Alex, Loki
Странные истории (часть 4)

Авторы: Loki и Alex.

Почему Толстопуз раз за разом так
беспечно доверяет дела своим туповатым
помощникам?
(c) FAQ by Roman Bulygin aka Rem

Все мы похожи, все мы идем к
горизонту, сердцем надеясь дойти до
края, а умом надсмехаясь над собой. И
первый шаг и последний будет одним и
тем же — шагом через себя.
Толстопуз

* * *

— Червонный туз-с-с-с! — зашипел Бородавка и смачно шлеп-
нул заляпанной жирной картой об коробку из-под кошачьих кон-
сервов, служившей банде Толстопуза заместо игорного стола.
Мэпс нахмурил лоб, напряженно вглядываясь в свои карты.
От титанической работы мысли он даже высунул кончик языка.
— Ну же! — подгонял нетерпеливый Бородавка.
Мэпс неуверенно хватался то за одну карту, то за другую.
— Ну!
— А вот так! — еще громче шлепнул картой об стол рыжий
котище.
От этого звука Крот медленно приоткрыл один глаз, но по-
том опять закрыл его.
— Крот, — позвал его Мэпс.
Ноль внимания.
— Он опять уснул!
Бородавка сложил свои карты в стопку и начал бить ими по
голове Крота.
— А? Что? — разлепил глаза крот.
— Твой ход! — закричали ему на ухо разом Мэпс и Бородав-
ка.
Крот тупо уставился в свои карты, и, глядя на него, можно
было подумать, что он вообще никогда до этого не видел карт.
— Ты что, опять уснул? — минуту спустя спросил его Мэпс.
— Кто?
Бородавка огляделся в поисках чего-нибудь тяжелого, чтобы
взбодрить Крота, но тут зазвенел звонок.
— Это Босс-ссс, — без надобности пояснил он, хотя это и
так все поняли, даже Крот, — Мэпс, твоя очередь идти к Нему.
Мэпс зло посмотрел на Бородавку, бросил карты на стол и
со всех ног помчался к лифту. По опыту он уже знал, что лучше
сбегать сейчас, а потом вправить мозги Бородавке, объяснив,
чья это была очередь. Так будет гораздо спокойнее, чем опазды-
вать из-за драки к Боссу. Толстопуз не терпел опозданий…
Бородавка потянул свои лапы к картам Мэпса…

