Прапорщик Тихий
Улицы недобитых фонарей. Шестая серия. Допрос

«Бред какой-то!» (С)
Roman A. Bulygin
эпиграф до кучи

Допрос

Дейл положил ручку и со вздохом откинулся на спинку стула — все, почти полугодовое расследование завершено. Теперь Мепс сядет всерьез и надолго. Жаль на «вышку» доказательств не набралось, но ничего, по совокупности все равно, что пожизненное Мепсу гарантировано. Полгода поисков, допросов, слежки и экспертиз — все позади, теперь они все могут слегка расслабиться.

Дейл завязал последнюю папку и положил ее в стопку, вмесите с остальными. Папки по этому делу занимали почти половину его кабинета. Дейл последний раз пересчитал папки — все на месте. Даже если на суде 9/10 всех доказательств отсеются, оставшегося хватит с лихвой.

Дейл подошел к шкафу с бумагами и пнул по дверце, она хлопнула. Вжик, спавший на шкафу, взлетел, и, спросонья, врезался в потолок. Спустившись, он что-то невнятно пропищал и выразительно покрутил пальцем у виска.

— Пошли, — Дейл подмигнул и изобразил многозначительную фигуру из двух пальцев.

— %:?:%:%! — согласился Вжик.

В коридоре они встретили Гайку и Рокки тащившего кассету с сегодняшней записью Толстопуза.

— Пойдем к шефу! — предложил Дейл и многозначительно подмигнул.

Сроки страдальчески вздохнул, сгибаясь под тяжестью кассеты.

— Дейл, рабочий день еще не окончен! — елейным голосом ответила ему Гайка.

Дейл порылся в кармане и вытащил оттуда антикварный брегет на цепочке. Сковырнув ногтем крышку и насладившись парой татов из «Боже, царя храни», он с нескрываемым удовлетворением убедился, что было без одной минуты пять.

— Дык! Пока идем, он кончится! — возразил он Гайке.

— Ты всегда найдешь отмазку! — улыбнулась Гайка, — Хорошо, только мне нужно прогнать кастету и через анализатор, и привести себя в порядок после Стикса, — Гайка картинно сморщила носик, изображая брезгливость — Гайка не была брезгливой, но в силу склада характера любила порядок и чистоту, отчего часто страдали и остальные члены команды.

— Гаечка! — простонал Рокки, почти лежавший на полу, придавленный кассетой.

— Рокки! Мы пошли! — оторвалась она от разговора с Дейлом.

— Мы у шефа! — крикнул вдогонку Дейл.

Рокки сгрузил кассету в лаборатории Гайки и отправился отмываться, а Гайка несколько минут усиленно терла мочалкой с мылом руки и лицо, пока последняя молекула грязи не была с позором изгнана.

Побрызгав вокруг ароматизированным «юкосом» и включив вытяжку, Гайка села за компьютер.

Кассета с жутким ускорением крутилась в магнитофоне, а 10-гигаерцовый АЦП усердно отлавливал каждый писк шестерок Толстопуза. Оцифрованная запись по тончайшему оптоволокну с гигабитной скорость предавалась в Национальный суперкомпьютерный центр. Оптоволокно шло по нескольким туннелям, прорытым кротами для спасателей еще очень давно, и выходило наружу в подвале центра, где и было подключено одному из маршрутизаторов.

Этим маршрутизатором люди никогда не интересовались по одной простой причине — он до си пор серьезно не ломался, а мелкие поломки вроде отвалившихся контактов Гайка оперативно устраняла. Она очень ревностно относилась к своим обязанностям, и даже взяла на себя шефство над сетью центра.

С тех пор ни одна из многочисленных хакерских атак на центр не удавалась, даже если хакеру удавалось прорваться за брандмауэры, Гайка оперативно отключала его и восстанавливала защиту, чем немало изумляла админов центра — ни она, ни ее компьютер не фиксировались ни в каких логах.

