Драко
Тени и пыль

— Там могла остаться спутниковая рация, защищенная от ЭМИ. Хоть узнаем, кто на кого напал…
Чип моргнул.
-Думаешь, спутники еще работают?
-А что им станется? — удивилась мышка. — Разве что ионизация будет мешать приему, но уж коли мы залетим в зону, где радиация оборвет сигналы, нам едва ли потребуется связь… Да! Еще найди баночку йода и погрузи в машину.
-Йод? — совсем растерялся бурундук.
-Именно, — мрачно отозвалась Гайка. — Лучшее средство от облучения.
Чип, сглотнув, нерешительно кивнул и зашагал вдоль дороги, закинув на плечо фосфорную палочку. Смертельно уставшая Гайка прислонилась к самолету.
-Кого я обманываю… — она зажмурилась, чтобы не плакать. Пальцы сами сжались в кулаки, сердце судорожно билось. Еще ни разу в жизни ей не было так плохо.
Некоторое время Гайка молча стояла с закрытыми глазами, тяжело дыша и пытаясь успокоиться. Нельзя, нельзя сдаваться сейчас. Друзья рассчитывают на нее, они в опасности. Господи, она бы с радостью отдала за них жизнь, только что изменит жизнь одной мышки?
Всхлипнув, Гайка сползла по гладкому металлу и закрыла лицо ладонями. Сдерживаться не осталось сил. Она слишком устала. Бывают задачи, решить которые просто не выйдет, особенно, если ты просто мышь… Обидно, господи, как же обидно!
-Не плачь, любимая… — ласковые руки легли ей на плечи. Всхлипнув, Гаечка уткнулась лицом в теплый мех на груди Чипа.
-Не могу, — бормотала она сквозь слезы. — Не могу, ничего не получается, бесполезно! Я только порчу все, к чему прикасаюсь, я никому не помогаю, я не спасатель!
Чип молча, нежно, гладил ее по волосам. Прошла минута; с трудом взяв себя в руки, Гайка последний раз всхлипнула и подняла голову. Их взгляды встретились.
-Тебя любят, — тихо сказал Чип. — Помни об этом, хорошо? В самые черные, страшные минуты, помни лишь одно: тебя любят. Ты наша путеводная звезда, Гаечка. Моя звезда.
Затаив от волнения дыхание, капитан ласково провел рукой по золотым волосам подруги.
-Только любовь имеет значение, — прошептал он. — Все прочее лишь тени и пыль. Пока мы любим друг друга, есть и надежда, Гаечка. Мы ведь не зря спасателями зовемся… — Чип грустно улыбнулся. — Многих ли может защитить пара маленьких зверюшек? Да, любимая, многих — но только если они, взглянув на нас, увидят надежду.
Гайка опустила глаза и несколько секунд молча сидела на холодном асфальте.
-Спасибо, — вздохнула она наконец. — Спасибо…
Чип помог мышке подняться.
-Легче стало?
-Конечно, — Гаечка с трудом улыбнулась. — Что бы я без вас делала, ребята…
Чип игриво прищурил глаз.
-Подкинуть идейку?
-Нет уж, спасибо, — Гайка погрозила ему пальцем. — Мне ну вот ни капельки не интересно, как бы я жила без вас.
-А мы без тебя уже давно жить не можем, — тихо отозвался Чип. Смущенная мышка отвела взгляд.
-Ну, ладно, — она решительно поправила защитные очки и подошла к самолету. — Осталось еще много работы. Ты, кажется, собирался искать рацию?
Чип тяжело вздохнул.
-Конечно, Гаечка. Уже иду…
Изобретательница проводила его улыбкой и вновь обернулась к машине. Покачала головой при виде кучи неподключенных проводов.
-Да уж… — Гайка со вздохом залезла в мешок с деталями. Некоторое время рылась там, затем выпрямилась, держа в руке изящный женский браслет с часами. Электромагнитный импульс погубил даже их, стрелки навеки замерли. Гайка с удивлением осмотрела циферблат.
-Четвертое октября? — пробормотала она, глядя на застывшие цифры календаря. Задумалась, вздрогнула. Уронив браслет, Гайка прыгнула в люк и подбежала к приборной панели, куда переустановила многие уцелевшие механизмы из вездехода.
-Но… — пораженная мышка недоверчиво коснулась выпуклого сапфирового стекла. — Как это возможно?!
Старые механические часы, не имевшие ни единой электродетали, прекрасно пережили ЭМИ, и сейчас невозмутимо показывали текущее время.
Три часа семнадцать минут ночи. Девятое октября.

Глава 2

Фокси с сомнением разглядывала Дэйла. Тот, гордо улыбаясь, крутился на месте.
-Ну, как? Я же говорил, что умею делать скафандры!
-Знаешь… — неуверенно протянула Фокси, — По-моему, у тебя получилось что-то другое.
-Самый настоящий скафандр, — обиделся Дэйл. — Точно как у судьи Дредда.
-М-м… А разве шлем не должен закрывать все лицо? — поинтересовалась Фокси.
Дэйл фыркнул.
-Да ты вообще этот фильм видела?
-Не видела, — согласилась летучая мышка, — Но мне казалось, скафандр нужен, чтобы дышать, когда вокруг ядовитый воздух или вода.
-Ага! — торжествующе воскликнул Дэйл. — Точно! И я об этом позаботился. Вот! — он вытащил из-за пояса кусок трубочки от коктейля. — По команде Гайки, я сую эту трубку под панцирь, и вуаля! — он попытался проделать упомянутую операцию, некоторое время пыхтел и крутился на месте, потом буркнул: — Ну ладно, чуть доработаю… Зато у моего скафандра есть присоска на спине!
Фокси прищурила левый глаз.
-Зачем?
-А ты представь: лезем мы на скалу, я, конечно, впереди всех, и вдруг Чип срывается в пропасть! — Дэйл с гордым видом указал себе за плечи. — Кто его спасать будет? У всех руки заняты, они за камни цепляются. А я — ррраз! — он попятился и с силой прижался спиной к покрышке стоявшей рядом машины. — Оборачиваюсь, приклеиваюсь к скале и вжжжих — Чип спасен!
Фокси задумалась.
-Постой. Но если ты впереди всех, как же ты его поймаешь?
Дэйл снисходительно улыбнулся.
-Где уж вам, простым грызунам, знать все хитрости спасателей. Открою секрет: поднимаясь в горы, мы всегда страхуем друг друга канатом, вот.
Летучая мышка улыбнулась.
-Теперь понятно. Не поможешь с моим скафандром? Подержи нитку…
-Сейчас, — кивнул Дэйл и попытался шагнуть вперед, но присоска намертво приклеилась к покрышке. Некоторое время бурундучок пыхтел, стараясь освободиться, Фокси молча ждала. Наконец, разозлившись, Дэйл открыл зажимы на плечах панциря и вывалился из скафандра, чуть не ткнувшись носом в асфальт. Поднялся, отряхнулся, почесал за ухом.
-Все будет хорошо, вот увидишь! — Фокси постаралась его утешить.