StoneKing
Цена прошлого

23 октября, 8:00

Дорогой дневник!

Я устала… Устала от тебя, твоих постоянных молчаливых упрёков, от того, что ты вообще существуешь – я снова почти не спала этой ночью из-за кошмаров! Почему?

Вот уже полмесяца прошло, как я стала членом команды Спасателей. Мы уже успели друг друга неплохо узнать, развернуть свой собственный штаб в доме у моих новых друзей Чипа и Дейла, раскрыть пару достаточно крупных дел — у меня осталась уйма хороших впечатлений от всего этого. Так много приятных открытий подарил мне этот новый мир, что, оказывается, был всё это время, что я провела в затворничестве, за пределами разбитого бомбардировщика, в котором я жила…

Но каждый раз, как я хочу что-то тебе написать об этом, я натыкаюсь на свои же собственные горькие мысли из прошлого и… яростно захлопываю тебя! Включаю погромче какую-нибудь из своих, как выражается Рокки, «шумных, как стадо разъярённых африканских слонов, тарахтелок», чтобы никто ничего не услышал, а потом тихо плачу в нововозведённой мастерской… Надоело!

Трудно сказать, зачем я тебя вообще завела сразу после получения известия о гибели отца… Похоже, взыграла моя ныне уже канувшая в Лету детская привычка – чуть что, сразу идти кому-то жаловаться. А жилеткой обычно в таких ситуациях выступал мой отец, а теперь её роль выполняешь ты… Но ты не отвечаешь так, как это делал мой папа, а вновь и вновь задаёшь мне мои же вопросы, которые постоянно копятся, но на кои не следует никаких ответов! Ты бесполезен!

А может, я просто боялась сойти с ума без возможности хоть как-то поделиться своим горем. Но, к сожалению, никак нельзя сказать, что мой рассудок всё же не повредился – я видела, как украдкой крутил пальцем у виска Рокфор, когда услышал, что все те ловушки, которыми был напичкан мой старый дом, были установлены специально для противодействия бродячим торговцам. Всё-таки он был прав – это ненормально. Поэтому ты и тут не принёс пользы – если бы не мои новые друзья, я бы просто окончательно спятила там у себя…

Сегодня у меня много дел, но завтра, где-то ближе к ночи, я с тобой попрощаюсь. Вести дневники, верно, не для меня. Надо жить сегодняшним днём, а то, что было раньше, – пускай горит огнём!

— Завтра наступило! – отрывая взгляд от записей в своём замаскированном под книгу «Основы термодинамики» дневнике и глядя на медленно уходящее с небосклона ржавое солнце, непреклонным тоном оповестила воздух Гайка и втянула носом дивную смесь пряных ароматов позднего осеннего вечера и щекочущего ноздри запаха только что разведённого мышкой костра.

Чахлое злато лепестков тусклого пламени грело продрогшее тело Гайки, которую, несмотря на всю её решительность и жаркую погоду, почему-то колотил озноб, но абсолютно не дарило тепла её душе. Мышке было удивительно наблюдать настолько необычный, мертвенно бледный свет огня, такого спокойного и равнодушного ко всему, что она тогда ощущала. Возможно, это шальной ветер сдувал с пламени краски, а может, шутило с цветовой гаммой мира доигрывающее свою партию солнце, что уже почти догорело, рассыпавшись рыжим пеплом по облакам у самого горизонта. Но скорее всего, это просто богатое воображение маленькой наблюдательницы так неслабо разыгралось.

Миг, и прощально взмахнув в воздухе своими страницами, книга полетела в объятия доселе скучавшего без горючего материала пламени. Толстый, выглядящий сверхнадёжно переплёт сопротивлялся огненной стихии недолго – сначала на нём проступило чёрное пятно, а затем, всё расширяясь, оно превратилось в миниатюрную зияющую пропасть, на дне которой остались никому не сказанные слова, уже успевшие частично исчезнуть с обугленных страниц.

Любопытный огонь с треском распахнул книгу и стал с присущим ему пылом листать её своими язычками. После Гайки он был первым чтецом её доверенных дневнику мыслей, но ему же предстояло быть и последним из тех, кто мог бы их прочесть. Но сему безмолвному свидетелю не светила долгая жизнь, ибо его гнев, способный спалить значительную часть парка, обязательно будет укрощён если не самим автором дневника, то бдительным смотрителем парка, потому Гайка могла быть спокойна — никто и ничто больше не будет напоминать ей о прошлом.

Мышка, удовлетворённо кивнув головой, бросила прощальный взгляд на то, что осталось от преданного огню дневника, и устало прикрыла глаза. Но когда она открыла их вновь, то обнаружила себя всё ещё стоящей подле костра с книгой, крепко сжатой в обеих лапках.

«Грёзы! – раздражённо подумала Гайка. —  Пора бы уже воплотить их в жизнь!»

