Montery Jack
В гостях у Втулки

— хмуро буркнул он, доставая из-за плеча огнемёт. — Если я не ошибаюсь, Втулка Гиговна? — пришелец насмешливо усмехнулся.
– Не ошибаешься, посланник моей младшей сестрёнки — Втулка насмешливо усмехнулась в ответ. — Я, как раз, собиралась послать свою Картошку за кем-нибудь из вас, но, как говорится, на ловца и зверь… — она насмешливо взглянула на флибреброксца.
– Меня никто не посылал — и, уж тем более, Гайка! — фыркнул Дитиз, поудобнее устраивая палец на курке. — Я сам пришёл…
– Ну, раз сам, тогда проходи, устраивайся поудобнее — гостем будешь… — Втулка сделала незаметный знак, и в тот же миг толпившаяся за её спиной Картошка огромной тёмно-коричневой лавиной молча прыгнула на не ожидавшего этого пришельца.
– Твою… — Дитиз едва успел нажать на спуск, как в следующую секунду оказался погребён под огромной коричневой массой грязных скользких картофельных тел…
– АААРРГРРХ!!!
Куча-мала, устроенная Картошкой внезапно разлетелась в разные стороны, молча в ужасе отскакивая от смертельного огнемёта, и из-под неё показалась облепленная поджаренной картошкой могучая фигура инопланетянина в ободранной химзащите, со зверской ухмылкой на перекошенных от злости губах поливающего огнём всё вокруг.
– Получите, сволочи!!! — огнемёт гигантской струёй прошёлся по ближайшему отряду Картошки, превратив его в хрустящие жареные чипсы. — Это вам за Владимира!
Дитиз разбушевался не на шутку, его огромный огнемёт работал без устали, поливая смертельным пламенем в тихом ужасе бегущую от него Картошку, чьи ещё недавно тесные рядя стремительно редели. Вскоре, в комнате ИПа остались только Дитиз с бледной мышью…
– Браво! — с непередаваемым сарказмом произнесла Втулка, хлопая в ладоши. — Какие мы молодцы! Справились с беззащитными овощами…
– А ты не радуйся раньше времени… — Дитиз хмуро сплюнул и вытер грязным рукавом закопчённое лицо. — Сейчас твоя очередь поджарить зад…
– Как скажешь — бледная мышь, усмехнувшись, откинула свою тёмную накидку и направила на него свою гаусс-пушку. — Давай, жарь… Ну, что же ты? — она с усмешкой смотрела на хмуро застывшего пришельца.
Дитиз, ни слова не говоря, бросил на пол свой уже почти разряженный огнемёт и с нескрываемой злостью взглянул на бледную мышь.
– Не в моих правилах бить женщин, даже если они мыши… — буркнул он, опускаясь на пол… и в следующую секунду внезапно бросаясь ей в ноги.
Не ожидавшая от него такого подвоха, сбитая им с ног Втулка упала на спину, выронив гаусс-пушку и увлекая пришельца за собой.
– Если хочешь порезвиться, киса, так бы и сказал… — насмешливо фыркнула она, глядя на лежащего на ней сверху жёлтого инопланетянина. — Я бы нашла нам местечко поудобнее…
– Чего!? — Дитиз опешил.
И тут же получил мощный апперкот слева в челюсть, отбросивший его в сторону.
– А того… — насмешливо фыркнула Втулка, поднимаясь и отряхиваясь. — Не зевай, киса, если не хочешь попортить своё личико… Хотя, куда уж… — она насмешливо хмыкнула, глядя на неказистого жёлтого инопланетянина.