Сама Гайка была довольно известна в хакерских кругах среди людей на обоих побережьях под ником [RR]TeGdAg, но никто не знал о ней ничего — ни ее возраста, ни ее пола, ни даже, примерно, откуда она. Причем она сама ничего не взламывала, а только сообщала о найденных уязвимостях систем, причем зачастую таких, что использовать их не могли даже самые крутые хакеров в силу сложности реализации. Многие из людей знакомых с [RR]TeGdAg, даже думали, что его на самом деле не существует, как такового, а это работает страшно засекреченная группа аналитиков агентства, другие думали, что это шибко умный бот с искусственным интеллектом, выпущенный или вырвавшийся из какой-то лаборатории, третьи полагали, что это сам БГ, выучивший, наконец, что-то посложнее Турбо-Бейсика, но все сходились на том, что [RR]TeGdAg чрезвычайно умен и образован, настоящий профессионал своего дела, а оно из самых известных хакерских сообществ даже присудило ей honor roll #1 за вклад в развитие хака. Распечатка скана доски висела у нее в лаборатории среди многих других наград и дипломов, но Гайка гордилась ею больше всего, так как это была первая награда, полученная ею от людей.

Гайка взглянула индикатор загрузки — через пару минут запись будет перекачана на дисковый массив в суперкомпьютерном центре. Все, готово. Она вызвала на экран очередь задач на обработку — рабочий день кончался и список был уже почти пуст. Поставив свои задачу в очередь поближе к 3 ночи, когда даже самые упорные трудоголики уже свалятся замертво, и не будут обращать внимания на резко возросшую загрузку компьютеров. Мощности компьютеров центра вполне хватало на распознавание речи в реальном времени, но Гайка решила не наглеть — ей хватало 15% вычислительных ресурсов, чтобы получить необходимый результат.

Уже существующая программа распознавания была существенно переработана Гайкой — она распознавала 99,9999% слов, могла узнавать голоса и даже понимать звуки.

Гайка потянулась и взглянула на часы — пора, ее наверно уже заждались. Сделав несколько приседаний, чтобы размять затекшие мышцы и разогнать кровь, Гайка отправилась к шефу.

Рокки, отвязавшись от Гайки и отмывшись от следов пребывания в Стиксе, вошел в кабинет к Чипу и непроизвольно принял постойку смирно, заметив среди вобравшихся грузную фигуру начальника главка Фейвола Мышкевича.

— Вольно, ставший лейтенант! — улыбнулся начальник.

— Яволь, герр генарал! — Рокки присоединился к собравшимся.

С характерным позвякиванием из-под стола были извлечены наперстки самого младшего номера, затем пучки луковых перьев, соль и хлеб. Венчало все это великолепие головка швейцарского сыра, предоставленная Рокки. Не самый лучший сорт, почти никакого запаха, но Рокки щадил обоняние своих друзей.

— Кого еще ждем?

— Гайку и Тамми.

— Рокки, ты говорил, у тебя есть! — расплылся в улыбке Дейл.

— Ну, есть…

— Так беги!

Рокки исчез в направлении своего кабинета, н вернулся притаранив большую охотничью фляжку из нержавейки, которая едва пролезла в дверь. Совместными усилиями фляжка была водворена в кабинет. От едва слышного побулькивания ее содержимого у всех присутствующих явственно засосало под ложечкой.

— Вот он, — Рокки, сладострастно улыбаясь, поглаживал фляжку по выпуклому боку, — Это Дон Киход прислал, начальник испанского отделения Интерпола, девять звездочек…

— А чего не десять? — спросил Дейл, — Зажал звезду…

— А то, что у Кихода имя Дон, а не Леонид.

Рокки свернул пробку, и весь кабинет сразу наполнился ядреным запахом дубильных веществ. Разлив светло-коричневое содержимое по наперсткам друзья чокнулись и залпом выпили горькую жидкость. Вжику достались капли из опустевших наперстков/

— Эх, хорошо… — произнес Дейл, развалившись на стуле и погладившая живот. Вжик, разместившись среди закусок, поддакнул утробным жужжанием.

