PengWin
Тёмная вода

За Гайкой бурундук отправился бы хоть на край света.

– По-моему, все тоже замечательно! – при этих словах Тамми Вжик, сидевший у нее на плече, быстро закивал. – Я еще нигде не была, кроме Нью-Йорка, так что с радостью одобряю место назначения. А зимой можно будет выбраться на какой-нибудь заросший пальмами островок в Карибском море! Да и не все ли равно, где проводить отпуск, когда рядом… – Тамми чуть не произнесла имя Чипа, но запнулась, обводя взглядом Спасателей, которые усердно делали вид, что ничего не заметили, – когда рядом такие верные и надежные друзья, как вы, ребята!

Гайка по очереди обняла всех друзей. Они не дали ей почувствовать себя без вины виноватой и своими словами загладили ее оплошность. Хотя оставалось еще услышать мнение Чипа, но изобретательница не думала, что оно будет сильно отличаться от остальных. Тамми была права. Таких друзей Гаечка нигде бы больше не нашла. Да и вообще, друзья сами нашли ее. Нашли в тот момент, когда она уже была на краю бездонной пропасти, вытащили ее из тоски и уныния и, без малого, подарили ей вторую жизнь. Дали понять, что она нужна им. И теперь они для мышки были больше, чем просто друзья. Команда Спасателей стала Гаечкиной семьей… Смыслом существования.

Импровизированный стол был уже накрыт, и все с аппетитом принялись за еду. Внимание Спасателей переключилось на Тамми, и они забросали ее вопросами, коих за два года накопилось немало. Белочка рассказала, что после случая с «Мальтийской мышью» она оставила маму и младшую сестру и подалась в Нью-Йорк в надежде стать актрисой Большого театра грызунов и играть на Бродвее. Но добиться своего оказалось для Тамми не так просто, как хотелось бы. Первые полгода она жила, где придется, и перебивалась случайными заработками. Ролей никто не давал, даже второсортных. Она уже разуверилась в успехе, когда в ресторан, где Тамми подрабатывала официанткой, заглянул на ужин один режиссер, который сразу же оценил отличные внешние данные белочки и предложил ей небольшую роль в своей постановке. Спустя еще полгода у Тамми уже отбоя не было от предложений. Досталась даже пара главных ролей. Карьера начинала потихоньку набирать обороты. Но Нью-Йорк так и остался для белочки лишь огромной рабочей площадкой. Ни близких друзей, ни, тем более, возлюбленного у нее там не было. Она писала письма Спасателям и на праздники посылала открытки лично Чипу. Тем и держалась, чтобы не сойти с ума от одиночества, которое чаще и острее всего ощущается именно в больших городах.

Когда Тамми закончила рассказывать, друзья с удивлением обнаружили, что уже минуло три часа пополудни.

– Ребята, нам нужно отправляться в штаб собирать вещи, – Гайка поднялась на ноги. – Наш самолет рано утром, и мне не хотелось бы на него опоздать.

– Ты права, Гаечка! Делу время, потехе – час, – слова Дейла вразрез разошлись с выражением его лица. В этот момент больше всего на свете ему хотелось остановить время.

– Мы что-то и вправду засиделись, – Рокфор помог собрать Тамми остатки еды в корзину. – Чиппер уже, наверное, выспался на год вперед и теперь места себе не находит. Мы ведь даже не удосужились записку оставить.

Про записку действительно никто даже и не вспомнил. Сказалась эйфория ожидания отдыха. Друзья снялись с насиженного места и быстрым шагом направились в сторону штаба. Покинув тень старого вяза, Спасатели полностью ощутили на себе все «прелести» середины лета. Воздух дыхнул на них жаром, как из раскаленной духовки. За время, проведенное ими на пикнике, Солнце раскалило атмосферу так, что жара казалась вязкой и какой-то осязаемой. Даже птицы перестали щебетать, укрывшись в своих гнездах, надежно спрятанных в густых ветвях парковых деревьев.