– Предпочитаешь брутальных красавчиков вроде Юргена? — Дитиз цинично усмехнулся. — Ну, извини, какой уж есть…
– Ещё одно слово про моего мужа, — в голосе бледной мыши послышались жёсткие, стальные нотки, она вновь направила на него свою гаусс-пушку, — и от тебя останется только один ник!
– А мы, оказывается, грозные… — Дитиз саркастично усмехнулся. — Особенно, с гаусской в руках!
– Предпочитаешь кулачный бой? — Втулка хмуро положила свою гаусс-пушку на стол. — Я не против…
В следующую секунду, Дитиз потирая ноющую нижнюю скулу, вновь очутился на земляном полу.
– Я уже говорил, что не бью женщин? — хмуро поинтересовался он, поднимаясь и сплёвывая выпавший зуб. — Но для тебя я сделаю исключение…
Втулка едва успела увернуться от его нокаутирующего удара ногой и, мгновенно развернувшись, нанесла ответный удар в противоход. Охнув, Дитиз схватился щупальцем за грудь и злобно взглянул на неё.
– Ну давай, киса, покажи на что ты способен — поддразнила она его, насмешливо улыбаясь.
Дитиз лишь хмуро огрызнулся и вновь перешёл в наступление… Это была схватка равных бойцов. Пришелец и бледная мышь обменивалась мощными, хлёсткими ударами, попеременно отправляя друг друга в нокдаун, но добивать не спешили — так диктовал им их кодекс чести. Наконец, когда преимущество начало постепенно переходить к Втулке, Дитиз решился на неожиданный ход… Дав бледной мыши приблизиться к себе на дистанцию очередного удара, он вместо того, чтобы защищаться вдруг резко выбросил свои щупальца в её сторону и, обхватив ими опешившую мышь, быстро подтащил её к себе, после чего, цинично ухмыляясь, наклонился… и поцеловал её.
– Ты…! — Втулка с отвращением вытерла губы. — Да как ты вообще посмел ко мне прикоснуться!
– Легко! — Дитиз, усмехнувшись, вновь привлёк её к себе, не ослабляя хватки своих щупалец, и, приблизив к её перекошенному от ярости лицу своё, осклабился в довольной усмешке. — Ты, кажется, хотела порезвиться, киса? — передразнил он её, на удивление точно копируя её хриплый голос.
– Отпусти! — Втулка изо всех сил пыталась вырваться из железной хватки его щупалец.
– Ну что же ты, киса… — усмехнулся он. — Вот он я, давай же…
– Держи! — Втулка, внезапно изловчившись, пнула его свободной ногой между ног, но инопланетянин даже и ухом не повёл.
– Ты что, не знаешь, что у нас, флибреброксцев совсем другая физиология? — насмешливо усмехнулся он.
– Ну прости, я прогуляла уроки ксенобиологии… — насмешливо фыркнула она, и, прежде чем Дитиз успел ответить на её подколку, в её освободившейся руке вдруг оказалась грязно-серая картофелина, внешне напоминающая небольшую «лимонку».
– Это ещё что за хрень? — удивился он, и в тот же миг, картофелина, резко оттолкнувшись от мышиной ладони, взвилась в воздух и, описав красивую дугу, приземлилась ему на голову. И нажала на скрытую в боку кнопку-»глазок»…