— А то!

— Еще по одной?

— Погоди, сейчас эта дойдет…

Через несколько секунд химически вещества, содержащиеся в жидкости из фляжки, растворившись в крови, проникли в мозг. Напряжение спало и сразу стало легко, мысли свободно текли по информационным каналам, стыкуясь в самых причудливых сочетаниях, а в организме наступило приятное расслабление.

Вслед за одним наперстком последовал второй и третий…

Но отдых команды был неожиданно прерван — в дверь постучали.

— Кого еще… — буркнул Чип, поспешно накрывая улики газетой

— Это чужие…

— Вжик, проверь!

Вжик подлетел к двери и, выглянув в замочную скважину, кивком подтвердил — чужие.

— Войдите! крикнул Чип.

— рОзрешите… — дверь открылась и в нее с трудом просунулась морда кота весьма сибирской породы в чине сержанта.

— ТОварисч… — кот заметил начальника главка и непроизвольно выпрямился, пытаюсь стать «смирно», но врезался шеей в притолоку и застыл в положении вопросительного знака.

— ТОварисч генерал рОзрешите Обратиься к тОварисчу младшОму лейтетнанту!

— Разрешаю, — процедил сквозь зубы Фейвол, с трудом пытаясь сохранить вертикальное положение тела.

— ТОварисч младшОй лейтетнант, Орестованый для дОпроса дОставлен!

— К-какой арестованный? — Дейл поперхнулся воздухом.

— Орестованный Мепс, — сержант сверился с квитанцией, — ПОлучите, рОспишитесь!

— Елки зеленые! Я его на 14 вызывал, а сейчас почти 18! Вы его, что через Китай его везли? — разозлился Дейл.

— Звнияйте, тОварисч младшОй лейтетнант, пока везли три пОпытки пОбега предОтвратили и пять нападений Отбили! — сержант потрогал лапой нос и поморщился.

Только тут все заметили, что у сержанта расцарапан нос и порвано ухо, а левый глаз почти заплыл под фингалом.

— Ладно, давайте его сюда, раз уж доставили, все равно треба уведомит, что дело в суд предается, — махнул рукой Дейл.

— Есть! — отзывался сержант, но тут как-то свесь странно задергался, его морда исказилась, как от зубной боли и исчезла за дверями.

Послышался шум какой-то возни, затем глухие удары, шипение и кошачьи вопли.

Через мгновенье в кабинет, с немалым ускорение приданным ему ударом ниже поясницы, влетел Мепс. Рыча что-то непечатное, сержант захлопнул дверь.

Мепс стоял, подпирая ушами потолок, пред своим следователем, который был его в три раза меньше ростом и молчал.

— Садитесь, арестованный, — Дейл подвинул ему стул, Мепс сел и зашмыгал носом, утирая лапами сопли.

— Я официально уведомляю, что ваше дело предается в суд. Вы можете еще что-нибудь добавить к вашим показаниям?

— Не-а, — мотнул Мепс головой.

— Что-то арестованный у вас какой-то зажатый, — высказался Фейвол, внимательно разглядывая Мепса, — дайте ему что-нить расслабляющее…

— И то верно! — поддержал начальника Чип.

Была извлечена на свет пробка от шампуня и вручена Мепсу, наполненная до краев из фляжки. Мепс недоверчиво принял предложенное, вздохнул и, шумно выпив из пробки, зажевал луковым пером.

— Гражданин Мепс, как вы докатились до жизни такой? — спросил его Чип, чего Мепс совсем не ожидал.

— Ну, как… Трудное детство, скользкий подоконник, деревянные игрушки, приколоченные к потолку… — запел Мепс обычную песню.

— Расслабляющее не действует, повторим попытку.

После второй, а, затем, и третьей пробки Мепс растаял и затянул

— По приютам я с детства скитался, не имея родного угла… — страшно фальшивя и перевирая такты.

