StoneKing
Shadow Step

Никто не предполагал, каким горьким на вкус может оказаться коктейль из мыслей старых друзей и врагов, а также из тёмной магии, высвобождающейся в Хэллоуин. Это настоящий яд, который способен не только убить, но и навечно лишить покоя… 

Был обычный вечер Дня Всех Святых – праздника, который принято встречать пусть и с почётом к неким потусторонним силам, но всё же веселясь и радуясь жизни. Но в тот день счастливое празднование Хэллоуина грозило далеко не всем живым существам…

Осторожно, с пугливым скрипом отворилась входная дверь штаба спасателей, и внутрь медленно, как-то беспомощно и подозрительно оглядываясь, вплыл Дейл.

— Эй, ты чего так быстро вернулся? – с нотками плохо скрываемого разочарования спросил  своего друга подоспевший в гостиную Чип. Он наивно уповал на то, что пока Дейл увлечён своей сладкой жатвой, для которой остальные спасатели считали себя несколько староватыми, никто не будет мешать ему, воспользовавшись романтической атмосферой праздника, воплотить в реальность свои далеко идущие планы в области развития его с Гайкой отношений, сразу как она вернётся от Фоксглав, конечно. По правде говоря, Чип её и ждал, однако в гостиную вошёл, к его сожалению, Дейл, а не его любимая мышка. Но отсутствующее выражение лица его друга заставило командира позабыть о раздражении – буквально всё его тело источало необъяснимую скорбь и бесконечную печаль. Чип поёжился от несуществующего, будто какого-то замогильного холода.

 – Что-то стряслось?

На самом деле Чип слабо себе представлял, что могло случиться такого, что Дейл вернулся без мешка, полного разной вкусной снеди, без обещанного несколькими минутами ранее приятного сюрприза, и абсолютно разбитым.

— Пожар… — безжизненный голосом обронил он и замолчал.

— Боже, что за пожар, Дейл? Что случилось? Где-то что-то сгорело?

«Вижу волнение, боль и страх… Не знаю, мои или его…» — билось в голове Дейла, но никакого внешнего отражения эти наблюдения не находили – бурундук всё также смотрел куда-то сквозь мир, не задерживая взгляд ни на физических объектах, ни на чём-то, что способно воспринимать лишь подсознание живого существа. Слова эти просто будто пробовали на вкус, но они почему-то проглатывались, вместо того, чтобы быть тщательно разжёванными. Кто-то, верно, просто не хотел обжечься и ощутить горечь, а может, и вовсе лишился жизненного аппетита…

— Ребята, срочно сюда! – воззвал к друзьям Чип, в волнении позабыв, что дома никого нет. Рокки с Вжиком ушли на фестиваль «сырный Хэллоуин», на котором жуткие рожицы вырезались не из тыкв, а из головок сыра, что австралиец обделить вниманием никак не мог себе позволить. Гайка же вместе с Тамми была в гостях у Фоксглав – белочка уговорила мышку заняться этим вечером традиционным для празднования Дня Всех Святых гаданием.

— Никого не зови – это только нас двоих касается… — тихо попросил Дейл, уже, видимо, и так догадавшийся, что никто на крики командира не придёт. — Расскажи мне о пожаре.

— Но о каком пожаре идёт речь? – недоумевал Чип, впрочем, к его чести, уже довольно быстро сопоставивший странное поведение его друга с затронутой им для разговора темой. — А, я понял… Дейл, мы же договорились – о том случае ни слова.

— Договорились, значит… Не напомнишь, почему?

— Из-за… Шэдоу, – неохотно отозвался Чип, приложив к ответу гримасу исказившей лицо боли. — Послушай, Дейл! Не так много времени прошло с тех пор, и даже мне неприятно это вспоминать, хотя я почти не знал твоего друга. Чего уж тогда о тебе говорить…

— А тебе-то чего было переживать?!