– Ну, как тебе моё новое био-оружие? — насмешливо поинтересовалась Втулка, когда сердитый флибреброксец вновь материализовался в комнате ИПа после взрыва и тут же оказался крепко связан ремнями.
– Сказал бы я «как», да воспитание не позволяет… — хмуро буркнул он, исподлобья глядя на довольно ухмыляющуюся бледную мышь.
– А знаешь, ты достойный противник — Втулка отвесила вежливый поклон. — Мне было приятно с тобой сражаться.
– Прости, но не могу сказать того же… — буркнул Дитиз.
– Что-то ты больно хмурый… — Втулка, весело усмехнувшись, продемонстрировала ему кассету с наклейкой «MLP: Тайны за семью печатями”. — Но я знаю, что тебя развеселит…
Она вставила кассету в электронную машину ИПа, служившую одновременно видеомагнитофоном, на экране возникла хорошо знакомая пришельцу заставка и раздались звуки весёлой мелодии:

My Little Pony, My Little Pony,
What is friendship all about?
My Little Pony, My Little Pony
Friendship is magic!

*****

– Фух-х, ну и жарища в этом павильоне… — Жёлтая пони устало плюхнулась на мятый кожаный диван. — Топят как в печке…
– Да уж, сегодня они особенно «зажгли»… — усмехнулась Рыжая пони, потягивая через соломинку прохладительный напиток.
– Дык, действие серии происходило в пустыне — вот они и «поддали жару»… — хихикнула Фиолетовая пони, обмахиваясь копытом как веером.
– А если в следующей серии действие будет на северном полюсе они нас что, заморозят? — хмыкнула гламурная Белая пони, элегантно отпив холодного шампанского из своего бокала с изящным хрустальным вензелем из букв R и T.
– Хи-хи-хи, заморозят!!! — Синяя пони-пегас, зависшая под потолком, от смеха перевернулась на спину прямо в воздухе, чуть не упав на пол.
– А что здесь смешного? — наивно спросила Жёлтая.
– Спроси у Синей… — недовольно фыркнула Фиолетовая.
– Кстати, а где Розовая? — поинтересовалась Рыжая, с хрустом откусывая огромное спелое яблоко.
Не успела она это произнести, как в комнату отдыха ворвался настоящий розовый ураган. Подняв тучу пыли и своротив по дороге пару стульев, ураган остановился в центре зала, и глазам удивлённых пони предстала их подруга Розовая в «заклёпанной» косухе, накинутой на голое тело, и кожаных перчатках без пальцев. Взяв в руки невесть откуда взявшийся микрофон, она ударила по струнам гитары и запела высоким хриплым голосом:

Pony des samma mia
Pony und des rosinenkuchen
Pony jawoi des samma mia
Pony und des rosinenkuchen!

Внезапно, на неё сверху пролился дождь из разноцветной посыпки для кексов, обсыпав её с ног до головы.
– Ганс, мать твою, я же сказала: «душ», а не «дождь»! — Розовая погрозила кому-то наверху копытом.
– Извини, перепутал… — раздался насмешливый мужской голос из динамиков.
– Ммм… кексики ! — Розовая, слизнув посыпку, довольно облизнулась… и в следующую секунду исчезла в крутящемся розовом вихре.

– Что это было? — удивлённо поинтересовалась Жёлтая.
– Cirque du Pinkleil — насмешливо фыркнула Белая.
– Кстати, о цирке… — Рыжая нахмурилась. — Долго мы ещё будем играть этих травести-лошадок? У меня уже круп болит… — она потёрла ноющую спину.
– Не понимаю, почему было не взять на эти роли кого-то, соответствующего их возрасту — Белая пожав плечами, отпила шампанского.
– А где ты видела шестилетних гламурных стерв? — съязвила Фиолетовая, а Синяя прыснула со смеху, и, не удержавшись, всё-таки свалилась на пол.
– Дискорд тебя побери…
– Нечего витать в облаках… — насмешливо фыркнула Фиолетовая.

Внезапно, в комнату отдыха вновь ворвался бешеный розовый ураган, но, на сей раз, он предстал перед нахмурившимися пони в облике некоего готичного монстра с разукрашенным чёрно-белой краской лицом, одетом во всё кожаное и металлическое. Оскалившись в ехидной усмешке, он вытянул вверх две «козы», высунув длинный розовый язык и, энергично тряся головой, исторг из своей лужёной глотки:

Get up!
Everybody’s gonna move their feet
Get down!
Everybody’s gonna leave their seat

— You gotta lose your mind in Ponyville Rock City! — взревел он, раскачиваясь в такт песне, на последних аккордах из грифа его «готичной» гитары брызнул огненный фейерверк, едва не подпалив хвост вновь было воспарившей под потолком Синей.
– Эй, что за… — начало было она, но розового монстра уже и след простыл.

– А где наш Няшкозавр? — поинтересовалась Рыжая. — Небось, опять из Хозяйки зарплату выбивает…
– Ага, для себя! — хихикнула Синяя, схватившись копытами за животик.
– Шубись! — воскликнула вдруг Фиолетовая, следившая за входом. — Директриса идёт!
– Девочки, что тут у вас происходит? — в комнату отдыха вошла элегантная белая лошадь с небесно-радужной гривой.
– Ничего, просто Розовая немножко шалит — улыбнулась Жёлтая.
– Ну-ну… — она нахмурилась.
– Всё в порядке, миссис Селестия — заверила её Белая.
– Да, у нас всё под контролем — добавила Фиолетовая.
– Окей…