Гайка открыла дверь кабинета Чипа и едва не ткнулась носом в кошачью спину, закрывавшую все видимое пространство. Гайка наморщила лоб и попыталась вспомнить, не ошиблась ли она дверью. Но надпись «Полковник Меплвуд» на ней отметала всякие сомненья. Гайка протиснулась между кошачьей спиной и стеной в кабинет, и заметила всю команду плюс Файвола, весьма заинтересовано слушающих рассказ Мепса.

— … и тут каак! и мы все каак! — засмеялся Мепс а за ним и спасатели.

Дейл едва заметным движение обратил внимание Вжика на вошедшую Гайку. То незаметно сполз со стола и коротким перебежками и перелетами двинулся к нейю

— Диктофон! — скорее догадалась, чем расслышала, Гайка, что прожужжал ей в ухо Вжик.

Она включила свет и одновременно с этим диктофон, спрятанный в соседнем кабинете.

— Ой, товарищ майор самое смешное пропустила! — Мепс заметил Гайку.

— Ничего, мы ей расскажем! Продолжай, так смешно!

— Так вот… — продолжил Мепс.

Гайка присоединилась к коллегам. Ей понадобился всего один взгляд, чтобы понять, что Мепс находится под воздействием какого-то препарата, блокирующего волю и растормаживающего нервные центры. В результате он болтал без умолку. Она мгновенно поняла, что сейчас Мепс и ее коллеги едут между собой игру, очень интересную игру — кто кого переболтает, кто кого вытянет на откровенность. Игра очень интересная и увлекательная, но очень опасная — противник мог оказаться более искусным психологом и тогда следователь мог начать играть в его ворота.

Этим методом дознания спасатели никогда не пользовались, на то был 13 отдел — это была игра не по правилам, это было неэтично и просто нечестно.

К тому же, результаты такой игры практически невозможно использовать как доказательства, хотя они могли быть неоценимы в оперативной работе.

Мепс принялся плакаться на свою жизнь в ОПГ Толстопуза

— Толстопуз хоть и босс, но козел еще тот, — ныл Мепс, занюхивая своей вечной шапкой очередную пробку.

— Но я все равно его люблю!

— С нашим атаманом не приходиться тужить! — затянул совсем фальшиво Мепс.

— А че, Толстопуз крут? Говорят Ратиган круче! — разводил Мепса Чип.

— Да Ратиган сосунок! Толстопуз всех сделает! У него весь порт под контролем, на улицах везде свои и это только начало! Скоро весь город будет его! Он начнет с мышей, потом кошки, потом собаки и, в конце концов, доберется до людей, а там захватит и весь мир! — завопил Мепс.

— Когда Толстопуз будет владеть миром, он обещал мне подарить Сан-Франциско, Бородавке — Лас-Вегас, Кроту — Майами, а Сопатке — Детройт.

— У меня будет собственный город, и я буду самым крутым! — Мепс окончательно закосел.

Дополнительные вливания ничего не дали — вытянуть из Мепса еще что-нибудь о планах Толстопуза не удалось.

Вызванный сержант, неодобрительно глянув на оперов, сгреб в охапку болтающего что-то уж совсем нечленораздельное Мепса и удалился.

— Что такое тут происходит! — вскочила Гайка.

— Напоили подследственного, сами, извиняюсь, нажрались, затеяли эту дурацкую игру! — Гайке поведение друзей не нравилось, и она резала правду-матку, невзирая на чины.

— Гаечка, успокойся! — улыбнулся Чип, — Сядь с нами выпей, расслабься!

— Чего хоть пьете?

Чип протянул ей наперсток. Гайка вдохнула терпкий запах напитка и залпом выпила, даже не поморщившись. С полминуты она шевелила бровями, прислушиваясь к собственным ощущениям.

— Шалфей, подорожник, мелисса… — Перечислила гайка компоненты жидкости.

— Можжевельник, кориандр, валериана и еще что-то… такое… такое… — Гайка щелкнула пальцами.