Толстопуз стоял спиной к лифту, заложив руку за спину и
глядя в окно на по будничному суетной город. Его город. Лифт
поднялся, издав при этом слабое позвякивание. Затем раздалось
путаное шарканье и скрипучий голос Мэпса произнес:
— Ты звал меня, Толстопуз?
— Autour moi d’idiots seulement(*), — со вздохом пробормо-
тал Толстопуз, обернулся лицом к рыжему коту и широко улыбнул-
ся, показав все свои белоснежные острые зубы.
От этой, не предвещавшей ничего хорошего, улыбки у Мэпса
похолодело внутри.
— Нет, Мэпс, просто случайно кнопку задел, — спокойно и
как бы извиняясь произнес Толстопуз, — КОНЕЧНО Я ЗВАЛ ТЕБЯ,
ИДИОТ, — заорал кот секунду спустя.
Ожидая новой вспышки ярости, Мэпс испуганно задрожал,
прикрыв лапами голову. Толстопуз, как ни в чем не бывало, сел
за стол.
— Мне нужно подумать. Я хочу, чтобы меня в течение 72-х
часов никто не беспокоил, — заявил он.
— Что мы должны сделать? — не понял Мэпс, но потом, види-
мо, испугавшись своего вопроса, громко икнул и, мелко задро-
жав, пятясь, стал отступать к лифту.
— Мэпс, — мягким елейным голосом заговорил Толстопуз,
складывая пухлые ладошки перед собой, — ты и правду такой ту-
пой или просто притворяешься, чтобы я не комплексовал?
— Да, Босс, — неуверенно ответил тот.
— ЗАТКНИСЬ!
Толстопуз с трудом подавил острое желание кинуть в рыжего
кота чернильницу. Мэпс стоял на его любимом коврике китайской
работы династии Мяу-Мин.
— У вас три выходных дня, постарайтесь их потратить со
вкусом и пользой.
— Э-э-э-э-эээ, да, Босс.
— Впрочем, о вкусе и речи быть не может, — вполголоса до-
бавил он, а затем развернулся в кресле к окну, давая, таким
образом, понять, что разговор окончен.
Мэпс неуверенно переступил с ноги на ногу, нервно теребя
в лапах свой вечно перевязанный хвост. Он не знал, что ему де-
лать дальше. Вдруг босс что-то еще скажет? Или ему нужно уйти?
Мэпс начал спиной пятиться к лифту.
Толстопуз поднялся из кресла.
— Ты все еще здесь? — с нарастающим раздражением загово-
рил Толстопуз, плавно оборачиваясь к Мэпсу лицом и одновремен-
но выпуская свои острые когти.
— Нет, я уже ушел… — выкрикнул кот и со всех ног пом-
чался к лифту. Но на полпути от цели он споткнулся об складку
ковра, наступил на свой хвост и упал.
— Sot(**), — беззлобно пробормотал Толстопуз, нажимая кноп-
ку на пульте.
— А-А-А-а-а-ааааа… — люк шахты медленно закрылся за ис-
чезнувшим в нем Мэпсом.
Толстопуз вздохнул и машинально взял сигару со стола,
поднес ее ко рту, но остановился, не прикуривая.
— Ох, уж эти мне привычки, — проворчал кот, убирая сигару
обратно в стол.
Засунув туда же и документы, лежавшие на столе, он запер
его на ключ и направился к неприметной двери в конце кабинета.
За дверью оказалась комната, чуть побольше кабинета.
В комнате стоял массивный письменный стол из дорогого де-
рева, старинный шкаф и два ветхих кресла, одно из которых —
ивовое кресло-качалка, все остальное пространство занимали
книги. Стеллажи, полки с уставленными в два ряда толстенными
томами. Пыльные стопки громоздились по углам, создавая впечат-
ление чердачного запустения.
Кот прошел к шкафу, снял свой костюм и повесил на вешалку
к еще трем точно таким же, переодевшись в синий мягкий халат,
и свободно его перевязав на животе тряпичным поясом. Наконец,
покончив с переодеванием, он сел за стол.
Несколько пухлых тетрадей, стопка листов целиком исписан-
ных быстрым мелким почерком, придавленная как папье-маше золо-
той статуэткой ангела, книги, топорщившиеся красными язычками
закладок и письменные принадлежности.
Толстопуз взял со стола верхнюю книгу и раскрыл ее, но
читать почему-то не стал, а в глубоком раздумье положил ее се-
бе на живот и прикрыл глаза.
Пару минут кот сидел в кресле совершенно неподвижно, зак-
рыв глаза и скрестив пальцы на переносице. Внезапно Толстопуз
тряхнул головой, отгоняя непрошеную дрему. Потревоженная книга
соскользнула на пол и, недовольно хлопнув, закрылась. Толсто-
пуз не обратил на нее внимания.
Память… Вот от чего труднее всего и в тоже время проще
всего избавиться. А он бы мог вспомнить многое. Бесконечная
череда дней пронеслась над ним, оставляя в памяти зарубки-от-
метины, словно белые шерстинки на его хвосте. Начав маленьким
котенком-посыльным, и многое повидав, с тех пор он познал
власть и богатство, нищету и свободу, был бродягой, актером,
клерком и биржевым игроком. Наконец, прищемив за хвост удачу и
в конце концов поняв, что цена есть у всего, Толстопуз устал.
Серость повседневности и роскоши захлестнула его, заставив ис-
кать сомнительные удовольствия. И будучи азартным игроком,
Толстопуз стал играть на самые высокие ставки, совершая ковар-
ные и хитроумные преступления просто так, от скуки. Но и это
не избавило его от блеклости и пустоты однообразных дней, и
если бы однажды ему не повстречались спасатели…
Кот легко нагнулся, поднял книгу и, заложив страницу, по-
ложил ее на стол. Новая идея, пришедшая утром в голову, не да-
вала ему покоя. Собственно она была очень проста — проникнуть
в банк, проломив стену из какого-нибудь соседнего здания.
Правда, было еще три проблемы. Где найти подходящее зда-
ние, как перевезти золото из банка и… как дать знать об этом
спасателям. Последняя была самая сложная. Здесь приходилось
рассчитывать только на себя. Но если все хорошенько просчи-
тать, и они сумеют разгадать его план, то тогда, быть может,
удастся снова увидеть Ее…

О дальнейших событиях можно узнать, посмотрев серию «Last
Train to Cashville»

 

P.P.S.

Ее… Кот еще раз тряхнул головой, усмехаясь про себя.
Их первую встречу нельзя было назвать романтичной. Она тогда
целилась в него из самодельного арбалета… Словно маленький
греческий бог… Всего одна стрела… В тот раз она промахну-
лась, но попала ему в самое сердце…

________________________________________

Здесь и далее перевод А.Копина 😉
(*) Вокруг меня одни идиоты… /франц/
(**) Болван. /франц/

9.11.1999