Гиротанк
Северное отчаяние / Northblight

— Там сейчас всё вверх дном! А ты не рыба и не птица!

— Я возьму веревки, — Чип показал на оставшиеся висеть на сетке после отчаливания плотов тросы. — С ними я куда угодно доберусь. А вы оставайтесь. Кто-то должен повести плот.

Давай я слетаю на мостик! — вызвался Вжик. — Если что, я вернусь за помощью!

— Помощь может требоваться экстренно, — возразил Чип.

— Тогда идите вдвоем! — постановила Гайка. — И не кривись! Одного я тебя туда не пущу!

Чип закусил губу. Он чувствовал, что Гайка не уступит.

— Хорошо, мы пойдем вдвоем. Вжик будет периодически держать вас в курсе. Если через полчаса от нас не будет ни слуху ни духу, отчаливайте. Безопасность пассажиров превыше всего.

Гайка и Рокфор согласно кивнули. Чип махнул Вжику следовать за ним и полез по сетке к тросам.

— И долго мы сидеть тут будем? — возмущенно поинтересовался бурундук, поменявшийся местами с Дейлом и теперь страшно об этом жалевший.

— Никто никого не держит, вода там, — кивком головы указал направление Рокфор. Бурундук нахохлился, но замолчал, а большего от него и не требовалось.

Чипу было гораздо сложнее. Проникнув через балкон ближайшей каюты внутрь корабля, они с Вжиком обнаружили, что проход в нос по главному коридору левого борта блокирован невесть почему опустившейся противопожарной перегородкой, а параллельный ему правый коридор практически наполовину затоплен. Поверхность воды густо покрывала предлагавшаяся вниманию пассажиров разномастная печатная продукция и вынесенная потоком воды из кают и служебных помещений утварь и личные вещи людей. Некоторые скопления мусора до ужаса напоминали утопленников, но Чип твердил себе, что с момента катастрофы прошло еще слишком мало времени, чтобы оказавшиеся в ловушке люди погибли, не дождавшись помощи. Косвенно его расчеты подтверждались периодически доносившимися из глубин незатопленной части судна призывами о помощи на разных языках. Увы, бурундук на них откликнуться не мог и уповал на то, что спасатели-люди ни о ком не забудут. В конце концов, у них, в отличие от его команды, есть подробные поименные списки всех пассажиров и членов экипажа. Главное — желание помочь, а остальное приложится…

— А это сложней, чем я думал, — выдохнул он, перебравшись по веревке с проложенных по всей длине коридора поручней на перила ведущей к мостику лестницы. — Сколько мы уже здесь?

Двадцать восемь минут, — ответил Вжик, сверившись с часами.

— Слетай к нашим, скажи, что мы почти на месте.

Хорошо. Только не девайся никуда!

— Если что, ищи меня там, — бурундук указал вверх по лестнице.

Не рискуй понапрасну, — дружески, но настоятельно посоветовала муха и улетела.

Чип хмыкнул. За кого Вжик его принимает? Он не Дейл, чтобы бросаться в пучину очертя голову. Его риск всегда взвешен, оправдан и освящен высшей благородной целью. И сейчас он находится здесь не по прихоти, а по зову сердца, ведь спасать надо всех, невзирая на их недостатки, а этот Шельм ничем не хуже той толстой склочной полевки; наоборот, если Рокки не врет, он гораздо полезней для мира… Профессиональная ревность, говорите? Ну, без духа соперничества вообще мало какая сфера деятельности обходится, чего уж там. Конкуренция — двигатель прогресса, и вообще…

Его рассуждения прервал какой-то звук. То ли вскрик, то ли стон, то ли стук, то ли топот, то ли непонятно что, то ли ему просто почудилось. Неважно. Чип откуда-то знал, что надо спешить, и поскакал галопом по перилам. Пожалуй, даже к лучшему, что Вжика нет. Раз этот Шельм не зовет на помощь, значит, стесняется своего бессилия, а раз так, Чип легко успокоит его, сказав, что все малоприятные подробности останутся строго между ними…

Мостик встретил Спасателя гробовой тишиной. В полумраке и под углом ряды приземистых обесточенных пультов управления кораблем казались холодными стенами полного загадок и опасностей лабиринта. Рябь на поверхности заполнившей правую треть зала воды заставляла отблески света резервных ламп плясать на стенах и потолке, отчего помещение казалось освещенным багровым северным сиянием. Но оно не столько освещало, сколько, наоборот, маскировало обстановку, поэтому лишь небрежно скользнувший по окнам луч прожектора совершавшего дежурный облет вертолета позволил бурундуку краем глаза зафиксировать какое-то движение у края дисплеев на пульте в центре зала.

— Я — Спасатель Чип! — крикнул бурундук что было мочи. — Мы проводим эвакуацию! Здесь есть кто-нибудь? Вам нужна помощь?

Тишина.