— Кора дуба! — подсказал Рокки.

— Точно! И ни капли алкоголя! — воскликнула Гайка.

— а то!

— Так это… — протянула Гайка.

— Донкиходово средство от всех болезней!

— Модернизированное мною! — вставил Рокки.

— А я то думала…

— Ну что ты, Гаечка, — улыбнулся Чип, — Мы ж не люди, в конце концов. И алкоголь на нас не действует, лучше меня знаешь.

Гайка недовольно сжала губки и покачала головой.

— Вот за что люблю нашего завлаба — произнес заплетающимся языком Дейл, — так за то, что она без стамески, без ничего, без спер… стер…

— Дейл, не выражайся! — шикнул на его Чип.

Тот жестом заткнул Чипа.

— Без спектроаналиазатора! — победоносно произнес Дейл, — Любую химию в два счета проанализирует, достаточно одно таблэтки! Тьфу, одного глотка! Гаечка, я тебя люблю! — Дейл уронил голову на стол и заснул.

Фейвол удивленно посмотрел на Дейла.

— Умаялся за наделю, плюс повышенная восприимчивость к шалфею, вот и сморило, — пояснил Чип.

— Видать и у Мепса повышенная восприимчивость, вон его как заколбасило! — удивился Фейвол.

— Валерьянка! — пояснила Гайка, — Тут ее 20% не меньше!

— Точно!

— Надеюсь, вы все понимаете, что использовать это материал мы не можем? — спросил Фейвол.

— Естественно, но нам это и не нужно — ничего конкретного мы не получили, — согласился Чип.

— Мне показалось интересным один момент… — произнес Рокки, почесывая подбородок.

— Начет мирового господства? — подколол его Чип.

— Мировое господство! — фыркнул Рокки, — Ерунда это все, берд сумасшедшего!

— Мне другое показалось интересными — Мепс сказал, что у Толстопуза весь порт под контролем и на улицах все свои.

— Да порт он контролирует — мы давно об этом знаем, — подтвердил Фейвол.

— Но зачем ему свои шестерки на улицах? Вот вопрос! Для сбора информации? Неужели информация на улицах так ценна, что ему не жаль средств на этих бездельников? Странно…

— А мне показался странным другой момент — планы мирового господства Толстопуза начинаются с мышей! — высказала свое мнение Гайка.

— Не с кошек или людей — именно мышей! А как он собирается контролировать мышей, ведь даже вся наша система не в состоянии полностью их контролировать!

— Вот и займитесь этими вопросами! — распорядился Чип.

— Погодите, погодите! — остановил их Фейвол, — Что-то вы слишком рьяно за это взялись! Откуда вы знаете, что Мепс действительно это выболтал это по-пьяни, и все это не тонко просчитанный ход Толстопуза, чтобы запутать вас?

— Хэ! Ну, во-первых — Мепс не такой умный, чтобы вести подобные игры, во-вторых, зачем это Толстопузу? Хотя, возможно, ты прав. Не следует замыкаться на этих версиях, нужно разрабатывать и другие. Но проверить все стоит, хотя бы, для того чтобы Толстопуз подумал, что мы клюнули.

— Хорошо так и сделаем! — выразил Рокки общее мнение.

— Ну, давайте по последней, на посошок, чтобы лучше спалось — друзья в последний на сегодня раз подняли наперстки

Растолкав Дейла, они проводили на верчений лифт Фейвола и разошлись по своим комнатам.

гайка была против как искусственного стимулирования мыслительного процесса, так и искусственного его затормаживания, но сегодня она признала примените донкиходова средства оправданным, бо мысль засевшая у нее в голове вряд ли могла дать ей заснуть, а завтра нужно быть бодрой, хоть и суббота и законный выходной, но дел предстояло выше крыши.

Действительно, как только ее щека коснулась подушки, Гайка провалилась в глубокий сон без сновидений.

Большое спасибо ув. тов.