И только она наконец решилась сделать это в действительности, как её кто-то окликнул:

— Добрый вечер, леди Гайка!

Так старомодно к ней обращался только один представитель разумной братии, а потому мышка ещё до того, как обернулась на голос, уже могла догадаться, что её приветствовал не кто иной, как доктор Арчибальд.

— Ох… Простите, я не ожидала… никого, – пролепетала застигнутая врасплох Гайка. В любое другое время она была бы рада обществу учёного бурундука, с которым познакомилась в первый же день, как переехала в Центральный Парк, ведь несмотря на свой весьма почтенный возраст, выдаваемый с головой инеем седины на его бурой шерсти, доктор сохранял ясность ума и трезвость мысли, а физиком он был высококлассным.

— Ну, я тоже не думал кого-то встретить здесь в столь поздний час – я тут часто гуляю в это время дня и обычно никого здесь не наблюдаю… — ответствовал Арчибальд, но тут же счёл нужным выказать обиду. — Впрочем, если я вам мешаю…

— Нет, доктор Арчибальд, совсем не мешаете, — протестующе замахала лапками Гайка. — Вы, наверное, что-то хотели мне сказать…

— Спасибо! Да, собственно говоря, ничего такого особенного я и не хотел от вас узнать, но… Просто странно это немного – жарким вечером стоять тут одной в тёплом комбинезоне так близко к костру с занесённой над ним книгой…  – бурундук выудил откуда-то из глубин своего коричневого костюма достаточно нелепого вида очки с квадратной оправой и, нацепив их на самый кончик носа и прищурив глаза, вслух прочёл название на обложке, – «Основы термодинамики». Не хотите же вы сказать, что решили тут почитать при свете огня? Вы ведь вознамерились её сжечь, не так ли?

— Да, вы правы, — призналась не видевшая смысла отпираться Гайка. – Вы, должно быть, разочарованы таким варварством?

— Нет, что вы – наверняка, у вас есть достойные причины для сведения счётов с этой книгой! Я понимаю, что такому талантливому специалисту, как вы, бесспорно, «основы» уже не особо интересны, да и книга эта, насколько я помню, достаточно старая – всё-таки, как уже известно современной малой науке, Маусзиус и Ратсон далеко не везде были правы в своих теориях…

Дальнейшие же слова учёного, несмотря на то, что тот наверняка не мог знать, что именно скрывается под переплётом именно её экземпляра «Основ термодинамики», заставили мышку встрепенуться, а затем и остолбенеть.

— Не позволяйте себе самой заблуждаться – историю нужно почитать как раз именно из-за того, что ошибки прошлого способны помочь нам в будущем. Без них, ошибок этих, не было бы того мира, в котором мы живём сейчас. О них следует всегда помнить, ибо это часть лика окружающей нас реальности, прямо как уроки детства для каждого разумного существа, что помогают уже взрослому индивиду стать более сильным и опытным. И потому, конечно же, никогда не стоит пренебрегать «основами» – все с чего-то начинали, о чём не мудрено и позабыть. Не сжигайте хорошую книгу, леди!

Окончив монолог, доктор Арчибальд внимательно вгляделся в лицо своей собеседницы — её отстранённый вид учёный, впрочем, ни капли не обидевшись, воспринял на свой счёт:

— Что-то я вас совсем, похоже, утомил… Ладно, всего вам доброго, леди Гайка! Ещё увидимся!

Под звуки удаляющихся шагов Арчибальда, костёр, сникший от потери интереса Гайки в том, чтобы накормить его книгой, довольно быстро потух, мстительно оставив равнодушную к его судьбе мышку в темноте уже пропадающего во вчера дня. Сама же мышка, немного погодя, медленным шагом направилась домой, навстречу уже завтрашнему дню…

25 октября, 8:00

 

«Дорогой дневник!

Я передумала! Ты мне очень нужен, и жаль, что я не понимала этого раньше. Забавно, что до этой мысли мне помог дойти случайный разговор с одним учёным. Хотя и подозрительно это как-то. Пускай это похоже на паранойю, но мне кажется, что это не просто совпадение – думаю, доктора Арчибальда кто-то подговорил.

Жаль, что ты не можешь мне ничего рассказать, но я только что поняла, что кто-то из моих друзей накладывал вчерашним днём на тебя лапы – и как я только сразу этого не заметила! Этот кто-то не очень любит порядок или обладает не слишком длинной памятью, поскольку поместил тебя немного не туда, куда обычно тебя кладу я, и ещё он наверняка неравнодушен к термодинамике, раз его заинтересовала твоя обложка. У меня ещё будет время точнее выяснить, кто бы это мог быть, хотя я, кажется, и так знаю, кто сунул свой любопытный нос в мои личные дела…

Если это воля случая – я благодарна судьбе, а если этому поспособствовал кое-кто из моих друзей – то… Дейлу.

 

Голиков Вячеслав (StoneKing)

15-16 октября, 2012 года.