«Злоба, чувство вины и снова страх… На сей раз точно мои…» — в, казалось бы, беспричинной ярости сжав кулаки и закрыв глаза, подумал Дейл.

— Да что с тобой произошло? Ты и сейчас выглядишь так, как в тот день, когда ты потерял Шэдоу из-за того чёртового пожара в вашем с ним сарае!

Чип сделал небольшую паузу, а затем продолжил значительно тише тоном, которым мать обычно увещевает своего ребёнка в том, что всё страшное уже позади, а она – рядом:

— Я… знаю, что ты до сих пор себе не можешь простить его гибели, но ты ведь сделал тогда даже больше, чем было возможно, для его спасения. Ты не виноват, что удача оказалась не на твоей стороне. По крайней мере, тогда повезло мне, иначе бы мне не удалось вытащить тебя из того ада и всё стало бы гораздо хуже… Мы должны забыть об этом, как и договаривались, и жить дальше, чтобы спасать тех, кого ещё можно спасти. И это были твои слова, Дейл, не мои!

— Листик говорил мне правду… — потерянно ответствовал тот. — Я так и думал…

— Листик? – пробормотал Чип и, о чём-то догадавшись и поразившись внезапному озарению, добавил. – Не может быть… Так ты… ты…

Около часа назад…

— Чип, ты чего не открываешь дверь? – свесившись через перильца верхнего яруса гостиной, поинтересовался Дейл, одетый в костюм, представлявший собой помесь нарядов пирата и вампира, у своего друга, сидевшего на диване и мирно читавшего какую-то маленькую книжонку. Тот не преминул разразиться в его адрес гневной тирадой:

— Сам открывай этим маленьким грабителям. Да и не стучался же никто! И вообще, не мешай мне! Я пытаюсь отдохнуть от этого проклятого праздника, а эти бесконечные дети сводят меня с ума!

— Кто же от праздников отдыхает? – буркнул Дейл. – Они же для отдыха и созданы…И вот, слышишь?! Опять стучат!

— Стукнуть бы тебя самого, да мне лень к тебе подниматься! У тебя галлюцинации, Дейл! Слуховые… — бурундук решительно поднялся с дивана, взяв свою книгу подмышку. — Короче, сходи с ума сам, а я к себе пойду. От тебя уже начинает голова болеть.

Дейл проворно спрыгнул на нижний ярус гостиной и под затихающие звуки шагов спускавшегося в комнату бурундуков Чипа приблизился вплотную к двери. Спасатель, навострив уши, неуверенно замер, но, вновь отчётливо услышав стук в дверь, он резким движением распахнул её, готовясь к встрече с озорными мальчишками и девчонками, пришедшими за сластями – для этого случая он даже сэкономил немного шоколада. Но оказалось, что за дверью стоял низенького роста юный бурундучок в простой белой рубахе – судя по его вполне обычному наряду, праздник его заботил так же мало, как и Чипа. Однако один  лишь взгляд Дейла на этого паренька заставил его поразиться увиденному:

— Шэдоу? Не может быть… Это не можешь быть ты…

Осторожно ткнув гостя пальцем в плечо, Дейл глупо хмыкнул и уставился на него с застывшим на лице немым вопросом. Казалось, он даже боялся услышать голос того, в ком он опознал некого Шэдоу, да и похоже, он вообще не мог понять, как реагировать на его появление…

— Привет, Листик, — грустно улыбнувшись, спокойным и ровным голосом вывел спасателя из ступора бурундучок. — Это правда я.

У Дейла и не могло быть никаких сомнений – никто, кроме него и Чипа, не знал его старого прозвища. Осознав, что перед ним стоит друг, которого он уже немалое время считал погибшим, спасатель в порыве эмоций сгрёб в охапку маленького бурундучка и крепко обнял его.

— Но ты же погиб! Я знаю! Там нельзя было выжить! – не отпуская друга, запричитал Дейл.

