StoneKing
Угощайся!

— Быстрее, Бинк, – кричала на бегу Тамми своей сестрёнке, оглядываясь через плечо. — Гурман уже нас заждался. Того и гляди опоздаем, и он всё слопает сам.

Та же в ответ только шумно пыхтела – ей было очень тяжело поспевать за своей старшей сестрицей.

Гурманом белочки называли молодого парня, который их подкармливал в парке то арахисом, то грецкими орешками, то семечками, а то и ягодами даже. Именно за то, что он обеспечивал им достаточно разнообразный рацион, ну и ещё за свою комплекцию – паренёк, по всему видать, и сам любил поесть от пуза, он заслужил у сестёр такое имя.

Вообще, они всем людям, которые любили угощать их чем-нибудь вкусным в той части парка, где они жили, дали короткие и ёмкие прозвища, поскольку их настоящих имён они не знали. Бывал у них старый и мудрый седобородый Профессор, любящий чертить своей тросточкой узоры на земле. Приходили их кормить и наглый рыжеволосый пацанёнок Воробей вместе со своей спокойной голубоглазой старшей сестрой Тихоней. Заглядывал сюда и забавный суетливый мужчина в больших нелепых очках, но он почему-то вместо нормальной, с точки зрения беличьей диеты, конечно, еды приносил кусочки сыра. Последний, которого, к слову, сёстры прозвали Счастливчиком из-за его странного танца удачи, всегда встречал белочек выражением лёгкой разочарованности на лице, будто бы ждал он совершенно не их, что, впрочем, не мешало ему угощать сыром всеядную Бинк.

Но на данный момент, в будний день до обеда, в этой части парка обычно никого не бывало. Только этот самый Гурман приходил сюда в это время суток, как по расписанию, и садился на самую щуплую скамеечку, чтобы покормить обитающую тут живность.

Вот и сейчас он сидел там со скучающим видом, но, только завидев издалека маленьких пушистых грызунов, он медленно поднялся и приветливо улыбнулся им.

Когда белочки добрались до скамейки, человек выудил из своей сумки небольшой холщовый мешок и извлёк оттуда на свет целую горсть чищенных грецких орехов.

— Жди тут, я принесу их тебе, — привычно попросила сестрёнку Тамми. Обычно она всегда забирала угощения, передавая часть из них Бинк, что почему-то очень забавляло наблюдавших этот акт щедрости людей.

— Нет, — запротестовала вдруг малышка, — я хочу сама!

— Нет, Бинк! Я за тебя отвечаю, а человек, даже если он нас кормит – источник опасности.

— Ну Тамми, пожалуйста! – малышка посмотрела на свою сестру таким умоляющим взглядом, что та, не в силах ему сопротивляться, без слов махнула лапой – дескать, бери сама, если хочешь.

Человек наклонился и вытянул перед собой ладони, полные орехов. Бинк бесстрашно залезла прямо на эту гору еды и начала поглощать её с верхушки. Некоторое время раздавался обычный хруст поедаемых орехов, но потом…

Тамми даже не успела понять, что, собственно, произошло. Миг – и в её ушки ворвался истошный человеческий крик, а ещё через мгновение её младшая сестрёнка, описав высокую дугу, с силой ударилась о землю.

— Бинки, ты в порядке? – подбежав к лежащей в траве малышке, обеспокоено спросила белочка. — Скажи что-нибудь!

— Больно… — тихонько простонала она в ответ.

Тамми бросила гневный взгляд на растерянного Гурмана — он совершенно не желал навредить малышке. Просто Бинк слишком увлеклась уплетанием лакомства и случайно прокусила кожу на его пальце — от  резкой боли он непроизвольно сильно тряхнул рукой, тем самым сбросив на землю юную белочку.

