Гиротанк
Северное отчаяние / Northblight

К ним действительно приближался острый черный плавник. Косатка. Приближается стремительно и по прямой, а значит, целью являются именно они.

— Спасибо. За всё. Чип. Прости. Если что. Не так, — глухо произнес Дейл, практически не шевеля губами.

— Тебе тоже. Ты тоже, — в тон ему ответил Чип. Продолжать бравурно отрицать неизбежное, когда на вас плывет косатка, глупо. По всему видать, их ждет участь Шельма и Вжика. Сейчас косатка поднырнет, раскроет пасть и проглотит их одним махом.

— Прощай, — попрощался Дейл.

— Прощай, — попрощался Чип. Косатка, казалось, почувствовала, что жертвы бороться не собираются, поэтому стала всплывать с явным намерением проглотить их прямо в движении. Вот над поверхностью воды возникла черная покатая спина, вот стали видны белые «глазные» пятна, вот открылся рот, явив взору грызунов тускло блеснувшие острые зубы, загнутый подковой язык и стоящего на кончике нижней губы Шельма с багром наперевес…

— Что, парни, не ждали! Не спите — замерзнете! Хватайтесь, ну! — прикрикнув на Спасателей, лемминг хлопнул багром по воде перед ними, и обрызганные бурундуки окончательно удостоверились, что это не мираж и не предсмертная игра воображения.

— Дейл, помогай! — окликнул Чип впавшего в ступор друга, и они с Дейлом при активном содействии вылетевшего из-за спины Шельма Вжика нацепили бесчувственную Гайку предплечьем на крючок багра и в меру сил помогли Шельму затащить ее на губу косатки.

— Катя, ротик чуть шире, пожалуйста, — прокричал Шельм, видя, что бурундуки не в состоянии преодолеть такую высоту. Косатка опустила нижнюю губу так, что ее кончик скрылся под водой, дождалась, пока еле способные ворочать конечностями грызуны вплывут на эту «аппарель», и снова прикрыла рот, вытащив их из порядком надоевшего моря.

— Мокрую одежду за борт! Полотенца и теплые вещи там! Винни, проводи их! И это на место повесь! — отдав Вжику багор, Шельм взял на руки Гайку, протиснулся боком в промежуток между зубов косатки, положил мышку на бок на язык и принялся распутывать путы у нее на руках. — Быстрей! Быстрей! Простудитесь!

Бурундуки, дрожа от вновь начавшего остро ощущаться холода, поспешили в указанном направлении и обнаружили свой оставленный в «Короне севера» багаж, привязанный ремнями к внутренним граням боковых зубов кита-убийцы. Содрав с себя промокшие деловые костюмы, они скомкали их и выкинули в море, вытерлись заботливо приготовленными леммингом банными полотенцами и оделись в самые толстые свитера и куртки.

— Лучше? — осведомился у них Шельм, как раз управившийся с веревками, которые отправил за борт. — Это хорошо. Катя, давай к Магде, торпедой! Парни, идите сюда!

Последняя фраза была лишней, так как и бурундуки, и Вжик уже были рядом.

— Что с Гайкой?! Как она?! Она жива?!

— Откачаете — будет жива. Что делать, знаете?

— Конечно! — ответил Чип. — Мы же Спасатели!

— Тогда вперед, не буду вам мешать, — Шельм встал с колен и отошел к «багажному отделению». Только сейчас Спасатели обратили внимание, что челюсти косатки сомкнуты, но во рту светло как днем благодаря нанизанной на верхние зубы похожей на стоматологические брекеты светодиодной гирлянде.

— Ох, ничего ж себе… — пробормотал Дейл. — Да тут прям я не знаю, Бэт-пещера целая…

— Не отвлекайся! — приструнил его Чип. — Вжик, принеси еще полотенец! Дейл, помогай! У нас мало времени!

Они перевернули Гайку на живот, после чего Чип встал на колено, а Дейл положил Гайку на его выставленную ногу так, чтобы ее голова и туловище были наклонены вниз, а колено Чипа давило ей под ребра, после чего нажатием руками на спину мышки они заставили скопившуюся в ее легких воду вытечь. После этого Чип перевернул Гайку на спину, засунул ей под лопатки принесенные Вжиком и свернутые в тугой валик полотенца и уже хотел припасть к ее приоткрытым губам, но Дейл закрыл его рот ладонью.

— Ты чего это удумал, а?

— Ты что, идиот?! Искусственное дыхание!

— А… — у Дейла аж шерсть дыбом встала. — Боже, прости, я что-то совсем… Делай, чего сидишь!

— Так-то лучше, — огрызнулся Чип, но, увидев что Дейл расстегивает молнию на гидрокостюме, хлопнул того по ладоням. — Куда руки тянешь!

— Дурак, что ли?! — возмутился Дейл. — Тут непрямой массаж сердца нужен!

— А, да, точно… — пристыженный Чип густо покраснел. — Давай делай, не теряй времени!

