PengWin
Тёмная вода

Хотя друзьям оно, без преувеличений, показалось морем. В обе стороны, от горизонта до горизонта, простиралась водная гладь, окаймленная местами каменистыми утесами. Ветра не было, воздух будто бы застыл, и в гладком зеркале водоема четко отражалось Солнце и низкие кучевые облака. Дорога, слегка виляя, спускалась к берегу, где у причала стоял огромный паром, готовый в любую секунду отправиться бороздить глубокие воды озера. Автобус сделал еще один поворот, скрыв от друзей очаровавший их пейзаж.

– Гайка, у меня просто нет слов! – Чип возбужденно обернулся, желая взглянуть на озеро еще раз, и уперся носом в заднюю стенку автобуса.

– Я и сама, если честно, не ожидала… – мышка округлившимися глазами воззрилась на лидера Спасателей. – Оно такое огромное!

– Да, я, конечно, много где побывал, но иные природные чудеса не устают меня вновь и вновь поражать, – Рокфор подмигнул Вжику. – Вот, помню, как-то раз занесло меня в горную страну Тибет…

Закончить австралиец не успел. Автобус затормозил, скрипнув рессорами, и друзья с дикими возгласами радости попрыгали на землю.

– Эх, ну вот так и всегда, – пожаловался Рокфор Вжику и последовал за остальными.

Автобус пристроился в хвосте длинной вереницы машин, ожидающих очереди для погрузки на паром. Спасатели перебежали на обочину и, скрывшись в густой высокой траве, бодро зашагали в сторону судна. Вскоре растительность расступилась, и друзья оказались на краю широкой заасфальтированной площадки, к которой примыкал короткий причал. Перед въездом на пандус парома стоял небольшой грузовичок, груженный какими-то ящиками.

– То, что нам нужно! – Гайка потуже затянула лямки рюкзака. – Давайте по одному! За мной!

Мышка со всех ног пересекла отделяющие ее от грузовика несколько метров и ловко забралась в кузов. Затем то же самое проделали Тамми, Рокки и Вжик, которому в этом плане было проще всех.

– А у Гаечки неплохо получается руководить! – Дейл игриво поддел Чипа локтем. – Не отставай, командир!

Красноносый бурундук перемахнул площадку и скрылся среди ящиков. Чип на секунду задумался, сочиняя пару красивых, ласковых эпитетов для друга, но тут мотор грузовичка, громко чихнув, заурчал, и лидер Спасателей сорвался с места. На этот раз, к превеликому удовольствию бурундука, дело обошлось без игры в догонялки с человеческой техникой. Машина тронулась в тот момент, когда Чип уже перемахнул через борт кузова. Грузовик, резво преодолев причал, въехал на пандус и загрохотал по металлической палубе. Припарковавшись на указанное ему молодым матросом место, водитель заглушил двигатель, хлопнул дверцей и ушел на верхнюю, пассажирскую палубу.

– Кажется, приехали, – Чип сбросил с плеч успевший ему надоесть рюкзак и проворно вскарабкался на один из ящиков. – Неплохая здесь смотровая площадка, доложу я вам!

– Да, теперь несколько часов мы можем спокойно любоваться окружающими красотами. Паром – транспорт неспешный, – Гайка сбросила свой багаж рядом с вещами Чипа и размяла затекшие плечи.

– Это так радует, Гаечка! – Дейл уже вовсю приступил к «любованию красотами», жадно пожирая прекрасную изобретательницу влюбленными глазами.

– Чиппи, спускайся сюда! – белочка копалась в своем рюкзаке, сноровисто извлекая из него всякую снедь. – Нам всем не помешает перекусить.

– Еще бы, Тамми, девочка! – Рокфор кинулся было помогать белочке, но был остановлен писком своего зеленого приятеля. – Бампер? Какой бампер? Ах, этот! Что? Диета?! Вжик, дружище, не нужно произносить этого вслух. Для меня это самое страшное и неприличное слово на всем свете, – австралиец грустно почесал затылок.

Чип, уже спрыгнувший на пол кузова, расхохотался, глядя на озадаченную физиономию Рокки. Его смех лавинообразно подхватили и остальные. И лишь австралиец застенчиво улыбнулся, смутно начиная понимать, что голодным его никто из друзей не оставит.

