол, щупальца обмякли и болтались словно сдувшиеся баллоны, а дикий взгляд нервно блуждал по комнате ИПа, меняя ориентиры со скоростью света — словом, выглядел пришелец так, словно уже месяц не ел любимых эрбургерсов…
– Ты будешь мне помогать? — вопросила Втулка, невозмутимо сверля пришельца глазами.
– Хи-хи! — Дитиз вдруг глупо улыбнулся и взглянул на неё. — Цветные лошадки, хи-хи!
– Чего!? — внезапно сбитая с толку бледная мышь изумлённо уставилась на явно сошедшего с ума пришельца.
– Цветные лошадки, цветные лошадки… — нараспев произнёс он, и снова глупо захихикал.
– Кажется, я малость перестаралась… — хмыкнула она.
Втулка сделала знак сгрудившейся возле неё Картошке и грязно-серые
картофелины вмиг облепили весело лопочущего пришельца. Повинуясь
очередному жесту своей повелительницы, они подхватили связанного
флибреброксца и потащили его в кладовку…
– Чёрт, как же узнать пароль к этой дурацкой базе данных… — Втулка помяла ноющие виски и злобно уставилась на мигающий запретом монитор. — Думай, мыша, думай…

*****

Орда Картошки доставила Дитиза в кладовку и, немало не заботясь о здоровье своего пленника, швырнула его на холодный каменный пол. Убедившись, что он лежит без движения, Картошка собралась в единую гигантскую руку, которая закрыла дверь кладовки на ключ, и с шумом удалилась. В темноте кладовки раздалась какая-то возня. Кто-то невидимый шумно запыхтел и заворочался, затем раздался удивлённый возглас:
– Дитиз!?
– Кто здесь? — изображавший бессознательность пришелец, насколько это позволяли связывавшие его ремни, крутанулся на месте, пытаясь разглядеть говорившего.
– Это я, Владимир… — пропыхтели из темноты. — Чёртова мышь экономит на электричестве, здесь темно, блин, как у негра в…
– Я понял — Дитиз ухмыльнулся в темноте. — Ты свободен или как? — спросил он.
– Ну, можно и так сказать… — хмыкнул критик, кинув хмурый взгляд на остатки картофельной «простыни».
– Ладно, погоди… — Дитиз, кряхтя, приподнялся, и с трудом удерживая сидячее положение, стал осторожно двигаться задом к ближайшей стене.
Доползя таким образом до неё, он перевёл дух и, собравшись с силами, упираясь
спиной в стену, стал осторожно подниматься на ноги. Он уже почти выпрямился,
как вдруг его правая опорная нога внезапно соскочила и он с грохотом рухнул на
пол.
– [Censored]! — выругался он. — [Censored]! [Censored]!
Приподнявшись с пола, он снова прислонился спиной к стене и начал медленный подъём. На сей раз, ему удалось таки выпрямиться полностью, но не успел он, отдышавшись, сделать первый шаг, как чуть было не рухнул снова, споткнувшись обо что-то на полу. Инстинктивно крутанувшись вокруг своей оси, он завалился вперёд, уткнувшись носом в холодную каменную стену.
– Ёрш твою медь… — зло пробурчал он. — Не мой сегодня день…
Наконец, ему удалось развернуться и утвердиться в вертикальном положении.
Примерно определив местоположение Владимира, Дитиз стал осторожно,
медленными шажками, приближаться к нему, но вскоре остановился, ибо
разглядеть что-то в этой тьме было даже теоретически невозможно.
– Чёрт! — буркнул он, вглядываясь в непроглядную темень. — Владимир, ты где? Гавкни хоть для ориентира…
– Гав… — хмуро донеслось из темноты.
– И то хлеб… — усмехнувшись, пришелец продолжил своё путешествие на голос своего связанного товарища. Вскоре он уткнулся во что-то мягкое и холодное.
