Гиротанк
Северное отчаяние / Northblight

Ты мне нужна как эксперт по ловушкам. И как тот, в чьем обществе мне море по колено.

— Ловушки? Что ж ты сразу не сказал! Хорошо, что я спросила, а то ведь все инструменты в комбинезоне остались, в костюм их сложно запихнуть…

Собрав инструменты и выставив на диктофоне режим бесконечного повтора, Спасатели покинули отель через окно, точнее, если учесть соотношение размеров, оконный тоннель. Дождь поутих, но не прекратился, поэтому прогулку нельзя было назвать приятной. К счастью, идти действительно было недалеко. Во всяком случае, до фуникулера.

— Нам что, туда? — Гайка показала рукой на возвышавшуюся над городом ярко освещенную телебашню, венчавшую туристический комплекс на вершине холма, связанной с городом в низине посредством вышеупомянутого фуникулера. Чип коротко кивнул. Для более подробного ответа не было времени. Красный вагончик уже начинал отчаливать, и Спасателям пришлось припустить со всех ног, чтобы успеть на, если верить яркому табло, последний рейс наверх.

— А спускаться мы как будем? — спросила Гайка.

— Уверен, ты что-нибудь изобретешь, — тепло улыбнувшись, ответил Чип.

— Да, пожалуй. В конце концов, спускаться легче, чем подниматься, — мышка кивнула и обратила задумчивый взор на едва различимые на фоне ночного неба канаты. Чип невольно поежился и уже приготовился аргументировано возражать. Но они приехали до того, как Гайка придумала хоть что-нибудь достойное озвучивания.

С площадки перед уже закрывшимся рестораном телевышка выглядела рождественской елью, увитой гирляндами габаритных фонарей и усыпанной похожими на елочные игрушки антеннами радиорелейной связи. Чипу и Гайке пришлось поплутать, прежде чем они нашли достаточно темный и достаточно сухой участок стены, чтобы подняться при помощи присоскоступов. Открытую плоскую крышу пришлось пересекать вплотную к парапету, по колено в стремящемся к водостокам потоке дождевой воды, и Чип не раз и не два позавидовал облаченной в гидрокостюм напарнице. На его счастье, телевышка имела форму колонны с нанизанными на нее плоскими дисками монтажных площадок, самая нижняя из которых была достаточно широкой, чтобы служить надежным убежищем от стихии.

— Дальше куда? — спросила Гайка.

— Наверх, — Чип показал направление указательным пальцем.

— Как далеко наверх?

— Кабы ж я знал…

— Ты же говорил, что всё выяснил!

— Я выяснил, что он живет на вышке. Для такого города, как Берген, это более чем конкретный адрес.

— Ну это да, не спорю, но… — Гайка запрокинула голову и крутнулась, обдав Чипа мелкими брызгами с промокших волос. — Она же высокая! Представляешь, сколько здесь укромных закоулков? А у нас всего пара часов…

— Час тридцать девять, если быть точным. Скажи, где может быть его жилище?

— Ты скажи, ты у нас сыщик.

— Но не бывший одержимый техникой затворник.

Гайка через плечо посмотрела на друга.

— Так ты меня еще не называл.

Бурундук потупился.

— Прости, если обидел.

— Нет, не обидел, это же правда, просто… Господи, ты действительно всё продумал! Даже нарочно Дейлу уступил, чтобы диктофон организовать. Неужели всё настолько серьезно? В смысле, ты действительно считаешь Шельма врагом?

— Я еще не решил.

— А когда решишь? После встречи с этим, как его, Гуфи… Гудби…

— Гудбрандсдаленом?

— Ну да. Ума не приложу, как ты его фамилию запомнил…

— Да что там запоминать, это ж не Эйяфьятлайокудль какой-нибудь.

Гайка рассмеялась.

— Это точно! Ладно, ты там хотел знать, где бы я жила, будь я Гидро… Гудбро… в общем, ты понял. Думаю, на втором ярусе. В крайнем случае, на третьем.

— Не на самом верху?

— Нет, это непрактично, да и опасно к тому же. А еще там неудобно строить клетку Фарадея.

Чип нахмурился, припоминая.

— Это ее мы для анализатора строили?

— Да, она нужна для защиты от электромагнитных полей. Без нее здесь жить опасно для жизни.

— Ну что ж, теперь примерно ясно, что искать, — улыбнулся бурундук. — Спасатели, наверх!

— Ты нарушил запрет, — отметила Гайка.

— К черту запреты. Это моя операция. Ну, в смысле, наша, Спасательская. Помочь?

— Да, пожалуйста, — Гайка поставила ножку в сложенные лодочкой ладони Чипа, который нежно, но уверенно подсадил ее на уступ «ствола» антенны, на который затем запрыгнул сам. Обув присоскоступы, Спасатели двинулись сперва вертикально вверх, а после горизонтально вниз головой к краю монтажной площадки, перебираться через который им пришлось под уже успевшим позабыться дождем. Зато, вновь оказавшись под зонтиком следующего яруса, они практически сразу заметили у основания ближайшей устремленной вдаль радиорелейной антенны скопление металлических кубов, один из которых был почему-то со всех пяти сторон отгорожен от окружающего мира мелкоячеистой металлической сеткой.

