Гиротанк
Северное отчаяние / Northblight

Все молчали, но в воздухе чувствовалась напряженность. Момент был предельно ответственный…

— Могло быть лучше, — капризно произнес Дейл, пару раз цокнув языком. Крысы заметно напряглись, стоявший за спиной «ювелира» Рокфор тоже подобрался. Тестировщик принялся нервно протирать очки. Шельм хранил показное спокойствие.

— Ладно, сгодится, — «проявил снисхождение» Дейл и взялся за третий камень. Державшая чип крыса явно хотела что-то сказать, но вовремя сдержалась. Правила сделок были установлены не ими, и не им же было их менять. Тем не менее, когда Дейл разобрался с последним, седьмым камнем и сказал: «Порядок!», все вздохнули с облегчением.

— Приятно иметь с вами дело, синьоры, — улыбнувшись, сказал Шельм, прикладывая палец к полям своей тирольской шляпы. — Руди, бери камни. Добби, не забудь вынуть окуляр, а то так и будешь с ним до вечера ходить, как уже не раз бывало.

Шутка окончательно разогнала тучи, и троицы расстались друзьями и в отличном расположении духа. От центра одного из помещений под сценой Колизея, где происходил обмен, они направились в противоположные стороны. Как только шедший последним Рокфор завернул за угол, Шельм достал из-под шляпы радиомикрофон, надел себе на ухо и трижды стукнул по нему пальцем.

— Глория, солнце, прием. Что у тебя?

— Винни вернулся. Не смог прицепиться, днище «Рэйдом» опрыскано. Хорошо, он в противогазе был, а то, говорит, там бы и помер.

— А вы не верили, когда я говорил, что они ко всем видам «жучков» готовы. Что ж, Чарли Ван Кеноби, ты наша единственная надежда!

— Принято, — бесстрастно ответил Чип. Совершенно, по его мнению, неуместный юмор Шельма дико его раздражал, зато сказанные накануне Гайкой слова о том, что на комплименты Шельма она не обращает никакого особого внимания и не придает им ни малейшего значения, и потом он гораздо старше нее, и вообще для нее нет никого дороже их с Дейлом, очень успокаивали, и в итоге эмоциональное состояние бурундука можно было назвать равновесным. С физическим балансом дела обстояли хуже, виной чему была закрепленная у него на голове Wi-Fi веб-камера, питавшаяся от аккумулятора в ранце. Схожий способ применила Гайка при работе с термовоздушным феном, вот только от нее не требовалось со всем этим бегать, прыгать и цепляться за гладкие поверхности, при этом оставаясь незамеченным…

— Вышли, я их вижу, — раздался у него в ухе голос Гайки.

— Вижу, принимаю, — сообщил Чип, осторожно, стараясь держать голову вертикально, подаваясь вперед так, чтобы видеть покупателей самому, позволить их видеть Гайке и при этом не высунуть камеру сильно далеко за край полуразрушенной стены исполинского даже по человеческим меркам амфитеатра. — Как картинка?

— Четко и ясно!

— Отлично, тогда я пошел.

Чип залез на край стены и взялся за блок-ролик, уже надетый на веревку, загодя натянутую между третьим ярусом Колизея и фонарным столбом на автобусной остановке, мимо которой покупатели проезжали по пути сюда. Чип рассудил, что обратно они поедут здесь же, и когда увидел, что так оно и есть, оттолкнулся и съехал по веревке, оказавшись на столбе еще до того, как красно-черный монстр-трак, при помощи бутафорской антенны замаскированный под радиоуправляемую игрушку, съехал с тротуара. Под прикрытием столба Чип соскочил на землю и, улучив момент, когда между ним и монстр-траком окажутся две пары ног прохожих, пересек тротуар и вскочил на задний бампер как раз начавшего отъезжать автобуса.

— Держи их в поле зрения, — раздался из радиомикрофона голос Шельма.

— Слушаюсь и повинуюсь, — процедил Чип, которому для удовлетворения запросов лемминга надо было свеситься вниз головой и направить камеру под автобус. Либо же перепрыгнуть через выемку для номерного знака и высунуться с другой стороны, что он и сделал.

— Спасибо, так гораздо лучше, — похвалил Шельм. — Только головой не тряси, мой желудок уже не так крепок, как прежде.

Первым побуждением Чипа было затрясти головой, как в последний раз, но он одумался. Во-первых, учитывая, где он находился, это мог быть действительно последний раз, а во-вторых, это было бы совершенным ребячеством, непозволительным в таком серьезном деле. Объявление о продаже именного чипа АИС «Коста Бравы» начало распространяться по сети Терафоццы с утра понедельника, и уже к полудню было получено три заинтересованных отклика. Правда, общение через посредников имело большой недостаток: Спасатели не знали ни имен покупателей, ни откуда они. Предложения поступали самые разнообразные, но Шельм все их с ходу отвергал либо оставлял без внимания, и только в среду по тому, как много давали и как срочно требовалось поставить товар, определил, что на связь вышел именно тот, кто им нужен. Четверг уже успевшие умаяться от безделья Спасатели потратили на организацию места встречи, и вот сегодня, в пятницу, Чип сидел на бампере автобуса, пристально следя за увозившим микросхему-наживку монстр-траком…

— Вы знаете город лучше меня. Есть идеи, куда они едут? — поинтересовался Чип у Шельма.