 

* * *

 

После обеда маленькие путешественники занялись каждый своим делом. Гайка принялась проверять свои приборы, захваченные в поездку. Дейл же старался всеми своими бурундучьими силами ей помочь. И, хотя реальной пользы в этом от красноносого Спасателя не было ровным счетом никакой, бурундук радовался уже тому факту, что Чип, поев, залез на облюбованный им ящик и пока оттуда не показывался. Рокфор и Вжик решили прогуляться по автомобильной палубе, которая, если не считать нескольких водителей, дремавших в кабинах, была сейчас пуста от людей. Тамми вызвалась составить им компанию.

Чип сидел на деревянной поверхности ящика, обхватив колени руками, и грустно разглядывал бескрайнюю водную гладь озера. Поднявшийся ветер гонял по зеркальной поверхности небольшие волны, которые, достигнув борта медленно плывущего парома, разбивались на множество мелких брызг. Изредка капли попадали и на лидера Спасателей, но бурундук даже и не пытался смахивать их с шерсти или куртки. На Чипа снова навалилась необъяснимая апатия, и даже вид мило беседующих Гаечки и Дейла не затрагивал никаких струн в его душе. И лидера Спасателей это очень сильно тревожило. Он пытался списать все на свою болезнь, но получалось откровенно плохо. Перед глазами Чипа то и дело вставал мрак багажного отделения «Боинга»; он слышал: «Сейчас мы проверим, боитесь ли вы темноты»; чувствовал, как руки Тамми нежно обвивают его шею; ощущал тепло поцелуя – такого долгого и страстного. И этот сон стал для лидера Спасателей самым ужасным кошмаром. Если со страхом он еще мог, с грехом пополам, бороться, то с двоякими чувствами, бушевавшими внутри него – уже нет. Чип твердо знал, что любит Гаечку, но теперь он понял, что неравнодушен и к Тамми. При этом чувство к прекрасной изобретательнице и не думало угасать. Наоборот, оно вспыхнуло еще сильнее, будто пытаясь подавить все воспоминания, связанные с белочкой…

 

… – Возьмите их всех на ночь, – слова мамы-белки Спасатели приняли как нечто, само собой разумеющееся. Ведь они учинили такой погром! Бинк ущипнула Дейла за красный нос.

– Но мама! Я уже не маленькая, чтобы со мной нянчиться! – Тамми залилась краской, но тут же умиленно посмотрела на лидера Спасателей. – Но я пойду, чтобы помочь Чиппи с малышкой…

 

… – Отлично стреляешь, Гайка! – Чип уже отошел от того кавардака, который устроила Бинк, решив полетать на самолете Спасателей. – Твой гарпун просто нас спас!

– Ну что ты, Чип… – мышка, смутившись, прикрыла глаза.

– Но, Чиппи… – Тамми взяла бурундука под локоть, смотря на него влюбленным взглядом, – это ты самый храбрый среди нас! Настоящий герой!..

 

… – Но, Чиппи! У нас, у Спасателей, еще полно дел! – белочка стояла у кровати бурундуков, на верхнем ярусе которой уже спала маленькая Бинк.

– Ты не Спасатель, – Чип в порыве охватившего его раздражения ткнул в сторону Тамми пальцем, – ты всего лишь ребенок!

– Но Чиппи… – казалось, белочка еле сдерживается, чтобы не заплакать.

– И не зови меня больше «Чиппи»! – лидер Спасателей развернулся и рассержено протопал к выходу из комнаты, провожаемый недоуменными взглядами Гайки и Дейла…

 

…Лидер Спасателей ясно вспомнил тот день, когда судьба свела его с Тамми. Вспомнил так ясно, будто все это произошло не два года, а всего лишь неделю назад. Проклинать этот эпизод своей жизни уже вошло у Чипа в привычку. Тем более, как оказалось, Тамми ни капли не охладела к бурундуку, перебравшись в Нью-Йорк. И те открытки, что она присылала лидеру Спасателей на праздники… Чип, по непонятным ему самому причинам, не решился их выкинуть и старательно прятал от остальных друзей. Им совсем не нужно было знать, что написано в этих открытках. Сам же лидер Спасателей не ответил ни на одну весточку от Тамми. Бурундук просто не знал, что он должен ответить. Даже самые напряженные и опасные спасательные операции не ввергали Чипа в такую растерянность. Он был мастером своего дела, но вот в амурных перипетиях смыслил очень и очень мало. Ведь даже Гаечке бурундук до сих пор не смог внятно сказать о своих чувствах.