Увидев, что он натворил, человек хотел было сделать шаг, чтобы осмотреть пострадавшего по его вине грызуна, но Тамми, не понявшая его намерений, с угрожающим видом резко и с пронзительным криком подпрыгнула на месте и, приземлившись на все четыре лапки, выгнула спину. Нога человека, которую тот занёс для шага по направлению к белочкам, сначала неуверенно зависла в воздухе, а затем переместилась назад. Непроизвольно отступив таким образом на шаг, парень запнулся о стоящую позади него урну и, потеряв равновесие и опрокинув её, рухнул всем телом на хрупкую деревянную скамейку. Та не выдержала такого с ней обращения, и часть досок, из которых она была сложена, переломилась пополам.

Тамми же взяла на лапы Бинк и быстро скрылась с ней за ближайшим деревом. Когда она выглянула оттуда, то увидела, что рядом с уже поднявшимся на ноги Гурманом стоит неприступного вида хмурый полицейский.

— Вот негодяй! – уложив на траву сестрёнку, взорвалась Тамми. — Ну ничего, теперь у него точно будут неприятности!

— Тамми! – умоляющим тоном позвала её Бинк, но та всё не могла успокоиться.

— Сейчас ему выпишут штраф или арестуют, и поделом ему!

— Тамми! – повторила малышка.

— А? Что?

— Так нельзя… — возразила сестре Бинк. — Он же не нарочно. Я его укусила…

— Вот ты его укусила не нарочно, а он вон тебя как швырнул! Будет ему урок! Если бы не полицейский, я бы его всего искусала и всю его бумажную валюту бы погрызла… в качестве компенсации, — злобно произнесла Тамми. Впрочем, она уже стремительно остывала, поскольку обнаружила, что малышка серьёзно не пострадала.

— А дядя Рокки бы так не поступил! Он добрый, смелый и сильный Спасатель… — заметив на лице старшей сестры лёгкое замешательство, хитрая Бинк, знающая её как облупленную, сделала решающее дополнение, – как и Чип…

— Ну, эээ… — гнев Тамми окончательно уступил место смятению.

— Надо помочь ему, а то его накажут из-за нас, — добила её малышка. – Так все Спасатели делают…

— Ладно, Бинк, — сдалась наконец Тамми и, немного подумав, решительно добавила, — поиграем немного в Спасателей!

 

— Теперь, я думаю, Вы поняли, что акт вандализма в общественном месте – это серьёзное правонарушение, молодой человек, — нравоучительным тоном заканчивал читать нотацию полицейский. – Но поскольку Вы всё равно должны понести материальную ответственность за Ваши деяния, мне придётся Вас… Что за чертовщина?!

Последние слова служителя порядка относились к факту резкой потери им головного убора. Оказалось, что в похищении фуражки был виноват маленький дерзкий хвостатый воришка – Тамми собственной персоной.

— Куда? – только и успел произнести вдогонку стремительно удаляющемуся головному убору полицейский. Секунду спустя он уже бросился в погоню за похитителем, бросив на бегу вандалу поневоле «никуда не уходите, молодой человек».

Когда Тамми убедилась, что они с полицейским уже значительно отдалились от Гурмана, она стремительно вскарабкалась на высокое дерево и повесила фуражку на одной из веток, а сама вернулась к дереву у сломанной скамейки, под которым сидела Бинк.

— Он ушёл? – тяжело дыша, спросила старшая сестра младшую, хотя ответ был очевиден – никого рядом не наблюдалось.

— Да.

— Странно это всё-таки – быть Спасателем. Только на орехи получаешь, а самих орехов – нет! – сокрушалась Тамми. — Неблагодарная работа… И как только Чип от неё не устаёт?

— А вот и нет! – радостно воскликнула Бинк. – Орехи есть! Вон они!

И малышка указала лапкой на дупло дерева, под которым они сидели, откуда выглядывал узелок того самого холщового мешка. Оказывается, благодарный Гурман, не забыв удивлённо почесать в затылке, когда увидел, как полицейский убежал за вороватой белочкой, оставил Бинк, попутно осмотрев ту на предмет травм, все свои орехи…

Голиков Вячеслав (StoneKing)

23 сентября, 2012 года.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.