Подойдя к штабу, друзья вскарабкались на ветку, служащую взлетно-посадочной полосой для Гаечкиных самолетов, и направились к входу. Но, не дойдя до двери буквально пары шагов, все разом остановились, услышав душераздирающий крик Чипа, который оборвался так же резко, как и начался.

– Боже мой!.. Чип! – Гайка кинулась вперед, но Дейл успел схватить ее за руку в тот момент, когда она коснулась дверной ручки.

– Гайка, стой! Сначала мы с Рокки! – Дейл не стал ждать возможных возражений и, оттолкнув мышку в сторону, пинком распахнул дверь, врываясь вовнутрь. Рокфор заскочил следом.

– В гостиную, Дейл! Быстрее! – австралиец промчался мимо бурундука, чуть не сбив того с ног.

Дейл побежал было за Рокфором, но врезался в его спину, не отсчитав и десяти шагов. Мыш замер на месте, с тревогой и одновременно с облегчением смотря в сторону дивана, возле которого сидел Чип, испуганно хлопая глазами и не замечая никого вокруг. Рокки и Дейл медленными шагами приблизились к другу.

– Чип, что стряслось? – Рокфор наклонился к бурундуку. – Мы услышали крик.

Лидер Спасателей обвел друзей мутным взглядом, глядя как бы сквозь них, и быстро заморгал, пытаясь разогнать страшные картины сна, которые до сих пор стояли перед глазами. В дверях появились Гаечка, Тамми и Вжик.

– Что случилось, ребята? – Тамми разглядывала взъерошенного Чипа. – С ним все в порядке?

В этот момент заговорил Чип, взор которого все никак не хотел приобретать осмысленного выражения:

– Кошмар… кошмар… приснился… мне… я… я…

Слова командира заглушил хохот Дейла.

– Вот умора-то! Бесстрашный Чиппи испугался кошмарика! И даже с дивана свалился! Лапку не ушиб?! – корчился Дейл, держась за живот. – И еще кое-что, Чип: пижама под курткой смотрится очень мило!

Услышав сзади громкое «Кхм…», Дейл обернулся и встретился взглядом с Гайкой, отчего с него быстро слетели вся спесь и веселость. Мышка смотрела на бурундука с откровенной злостью, что с такой нежной и миролюбивой натурой, как Гайка, случалось нечасто. Дейлу захотелось провалиться сквозь землю, но доски пола все никак не расступались под ним, не желая выручать. Положение вызвался спасать Рокфор.

– Ну, раз ничего серьезного не случилось, я думаю, что мы с Дейлом и Вжиком начнем потихоньку собираться в дорогу. А Тамми и Гаечка побудут с Чипом, пока он окончательно не придет в себя, – не дожидаясь ни от кого ответных реплик, Рокфор положил Дейлу руку на плечо и вывел из гостиной. Вжик, сделав пару кругов вокруг лидера Спасателей, полетел за ними.

Гайка подошла к Чипу и помогла ему подняться на ноги.

– Спасибо, Гаечка! – бурундук только сейчас заметил белочку, тихо стоявшую в сторонке. – Привет, Тамми! Рад тебя видеть! – Чипа кольнуло то осознание, что он не лукавил, произнося последние слова.

– Здравствуй, Чиппи! С тобой действительно все в порядке? – в голосе Тамми сквозили неподдельные забота и участие.

– Да, да, все отлично! – лицо Чипа наконец-то приняло привычное сосредоточенное выражение. – Не хотелось бы этого признавать, но Дейл прав. Это действительно глупо – так испугаться сна!

– Я не вижу здесь ничего глупого, – Гайка сложила руки на   груди. – У всех бывают кошмары. А страх – естественная защитная реакция организма. Ничего не боятся только сумасшедшие.

Чип посмотрел на мышку влюбленными глазами.

«А она всегда умеет подобрать слова, – подумал он. – Без ее поддержки пришлось бы туго всей команде».

– Спасибо, Гаечка! – Чип перевел взгляд на наручные часы, висевшие на стене.