Гиротанк
Северное отчаяние / Northblight

Ну, то есть, я надеюсь, что я ему ничего не сорвал. Хотя если бы я подверг его задание опасности, он бы не был так спокоен и вежлив и применил бы силу. Это утешает.

— О, да! — Дейл рассмеялся. — Так и вижу, как он применяет к тебе силу! Ты его на две головы выше и втрое шире в плечах! Да ты б его в бараний рог скрутил!

Рокфор даже не улыбнулся.

— Да, Мэтти производит впечатление хлюпика. Это уже не раз спасало ему жизнь и даже просто шло на пользу. Но это иллюзия. Если бы он захотел, он бы убил меня одним ударом, прямо там. И никто и ничто меня не спасло бы.

— Круто… — сдавленно выдохнул Дейл.

— Не то слово, — ревниво процедил Чип. — Боюсь даже спрашивать, чем эти крутые перцы занимаются…

— О, много чем! Никаких игр, всё мегасерьезно и мегаответственно… — по лицу Чипа Рокфор понял, что говорит что-то не то. — Ну, я не имею в виду, что мы с вами в детские игры играем, просто там масштабы другие немного…

Например? — живо поинтересовался Вжик, пуще других снедаемый любопытством. Как-никак, он знал Рокфора дольше остальных, но тоже слышал обо всём этом впервые.

— Ну… — австралиец задумался, явно подбирая наименее засекреченный эпизод. — Покушение на Папу Римского помните? Так вот, убийца ему в сердце целился, и промахнулся только потому, что Мэтти его в нужный момент за ногу цапнул. Это к слову о масштабах.

Чип скрепя сердце кивнул. Дейл протяжно присвистнул. Гайка, всё это время смотревшая в сторону и теребившая нижнюю губу, задумчиво произнесла:

— Так вот почему ты просил норвежского сыра…

— Норвежского? — забеспокоился Рокфор. — Разве? Когда? Не помню такого…

— Зато я помню, — Гайка часто теряла счет времени и могла перепутать очередность событий, но два дня, тринадцатое и четырнадцатое июня, она помнила наизусть. — Ты просил принести тебе с концерта «A-Kha» норвежского сыра… Этот Матиас — он же норвежец, да?

— Да, — кивнул Рокфор, которому стало стыдно за забывчивость и длинный язык. — Ладно, думаю, я рассказал уже достаточно, поэтому давайте закончим и…

— Нет-нет, постой! — перебила Гайка. — У меня вопрос. Про папу. Он… он был вовлечен во всё это?

— Он не был агентом, — убежденно ответил Рокфор.

— А внештатником?

— Тоже нет. Я бы знал.

— Уверен? — полюбопытствовал Чип. — Ты же говорил, там всё жутко секретно.

— Ну, вообще да, но Гиго бы мне рассказал, я уверен, — вопреки утверждению, голос Рокфора звучал отнюдь не уверенно.

— А негласно ты его исп… привлекал? — спросил Дейл, вспомнивший о скрипачке из пятнадцатого фильма «суавианы». Австралиец потупился. У Гайки перехватило дыхание.

— Господи… Так может… Он потому и… Они его…

— Нет, дорогая, ну что ты! Это было всего пару раз, и он ничего не знал, и… Он же пропал за год до нашей встречи, так? Так там времени знаешь сколько прошло? О-го-го сколько! Нет, это никак не связано, никак!

— Точно! — поспешил утешить мышку Дейл. — Это не обязательно вина Рокки! Причин может быть миллион!

Его реплику нельзя было назвать очень уж удачной, но это уже не имело никакого значения, поскольку судно сотряс мощный удар, сопровождавшийся оглушительным грохотом.

— Какого!.. — вскрикнул едва удержавшийся в вертикальном положении Дейл. — Это еще что за дела?!

— Это мель, ребята! — взвыл искушенный Рокфор. — Судно на мели! Полундра!

— Без паники! — объявил Чип, поправляя съехавшую шляпу. — Суда такого класса не так-то легко потопить, тем более что мы недалеко от берега, — он показал на видневшиеся над фальшбортом огни гористого острова слева по борту. — Бежим в столовую, послушаем объявления по кораблю.