– Владимир? — скорее уточнил, чем спросил он.
– Угу… — донеслось в ответ прямо у него перед носом. — Может, будешь так любезен и сдашь чуть назад? — ехидно фыркнул критик.
– Что? — Дитиз попытался разглядеть своего товарища сквозь окружавшую их темень и только тут заметил, что критик висит прямо перед ним вниз головой. — Погоди… — он усмехнулся. — Сначала тебе придётся немного поработать, Паучок… — повернувшись к нему задом, Дитиз приподнял, насколько смог, связанные щупальца и застыл в ожидании.
– И…? — хмуро поинтересовался Владимир.
– Ну, ты же вроде белка, — усмехнулся пришелец, — а у белок острые зубы… Но предупреждаю, — тут же добавил он, — вздумаешь укусить — останешься без них!
– И не мечтай! — фыркнул критик, впиваясь своими острыми беличьими зубами в край связывавшей того верёвки, и тут же поморщился: — Тьфу ты, картофель…
Вскоре, щупальца пришельца почувствовали относительную свободу, рванув из последних сил связывавшую его верёвку, Дитиз разорвал свои картофельные оковы и с наслаждение потёр затёкшие щупальца.
– Порядок! — он повернулся к висящему критику. — Благодарю за помощь, теперь моя очередь…
Пришелец вытащил из-за пояса мачете и перерубил картофельную верёвку, критик грузно плюхнулся ему под ноги.
– Спасибо… — выдохнул он, с трудом поднимаясь на ноги. — Ох-х… — он вдруг схватился за свой вздувшийся живот.
– Ну, что ещё? — буркнул пришелец.
– Ты когда-нибудь пробовал есть три килограмма сырой картошки натощак? — огрызнулся критик.
– Нет… — Дитиз усмехнулся.
– И не пробуй! — буркнул тот. — Надеюсь, у них здесь есть туалет…
– Не волнуйся, обратно мы пойдём как раз мимо него… — усмехнулся Дитиз, вспомнив замаскированный вход в Подвальчик на даче у Прапора.
– Кстати, — вспомнил Владимир, — как они смогли тебя поймать? Небось, заманили понями? — он усмехнулся.
– Скорее, наоборот — Дитиз осклабился в едкой ухмылке. — Пусть думают, что я сошёл с ума от передоза их пони-секретов и ни на что уже не гожусь… У меня для них есть маленький сюрприз — он вытащил из-за пазухи спрятанный там флибреброкский крио-ган и, ухмыльнувшись, ласково провёл рукой по его гладкому холодному стволу.
– Что-то он как-то не очень внушает… — с сомнением хмыкнул критик, разглядыва я небольшой блестящий пистолет.
Вместо ответа Дитиз нажал на курок своего крио-гана, после чего не спеша
подошёл к покрытой льдом запертой двери и с разворота, с силой ударил по ней
своим мощным хвостом — та тут же разлетелась на ледяные куски вместе с
металлическим запором.
– Внушает… — был вынужден согласиться критик. — Беру свои слова обратно.
– Кроме того, мне нужно было узнать, где они тебя держат — Дитиз, спрятал крио-ган обратно за пазуху, в потайной карман потрёпанного пиджака. — Хотя, броню всё-таки жаль… — он с сожалением вздохнул.
– Броню? — не понял Владимир.
– Не важно… — Дитиз махнул щупальцем. — Идём, кое-кто нас уже наверное заждался — он, усмехнувшись, направился вглубь слабо освещённого тоннеля.
Они прошли уже значительную часть пути до комнаты ИПа, где хозяйничала Втулка, когда внезапно раздался какой-то приглушённый шум, что-то или кто-то приближалось к ним с противоположной стороны.
– Тсс! — Дитиз приложил щупальце к губам, приказывая замолчать. — Ты слышишь?
– Кажется, мы здесь не одни — хмуро заметил Владимир.
– Кто бы это ни был, он не знает про нас…