Драко
Тени и пыль

Яростно рявкнув, доберман с оскаленной пастью метнулся в атаку — что от него и требовалось. В подобных играх Рокфор был экспертом высшей пробы.
Задыхающийся от ярости пес, разумеется, не обратил внимания, что нахальный грызун так и не сделал ни единого шага внутрь фургона и стоял в дверях. Рокки потребовалось всего лишь чуть отступить назад — и он провалился вниз, под самым носом у рычащего добермана. Тот по инерции выскочил из фургона и встал в боевую стойку, свирепо озираясь.
-Пора! — шепнул Чип. Фокси, кивнув, беззвучно метнулась в фургон. Спустя миг она вновь вынырнула из машины, держа в когтях Дэйла и, натужно работая крыльями, полетела в сторону. Чип дал знак Рокфору.
-Эй, котик! — весело позвал тот, единым движением запрыгнув обратно в фургон и вновь заняв позицию на самом краю кузова. — Кис-кис-кис…
Доберман обернулся, как ужаленный.
-Ты!!! — прорычал он, приседая для прыжка. — Жалкая крыса!!!
-Не крыса… — Рокки в последний миг шагнул вперед и пес пролетел прямо над ним, с грохотом покатившись по полу фургона, — …а бесстрашный австралийский мыш.
С этими словами он захлопнул створку, подпрыгнул, ловко уцепился за рукоять и успел сунуть отрезок трубы в ушки для висячего замка как раз в тот миг, когда обезумевший от ярости доберман всем телом ударил в дверь изнутри. Фургон затрясся.
-Да, и еще! — крикнул в щель Рокфор. — Прежде, чем выть и звать на помощь — подумай, как объяснить атаману, что тебя заперла мышь! — ухмыляясь, он спрыгнул на землю и довольно потер руки.
-Так-то… — Рокки перевел дух. — Ну, где там наш Дэйл?
Чип с громадным облегчением утер со лба пот.
-Фокси несет его к самолету. Поспешим и мы… — он запнулся и посмотрел на свою руку. Поднял голову к небу.
-Нет… — в ужасе прошептал Чип. — Только не сейчас…
Молча подошел Рокфор. Капитан обратил к нему беспомощный взгляд.
-Пепел, — сказал он тихо, показав почерневшую ладонь.
Рокки сжал кулаки.
-Самолет защитит. Быстро, обратно!
-Но… — Чип сглотнул. — А как же вояки Кургана?
-Мы им ничем не поможем, — глухо отозвался Рокфор. — Вжик! — он свистнул. Спустя миг послышалось жужжание.
-Нет! — Чип дрожал. — Мы спасатели! Надо хотя бы предупредить!
Рокки сжал зубы.
-Да, — согласился он нехотя. — Надо…
Два прыжка, небольшое усилие, и отрезок трубы со звоном покатился по асфальту. Рокки приоткрыл дверь фургона.
-Парень, без глупостей, — буркнул он, глядя в налитые кровью глаза добермана. — Уже нет времени на шутки…
-Ты! — рявкнул пес. — Растерзаю!!!
Рокки молча открыл дверь до конца. Порыв ветра с ликующим воем ворвался в фургон, неся кучу тончайшего, похожего на муку черного пепла. Что это значит, понял даже разъяренный пес.
-Предупреди своих, — буркнул Рокки. — Скорее.
Доберман с громадным трудом взял себя в лапы и выпрыгнул из кузова. Оглядел ночной лес. Ярость в его глазах медленно сменяло отчаяние.
-Как же так… — прошептал пес. — Курган обещал… Мы…
-Торопись! — крикнул Рокки. — Найдите укрытие!
Доберман с трудом кивнул и мощным прыжком скрылся во тьме. Рокфор обернулся к дрожащему Чипу.
-Спешка и нам не повредит.
-Да. Да! — капитан опомнился. — Скорее!
Спасатели бегом бросились к самолету. Чтобы отвлечься хоть на миг от мыслей о черном пепле, Чип еще раз прокрутил в голове завершившуюся минуту назад спасательную операцию. Его грызла тревога — Дэйла удалось освободить слишком просто, быть может, Курган их и в самом деле недооценил? Или…
Или они недооценили Кургана?
И тут Чип понял. В глазах потемнело, сердце обратилось в кусочек льда. Чуть не потеряв равновесие, капитан судорожно схватил Рокки за плечо:
-Вжик! — прохрипел он. — Мчись к самолету!
Рокфор споткнулся и, недоуменно нахмурившись, обернул голову:
-В чем дело?
-Гайка!!! — Чип весь дрожал. — Им была нужна только Гайка!!!

***

-Спасатели, вперед! — Фокси и Вжик первыми скрылась во тьме, за ними поспешили остальные, шорох быстро затих. Гаечка осталась наедине с ночью.
Несколько секунд она молча смотрела в пустоту, думая об опасности, которой сейчас подвергаются друзья. Увы, опасность была неизбежной платой за работу рейнджера. Иногда Гайка спрашивала себя, стоит ли их занятие подобного риска? И всякий раз вспоминались десятки, сотни счастливых лиц, полные радости глаза. В которых стояли бы слезы, не будь на свете маленькой команды спасателей.
Вздохнув, Гаечка покачала головой и обернулась к самолету. Тот стук в правой части — надо все исправить до возвращения друзей…
Навьючив на спину мешок с инструментами, мышка ловко залезла на крышу машины, цепляясь за фольгу, и подошла к первому двигателю. Проверила автомат перекоса, систему смены шага лопастей. Постучала по радиаторам.
«Кажется, все в норме…»
Второй мотор также оказался невредим, зато при виде третьего Гайка ощутила сильную злость. Так вот почему самолет так ужасно управлялся — дело не в ошибочном проекте, как она думала! Надо ж было такому случиться в первом же полете…
Вздохнув, она сбросила мешок с инструментами и вытащила резак. Проволока, обмотавшаяся вокруг пропеллера, выглядела довольно мягкой, наверно она не успела повредить фюзе…
В этот миг нечто обхватило Гайку поперек туловища и совершенно бесшумно уволокло в высоту. Все произошло так стремительно, что мышка даже не успела испугаться. Секунда, другая — и крылатый похититель, так и не издав даже шороха, на полной скорости влетел в открытое окно бетонного домика и спикировал на стол, стоявший в центре комнаты. Могучие когти разжались.
Гайка еще не пришла в себя от невероятно быстрого похищения, и невольно села на хвост, судорожно глотая воздух. Она была совершенно невредима, даже комбинезон остался цел. В комнате было светло, две керосиновые лампы горели под потолком, еще одна стояла на подоконнике. Немного опомнившись, мышка сглотнула и повернулась назад.
-Мое имя Курган, — представился крупный, серо-сизый филин, сидевший на краю стола.
-А…а…