Обстановка в огромном зале, куда Спасатели пробрались по скрытым от людей лазам, была напряженной. Большинство пассажиров было на ногах, делясь на тех, кто осаждал изо всех сил старавшихся излучать спокойствие и оптимизм стюардов, и тех, кто передавал их слова оставшимся за столиками. Панические настроения витали в воздухе, но не завладели умами окончательно благодаря не столько увещеваниям членов команды, сколько спокойной работе уборщиков, подметавших осколки разбившейся при ударе посуды. Этакий маленький бакен, маячок в сгущающейся тьме, сигнализирующий, что еще не всё потеряно…

А в следующий миг всё погрузилось в темноту, чтоб через пару секунд окраситься багровыми тонами.

— Генераторы затопило, — прокомментировала Гайка. — И двигатели, скорей всего. Вообще машинное отделение, если уж на то пошло. И быстро так. Такой объем воды за столь малое количество времени… Пробоина должна быть большой!

Очень малый процент пассажиров был способен произвести в уме аналогичные расчеты, но и простой интуиции хватало, чтобы понять, что положение серьезное. До паники оставался один шаг. На мостике это явно осознали, и из-под потолка зазвучал интерком:

 

«— Дамы и господа, говорит старший помощник капитана. Убедительно прошу всех вас сохранять спокойствие. Поломка, вызвавшая перебои электропитания, устраняется. Ни причин, ни поводов для паники нет. Не верьте никому, кроме членов команды, так как только они владеют обстановкой в полном объеме. Благодарю за внимание».

 

После выступления шум и впрямь несколько поутих, часть ходивших по залу вернулась за столики, часть сидевших собрала вещи и направилась в каюты.

Может, и впрямь всё обойдется? — выразил надежду Вжик.

— Сто процентов! — поддержал его оптимизм Дейл. — Гаечка ведь ясновидящая, помнишь? Если ей не снился вещий сон насчет нашего круиза, значит, всё будет пучком! Верно, Гаечка?

— Ну, я бы не возражала, конечно, — мышка неуверенно повела плечами. — Зависит от того, где именно образовалась пробоина, и какая тут глубина. Если вода поступает в трюм равномерно по всей длине корпуса, есть шанс, что корабль плавно опустится на дно, но не полностью, и тогда проблем с эвакуацией не возникнет. А вот если корабль затапливает неравномерно, тогда он перевернется и ляжет на борт, что очень-очень плохо. Надо понаблюдать. Если он начнет крениться…

Спокойно стоявшая на столике в углу стопка тарелок безо всяких видимых причин посыпалась на пол в сторону левого выхода из столовой.

— …то у нас будет очень мало времени, — закончила фразу Гайка.

— Ой, черт… — Дейл судорожно сглотнул.

— Полундра!!! Мы тонем! — возопил Рокфор. Люди не могли его ни услышать, ни понять, но подумали явно о том же самом.

— Мы тонем… Мы тонем! Мы тонем!!! — эхом, только не затухающим, а нарастающим, раздалось из разных концов зала, и пассажиры, ощутившие, как пол уходит из-под ног, бросились к выходам, толкаясь и переворачивая мебель. Надрывные крики пытавшихся обуздать толпу стюардов лишь дополнительно подогревали накал страстей.

— Без паники! — воззвал к друзьям Чип. — Мы — Спасатели! Наша задача — организовать эвакуацию! О людях позаботятся люди, но о пассажирах-животных, кроме нас, позаботиться некому! И мы обязаны сделать все, что в наших силах! Гайка, сколько точно у нас времени?

— До чего?

— До затопления.

— Сложно сказать. Вводных мало. Но минут двадцать, думаю, есть…

— Не, дорогая, это ты загнула, — нервно хохотнул Рокфор. — Современные суда часами тонут!

— Это пессимистический прогноз. Говорю же, вводных мало.

— Ладно, будем считать, что у нас полчаса-час, — рассудил спорщиков Чип. — Но дел невпроворот, так что нельзя терять ни секунды. Спасатели, вперед!

* 2 *

Ко всеобщему счастью, прогноз Рокфора оказался гораздо ближе к истине, чем Гайкин. Уже вскоре после налета на риф «Коста Брава» потеряла ход и легла в дрейф, влекомая течением и ветром вдоль побережья ранее замеченного Чипом островка. Недооценка повреждений корпуса и, как следствие, ошибочное применение контрзатопления привело к тому, что первоначальный крен на получивший пробоину левый борт постепенно сменился противоположным, вынудив экипаж прервать начавшуюся эвакуацию и попросить пассажиров перейти к правому борту. Столь резкое изменение планов вызвало новый всплеск паники, и наблюдавший за всем этим с верхней палубы Чип искренне порадовался, что на попечении его команды было не три тысячи, а лишь чуть более пятисот потенциальных «потопленцев».