— Здесь есть кто-нибудь? — повторил Чип. Не дождавшись ответа, он изловчился и перепрыгнул на ближайший ко входу пульт и набросил лассо на высокую рукоятку переключателя на следующем. Перебравшись по полученному веревочному мостику через проход, он, то и дело озираясь, заскочил на дисплей и, разогнавшись, перепрыгнул туда, где видел движение. Используя вмонтированные в столешницы клавиатуры в качестве ступенек, он подобрался к краю пульта и осмотрел пол.

Никого и ничего.

«Почудилось всё-таки», — заключил Чип и уже собрался лезть обратно, но вдруг услышал негромкий, но отчетливый скрип. Пристально оглядев мостик, бурундук решил, что единственным источником этого звука мог быть один из привинченных к полу поворотных стульев. Тщательно прицелившись, Чип спрыгнул на ближайший из них, осторожно подполз на животе к краю и заглянул под сиденье. Он успел заметить кончики задних лап какого-то небольшого грызуна, судя по направлению движения, залезавшего на сиденье у него за спиной, но при попытке встать на ноги и обернуться получил по затылку чем-то увесистым, перекувыркнулся в воздухе и, нелепо раскинув конечности, плашмя упал спиной вперед в негостеприимно холодную воду.

* 3 *

«— Доброе утро, уважаемые пассажиры! Начинается посадка на рейс ноль-шесть-два-ноль авиакомпании “Алиталиа” сообщением Рим — Сан-Анджелес. Просим пассажиров с маленькими детьми, а также пассажиров, требующих специальной помощи, пройти на посадку первыми. Просим иметь при себе наготове посадочные талоны и удостоверения личности. Общая посадка начнется приблизительно через десять минут. Спасибо за внимание!»

 

— Наш, — Рокфор встал и потянулся до хруста в суставах. — Наконец-то. Так сразу и не вспомню, когда в последний раз мне так сильно хотелось домой.

— Да, отпуск, прямо скажем, не задался, — согласно кивнул Дейл. — Хорошо хоть, в этот раз не я по дурости по голове получил!

— Продолжишь в том же духе — получишь и по дурости, и по голове, — хмуро пообещал Чип, выглядевший, однако, не грозно, а комично из-за шляпы, надвинутой на брови, чтобы не задевать залепленную крест-накрест пластырем шишку на затылке. Учитывая происшедшее, он отделался очень легко. Ему повезло, что он упал на спину, что на нем был удержавший его на плаву жилет, и что вода была достаточно теплой, чтобы вернувшийся Вжик его заметил. Сложись обстоятельства иначе, Чип бы неминуемо погиб, ведь даже при всей оказанной ему помощи он окончательно пришел в себя уже на борту парома, перевозившего на материк первую порцию спасенных пассажиров-людей и всех, кроме нескольких пожелавших остаться на островке, пассажиров-животных. Леммингов среди них не было… — Ладно, идемте. Жаль, что мы так и не нашли этого Шельма. Надеюсь, с ним всё хорошо. Если, конечно, это не он меня стукнул…

— Нет, не он.

От неожиданности Чип подпрыгнул на высоту тела и еще в воздухе развернулся лицом к невесть откуда возникшему у него за спиной леммингу в буром непромокаемом плаще и темно-зеленой тирольской шляпе.

— Это был не он, — для надежности повторил лемминг, видя, какое впечатление произвело его внезапное появление. — Вернее, не я. Позвольте представиться: Матиас Шельм, — он протянул Чипу руку.

— Э-э-э, очень приятно, — бурундук ответил на рукопожатие, которое оказалось на удивление мягким. — Выходит, на «Коста Браве» были именно вы. Что вы здесь делаете?

— А как насчет представить нас? — беспардонно вклинился между ними Дейл. — Привет! Я — Дейл! Простите моего друга, он не всегда такой, просто получил по голове и чуть не утонул, но это пройдет! Я вас сейчас со всеми познакомлю! Это — Гайка! Это — Вжик! А это — Рокки, Рокфор то есть! Впрочем, Рокки вы должны знать, он нам о вас рассказывал! Вы правда шпион? Хотя нет, стоп, не отвечайте, это же тайна за семью печатями! Как жаль, что мы должны лететь, а то у меня к вам столько вопросов! А может, вы летите с нами? Точно, давайте с нами! Вы нам всё расскажете, а мы вам наш город покажем! Идет?

Шельм владел собой лучше, чем Чип, и на его лице нельзя было прочесть, что он думает об умственных способностях Дейла. В его голосе какие-либо признаки раздражения также отсутствовали.

— Благодарю за предложение, мистер Дейл, но, должен признаться, я знаю, как вас всех зовут, более того, я достаточно хорошо информирован о деятельности вашей команды. Я также знаю, что вы летите домой, и что только что началась посадка на ваш рейс. Именно поэтому я здесь. Я хочу попросить вас остаться и помочь мне довести до конца одно очень важное и донельзя запутанное дело.

Спасатели синхронно переглянулись, после чего слово на правах давнего знакомого Шельма взял Рокфор.

— Ты просишь нас помочь тебе с твоим очередным заданием? Я не ослышался, Мэтти? Я всё правильно понял?

— Да, Скала, всё верно.