Наблюдавший за процедурой Шельм закатил глаза, будто вопрошая нёбо косатки, за что ему такое мучение, однако, за вычетом этого мелкого инцидента, бурундуки действовали слаженно и профессионально. Уже вскоре Гайка закашлялась и задергалась, и Шельм тут же принес толстое одеяло и термос с чем-то теплым и, как он выразился, общеукрепляющим, и щедро разлил густую жидкость в три пиалы. Сделавшему нерасчетливо большой глоток Чипу показалось, что он наелся смеси стручкового перца с чистым кофеином.

— Что… это? — сипло спросил он.

— Полынья, тысячелистник, камфора, сок белого ясеня и еще полсотни разных растительных ингредиентов, примерно треть из которых совершенно секретные, — охотно ответил Шельм. — Еще чашечку?

— Спасибо, мне хватит…

— И это правильно, передозировка опасна для жизни. Глория, солнце, ты как там?

— Я в норме… —  прошептала Гайка. — Никаких проблем… Только холодно очень…

— Ничего, у Магды согреешься. Она у нас кудесница, и не таких на ноги ставит. Скоро будем на месте, сами увидите.

— А можно вопрос? — спросил Чип.

— Смотря какой.

— Почему…

— Да! — вмешался Дейл, которому настойка развязала и без того не самый сдержанный язык. — Почему косатка вас не съела?

Они друзья, — подсказал Вжик. Дейл отмахнулся.

— Это я уже понял, спасибо. Как вам удалось так быстро с ней подружиться?

— Они были друзьями еще до того, — пояснил Чип. — Это было частью плана. Я прав?

— Прав, Чарли, — кивнул Шельм. — Катя была моим запасным планом эвакуации на тот маловероятный случай, если операция в порту пойдет вразнос.

— И почему же она пошла в разнос? Неужели что-то пошло не так? — Чип даже не пытался скрыть сарказм. Лемминг развел руками.

— Я промахнулся. Виноват. Мне очень жаль. Я не хотел. Так получилось.

Бесхитростный и, по всем признакам, искренний ответ выбил настроившегося на жесткую конфронтацию Чипа из колеи, а когда он собрался с мыслями для следующего острого вопроса, их оглушил низкий трубный гул, раздавшийся одномоментно со всех сторон, как если б они находились в закольцованной трубе органа.

— Катя сигнализирует, что мы у цели, — пояснил Шельм. — Заверните Глорию поплотнее, снаружи прохладно.

Отложив до поры до времени все роившиеся в голове вопросы, Чип занялся подготовкой Гайки к транспортировке. Уже вскоре раздался шум трения тела касатки о дно, после чего она открыла рот, и успевшие привыкнуть к теплу замкнутого пространства Спасатели синхронно вздрогнули от холода. Укутав Гайку в одеяло так, что только макушка торчала, бурундуки взяли ее под спину и за ноги и, следуя за Шельмом, вынесли на берег достаточно крупного, чтобы простираться в обе стороны до горизонта, острова. Самоотверженный заплыв еще давал Чипу о себе знать назойливым покалыванием в правой руке, усугубившимся из-за не слишком удобного захвата. К счастью, идти было недалеко.

— Какие лемминги! — крайне недоброжелательно поприветствовала Шельма старая полевка, обитавшая в норе почти у самой кромки песчаной полосы, обозначавшей зону прилива. — Кто с тобой на этот раз? Кто стал очередной жертвой твоих бездушных игрищ?

— Мы — храбрые Спасатели! — гордо отчеканил Дейл.

— Раз вы связались с этим типом, вам храбрости и впрямь не занимать, чего не скажешь о благоразумии.

— Не правда ли, она чудо? — с усмешкой спросил Шельм бурундуков, но ответа дожидаться не стал, а тут же повернулся к полевке. — Магда, золотце, ты меня знаешь, я никогда не прочь поговорить с тобою по душам, но у нас тут практически утонувшая девушка-мышка, крайне нуждающаяся в твоих непревзойденных талантах. Займись ею, а меня и мое поведение мы обсудим позже, за чашкою твоего фирменного непревзойденного можжевельникового. Идет?

— Вот ведь наглый и беспардонный нахал, — сердито процедила Магда, но неподдельная мольба в глазах бурундуков смягчила ее гнев. — Ладно, раз уж вы тут, гнать не стану. Заходите, мальчики, заносите девочку. Погляжу, чем можно вашему горю помочь.

— Я с вашего разрешения схожу разберу вещи, — сообщил Шельм, которого, впрочем, и так не приглашали внутрь. Магда его реплику демонстративно проигнорировала, а Спасателям по понятным причинам было не до него. Впрочем, оказанный им прием тоже теплотой не отличался, так как стоило им положить Гайку на занимавшую большую часть спального тупика обшитую узорчатой тканью замшевую губку, как старуха бесцеремонно вытолкала их в главный коридор и задернула плотную занавеску, коротко и безапелляционно наказав ждать.

— Вжик, поинтересуйся как можно более ненавязчиво, не нужна ли Шельму какая-нибудь помощь, — сказал Чип, кивая головой на выход. Муха понятливо кивнула и отправилась на задание. Бурундуки же сели прямо на пол напротив занавески, откинулись спинами на округлую стенку и стали ждать новостей.

— Да, вот это была передряга, — протянул Дейл.