— Похоже, мы его нашли, — прокомментировал Чип.

— Весьма вероятно, — кивнула Гайка. — Осталось найти вход!

Сделать это, однако, оказалось непросто. В решетке дверей не оказалось, а взрезать ее смысла не было, поскольку куб был монолитным и, не исключено, под напряжением. Впрочем, тот факт, что единственной недоступной для наблюдения частью куба было его дно, наводил на мысль о том, что вход находится именно там. Вооруженные этой догадкой Спасатели потратили двадцать минут на простукивание поверхности монтажной площадки, и в итоге нашли сперва несколько пустот, а потом и люк, приведший их в тесный, извилистый и темный коридор, стенками которого служили ребра жесткости площадки.

— А неплохо он тут обустроился, с размахом, — прокомментировала Гайка, водя перед собой лучом фонарика.

— Осталось выяснить масштабы этого размаха, — пробормотал Чип, освещавший главным образом пол. Никаких подозрительных выступов, неровностей, углублений или нарушений в рисунке служивших полом металлических пластин видно не было, но это еще ничего не значило. — У тебя прибора ночного видения на тот случай, когда он тебе понадобится, с собой нет?

— Нет, я его не брала. Я его даже починить толком не успела. То есть, он работает, но пока только от розетки или, на худой конец, генератора. В общем, он временно перестал быть портативным. Но, думаю, я знаю, что нам его заменит. Жди тут, я быстро!

— У нас меньше часа, — напомнил Чип.

— Я успею! — пообещала Гайка и побежала к краю площадки, обращенному к ресторану. Чип засомневался, стоило ли отпускать ее одну, но потом решил, что правильней будет остаться и проследить, чтобы Гудбрандсдален никуда ненароком не делся. Конечно, в такую погоду для выхода на улицу должна иметься очень веская причина, но если Шельм не преувеличивал зловещность Одноглазой Девы, ее подручные должны были быть готовы срываться с мест и прибегать к ней по первому свистку. С другой стороны, кто знает, вдруг электронщик уже выполнил все отведенные ему функции, и из незаменимого помощника превратился в слишком осведомленного и потому крайне нежелательного свидетеля?..

— Вот и я! — объявила вернувшаяся Гайка, входя в пятно света от габаритного фонаря и позволяя Чипу как следует рассмотреть себя и свою добычу. — Я не опоздала?

— Нет, мы укладываемся. Что это? — бурундук провел пальцем по всей длине пластиковой трубки в руках Гайки, от цилиндрического раструба на конце до соединения с закрепленным на спине мышки баллоном. — Огнетушитель? Или, наоборот, огнемет?

— Ни то, ни другое. Это сжатый воздух, используется для чистки предметов, плохо переносящих влагу, в частности, электрооборудования. Точнее, это не совсем воздух, он просто так называется, на самом деле там другие газы используются, которые гораздо проще и эффективнее сжимать до жидкого состояния; как правило, это фторуглероды. Опасности при вдыхании они не представляют, если, конечно, не пытаться дышать исключительно ими, но лучше всё равно поостеречься, поэтому иди сзади.

— Лучше ты иди сзади, а мне давай баллон, — выдвинул контрпредложение Чип. Немного подумав, мышка кивнула и сняла баллон, и бурундук понял, что толстый белый кабель у нее на поясе не был частью сбруи.

— А это зачем?

— Ну как зачем. Это, — Гайка показала на баллон, — для обнаружения, а это, — она поводила ладонью по кабелю, — для преодоления. Увидишь — поймешь.

«Надеюсь, это не понадобится», — подумал Чип, надевая баллон и пробуя ладонью оказавшийся как раз на уровне затылка распылительный клапан, оказавшийся достаточно тугим, чтобы его тяжело было нажать случайно. Вопреки его надеждам, уже в третьей выпущенной вдоль коридора струе аэрозоля проявился наискосок пересекавший проход тонкий красный луч лазерной сигнализации, и Гайка взялась за дело. Сняв с пояса кабель, мышка вытащила из него, как из колчана, оптоволоконную нить, опустила на глаза очки, попросила Чипа создать устойчивое облако и, задержав дыхание, синхронно воткнула нить в источник и приемник луча. В результате благодаря эффекту полного внутреннего отражения он оказался заточен в гибкой нити, которую Гайка осторожно согнула дугой, открыв достаточно широкий для нее с Чипом проход, и закрепила концы скотчем, чтобы не иметь проблем на обратном пути. После третьей такой процедуры Чип забеспокоился, что им не хватит волокон, но лазерных ловушек оказалось лишь пять штук. В коридоре, во всяком случае. А вот сколько их было за ведущим в куб люком, одному Гудбрандсдалену было ведомо…

— Ну? — шепотом спросила Гайка, когда напущенное на люк и около него облако-детектор развеялось, позволив Чипу приложить к нему ухо. — Слышно что-нибудь?

— Ничего определенного. Шум равномерный, скорей всего, от кулеров. Ни храпа, ни стука по клавишам. Есть чем волосы закрыть?

— Руками, разве что,  а что?

— Вдруг там камеры стоят. Я-то лицо спрячу, а вот ты… Черт, почему я в гостинице об этом не подумал…

— Ну, я могу остаться здесь.

— Пожалуй, так и сделаем.