— Эй! Я тут, всё в порядке! И когда ты только успел стать таким сентиментальным, Листик? Я прямо тебя не узнаю… —  Шэдоу вежливо, но настойчиво отстранившись, изобразил на лице удивление.

— Каким-каким? Ментальным? Умным, что ли?

Гость хитро улыбнулся, глядя на резкую положительную перемену в настроении его собеседника:

— Хотя нет, всё в порядке.

— Пойдём, расскажем всё Чипу! Он должен узнать…

— Не стоит! – перебив восторженного спасателя, твёрдо возразил Шэдоу, но продолжил развивать мысль уже более мягким тоном. – То есть давай-ка лучше устроим ему сюрприз? Сначала мы сами пообщаемся да повеселимся на празднике, а потом уж его обрадуем, а может, и напугаем, как в старые добрые времена. Что скажешь?

— Согласен! Только я его подготовлю сначала, но про тебя рассказывать не буду.

— Хорошо! Я жду под деревом.

Дейл вприпрыжку спустился в спальню и, захватив оттуда огромный пустой мешок, обратился к отдыхавшему на нижнем ярусе кровати Чипу:

— Я на «охоту»! Когда вернусь, тебя будет ждать ещё и приятный сюрприз!

— Сюрприз будет, если ты уберёшься в нашей комнате! – проворчал командир. — Смотри, какой беспорядок ты здесь навёл, когда мастерил свой уродливый костюм! Здесь же крот лапу свернёт! Кто это будет убирать?

— Ты! Тебе же сейчас порядок нужен, а я и до завтра подожду.

— Так я и думал… — Чип был само разочарование. — Давай уже проваливай на свою «охоту». Охотничек нашёлся…

«Мы его точно с Шэдоу напугаем, — мстительно думал Дейл, покидая штаб. – Меньше ворчать будет».

Быстро спустившись к подножию дуба, он легко заметил поглядывающего по сторонам бурундучка и с улыбкой подошёл к нему.

— Похоже, ты неплохо в жизни устроился… — заметил Шэдоу, когда они поравнялись.

— Да, мне повезло… — счастливо отозвался на это спасатель. — Но как ты меня нашёл? Ведь отсюда до нашего дома очень далеко – я навсегда уехал оттуда после того случая…

— А я ко всему прочему ещё и не знал твоего нового имени, Листик. Но мне как-то просто пришло в голову, где тебя искать, и всё. Просто… чудо какое-то.

Последнюю фразу Шэдоу неожиданно произнёс настолько злобно, что у Дейла всё внутри похолодело.

— Скажи, Листик, а каково это – бросать тень?

— Я не понимаю… — недоуменно пролепетал Дейл, в то время как его друг неумолимо продолжал:

— Расскажи мне, что ты чувствуешь, когда касаешься даров жизни? Поведай мне о солнечном тепле и зное снега, о чуде общения с себе подобными… Напомни мне вкусы и запахи мира!

«Он же какой-то бред несёт! Неужели он за это время спятил?» —  с тревогой подумал Дейл, но вслух не произнёс ни слова.

— Я так и знал, что ты ничего не сможешь рассказать. Ведь ничто не ценится высоко, пока ты по-настоящему этого не лишишься.

Внезапно налетевший холодный ветер одним своим продолжительным порывом стал постепенно растворять во тьме позднего вечера фигуру Шэдоу до тех пор, пока краски утонувшего во мраке Центрального Парка не стали, почти не искажаясь, отчётливо видны сквозь его ставшее полупрозрачным тело.

«Призрак… — пронеслось в голове обожжённого этим неприятным откровением Дейла, который от резко охватившей его тоски уже готов был завыть. – Значит, он всё-таки погиб и теперь страдает…».

— Но я всё же настаиваю на том, чтобы ты ответил на один из этих вопросов, — продолжал Шэдоу. — Так каково это – бросать Тень[1]?