— Пока к реке. У Большого Цирка будь бдителен, может потребоваться резкая пересадка.

— Я бдителен, — ответил Чип. В принципе, сохранять бдительность было не так уж и трудно. Монстр-трак ехал спокойно, со скоростью потока, а несоразмерность с ним остальных участников движения гарантировала, что его водитель будет всячески воздерживаться от любых рискованных маневров. Чип не мог взять в толк, что подвигло Шельма спрогнозировать пересадку, но едва он успел додуматься до того, что лемминг его понукает просто так, от нечего делать, как автобус ощутимо замедлил ход и начал сближение с тротуаром, и бурундук, увидев впереди знак остановки, понял, что надо не думать, а прыгать.

— Только не развозчик пиццы! — крикнул Шельм, но Чип уже накинул хлыст на защитную дугу, опоясывавшую корпус мчавшегося мимо мотороллера, и мгновение спустя взмыл в воздух, чтобы вскоре оказаться на ходящем ходуном брызговике.

— Куда ты?! Не туда! Спрыгивай немедленно! — неистовствовал лемминг. Чип и сам уже осознал свою ошибку, но исправить ее было гораздо сложнее, чем совершить. Водитель мотороллера то ли опаздывал к заказчику, то ли по жизни был безбашенным, и пер напролом, практически не пользуясь тормозами, за счет чего очень быстро оставил монстр-трак далеко позади. При такой скорости его пассажиры Чипа вряд ли заметили, но это было слабым утешением, поскольку расстояние неумолимо увеличивалось, а развозчика пиццы не останавливали даже мигающие светофоры. Хорошо, что его мотороллер не умел ни плавать, ни летать, и перед затором на мосту через Тибр он был прямо-таки принужден сбросить скорость. Чип воспользовался этим, чтобы спрыгнуть на тротуар и спрятаться под урной, откуда можно было безопасно наблюдать за дорогой. Монстр-трака долго не было, и бурундука бросило в жар при мысли, что он куда-то свернул, но, к счастью, вскоре после этого красно-черная машинка возникла в его поле зрения. Утерев пот, Спасатель доложил в микрофон о возобновлении слежки, позволил объекту проехать мимо, после чего запрыгнул на бампер малолитражки — достаточно компактной, чтобы свободно маневрировать в плотном потоке, и при этом не настолько мощной, чтобы сильно оторваться от монстр-трака.

— Впредь поменьше самодеятельности, — назидательно произнес Шельм.

— Хорошо, — не стал спорить Чип. — Кстати, вы присоединяться собираетесь? А то я уже скоро за пределы слышимости выеду.

— Смысла нет. Пускай сперва круг сделают.

— Зачем им делать круг?

— А ты думал, они тебя к своему логову за ручку приведут?

Чип примерно представлял себе емкость аккумулятора монстр-трака, поэтому скептически отнесся к предположению, что его водитель будет петлять по городу, сбрасывая гипотетический хвост. Но тут монстр-трак перестроился в крайний правый ряд с явным намерением свернуть на мост и возвратиться на недавно покинутый левый берег Тибра, и Чип резко пересмотрел свои взгляды. А заодно и план действий, так как малолитражка на мост явно не собиралась. К счастью, очень вовремя подвернулась другая, ехавшая в нужном направлении.

— Держи их в поле зрения, — потребовал Шельм. Не успевший толком приземлиться и закрепиться на бампере Чип чуть не свалился на дорогу. «Маньяк какой-то, — подумал он, стиснув зубы. — Или действительно играет за другую команду. И еще неизвестно, что хуже…»

Кем бы Матиас Шельм ни был, его прогноз оправдался: на следующем же перекрестке монстр-трак свернул налево, к Колизею. Ни увеличения скорости, ни резких маневров — ничего, что можно было бы счесть попыткой сбросить замеченный «хвост». Банальная профилактическая езда кругами. Интересно, они, как в прошлый раз, у Большого Цирка налево повернут? Или поедут в другую сторону, к руинам Терм Каракаллы? Вдруг они недаром изначально предлагали встретиться именно там? А что, во всех отношениях удачное место. Там можно смешаться с толпой, затаиться, сменить транспорт…

— Где они, Чарли? — напомнил о себе Шельм.

— У тротуара, под грузовиком, зеленый ждут.

— Мне их не видно.

— Если я слезу, они меня заметят.

— Слезь так, чтоб не заметили.

— Это невозможно.

— Через «невозможно».

— Нет нужды. Зеленый. Вон они. Я поехал, — скороговоркой отчитался Чип и протяжно выругался одними губами. Главное — спокойствие. Если Шельм самодур, его можно поставить на место исключительно выдержкой, а уж если двойной агент — так тем паче без нее никак… Ладно, это всё потом. Сейчас главное микросхему не упустить…

Вопреки расчетам Чипа, заряд аккумулятора монстр-трака совершенно не собирался заканчиваться. Бурундук даже заподозрил, что внутри установлена динамо-машина, которую крутит один из телохранителей мыши-электронщика. Ничем иным объяснить то, что он доехал сначала до площади Святого Петра, оттуда по набережной до Олимпийского стадиона, после чего углубился в дебри района Прати, было нельзя. Досконально знавший Рим Матиас прилежно называл каждую посещенную ими улицу, отчего у Чипа голова начала пухнуть.