На этот раз Дейл легко понял, что под Тенью его призрачный собеседник имел в виду себя, и потому, наконец, с ужасом осознал суть его слов.

— Я тебя не бросал! Я пытался спасти тебя! – отчаянно возражал он, но напрасно.

— Я тебе не верю… Последнее, что я видел в прощальном свете огня, так это твою всё удаляющуюся спину… А затем следовали лишь долгие месяцы общества самого себя в подвешенном во времени и пространстве небытие, где существуют лишь мысли, но невозможны их воплощения. А думал я очень много… Но сегодняшним днём, когда сам воздух напитан какой-то сверхъестественной энергией, воля одной вашей знакомой ведьмы вернула меня в этот мир, чтобы я отомстил за неё… и за себя. И пусть никто, кроме тебя, меня и не видит, не слышит и не ощущает, я рад был видеть этот мир и твоё счастье, которого я легко могу тебя лишить. И я сделаю это!

Вытянув вперёд правую лапу в направлении Дейла, Шэдоу начал медленно сжимать ладонь, из которой в грудь спасателя стал бить тёмно-зелёный луч, в кулак. Затем призрак сместил странное орудие возмездия в область шеи, и бурундук, схватившись за горло, упал на колени и захрипел.

— Ты ошибаешься! – задыхаясь, делал попытку оправдаться Дейл. — Я выскочил в окно сарая… но подоконник обвалился. Я вернулся! Вернулся через сквозную мышиную нору, но… я ничего не смог сделать… Просто отравился дымом и вырубился, а Чип меня вытащил!

— Всё цепляешься за свою жалкую жизнь… — разочарованно протянул Шэдоу. — Как был дрожащим на ветру Листиком, так им и остался. Лживый трус! Я заберу твоё тело, а ты станешь неупокоенным призраком, которого никто не видит. У тебя будет вечность на то, чтобы осознать масштабы своего предательства!

— Я не вру… Ты был моим лучшим другом, как и Чип — как он ради меня, так и я за тебя готовы были… отдать жизнь. Я не смог этого сделать тогда, потому… с радостью сделаю это сейчас. И я… не боюсь… Забирай это тело и живи себе счастливо!

Луч, к удивлению Шэдоу, резко погас, уступив место в фестивале сверхъестественных оптических иллюминаций место новому необъяснимому логикой явлению – возникшей из ниоткуда яркой вспышке света. Когда же наконец установились нормальные условия для обзора окружающего мира, теперь уже бывшему призраку стало ясно, что он достиг своей первоначальной цели – он обрёл плоть и кровь своего старого друга, а сам Дейл исчез, но… это случилось уже против его воли, когда он уже почти готов был признать свою ошибку, но было уже слишком поздно.

— Перестал сопротивляться… — разглядывая ладони своего новообретённого тела, рассеянно пробормотал Шэдоу. До него с опозданием стал доходить смысл прощальных слов Дейла, и только теперь он осознал, кто на самом деле из них двоих является предателем.

«Слёзы, – отстранённо подумал бурундук, проведя лапой по своим щекам, — я уж и не думал, что я когда-нибудь смогу проливать их. Ради этого мне пришлось обрести тело и повод. Как глупо и бессмысленно…».

Шэдоу требовалась последняя проверка, однако даже без слов Чипа всё уже было ясно. Но без него не было никаких шансов вернуть Дейла назад… Он не знал, возможно ли это, но верил, что Чип сделает, если нужно, даже невозможное ради спасения своего друга, и ему хотелось надеяться, что у него это получится гораздо удачнее, чем в своё время — у Дейла.

Предстоял трудный разговор…

[1] Тень – перевод имени героя Shadow (Шэдоу) на русский язык.

Голиков Вячеслав (StoneKing)

30 октября — 1 ноября, 2012 года.

[1] Тень – перевод имени героя Shadow (Шэдоу) на русский язык.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.