StoneKing
Разбитое зеркало

Над головой сияло яркое, безразличное солнце, а вокруг, насколько хватало обзора, простиралось безбрежное море. Дейл плавал в нём, пытаясь догнать маленькую точку на горизонте. Что-то вынуждало его двигаться вперёд, подсказывало, что его цель – это нечто очень важное. У Дейла не возникало вопросов, что он здесь делает, он не думал о том, зачем он упорно сопротивляется беспощадной стихии. Он просто упрямо преследовал единственный ориентир, который, сколько маленький бурундучок за ним не плыл, казалось, не приближался совсем.

Силы покидали маленького героя, а земли всё не было видно, и только маленькая точка издевательски маячила далеко за пределами досягаемости. Дейл уже почти прекратил бессмысленные попытки выбраться из жуткого морского плена, и, одарив напоследок обречённым, мутнеющим взглядом ядовито-зелёное светило, прекратил впустую молотить лапками по воде, отдав своё тело во власть моря. Но утонуть ему не дали – морская гладь вдруг забеспокоилось, по поверхности воды пошли крупные волны и откуда не возьмись из эпицентра этой локальной бури возникли маленькие, но цепкие осьминожьи щупальца. Не успел спасатель даже отстранённо задуматься о новой опасности, как они легко подхватили его, опутав всё его тело, и стали затаскивать бурундука в глубины морской бездны. Дейл слабо вскрикнул и… проснулся.

В страхе от увиденного кошмара он попытался резко принять вертикальное положение, но этот манёвр бурундуку провернуть не удалось – голова с размаху налетела на невидимую и, как быстро смог убедиться Дейл, довольно прочную преграду.

— Что это ещё за шуточки, Чип? – потирая ушибленный лоб лапой, раздражённо спросил пострадавший от чьего-то дерзкого произвола спасатель. И только тут он понял, что находится не дома…

Дейл, опутанный проводами, которые он принял во сне за щупальца осьминога, лежал под странным прозрачным куполом в мутной воде, очевидно, выступавшей в сновидении в роли моря.

Относительно адекватно оценив обстановку, Дейл брезгливо сорвал с себя провода и, потыкав наугад лапой где-то слева от себя, нащупал выступающую во внутреннем корпусе странного тесного сооружения, внутри которого он лежал, кнопку и сильно стукнул по ней кулаком. Последнее действие бурундука привело к тому, что прозрачный купол, который теперь стал достаточно хорошо виден из-за капель воды, осевших на внутренней его стороне после беспорядочных барахтаний спасателя, начал неохотно отъезжать куда-то в глубины невидимых пазов.

— Интересно, где это я? – осторожно выбираясь из неуютной кабины, произнёс Дейл. – И куда это делась моя одежда?

Сиюминутный страх, порождённый жутким сном, мгновенно отступил, сменившись любопытством. Маленького спасателя даже не особо пугало то, что он очнулся в незнакомом месте — он, бывало, часто забывал, где засыпал. Буквально недавно, например, Чипу едва удалось поймать своего непутёвого друга, когда тот, проснувшись после незапланированного командиром для Дейла отдыха на потолочном вентиляторе полицейского участка, хотел по привычке спрыгнуть, как он думал, со второго яруса кровати.

На самом деле интерьер помещения, внутри которого находился спасатель, вряд ли был способен настроить кого-либо на позитивный лад. Кроме покинутой бурундуком негостеприимной постели, в роли которой выступала своего рода капсула, и соседствующей с ней ещё одной идентичной конструкцией, в довольно тесном даже по грызуньим меркам помещении больше ничего не было. Стены, пол и потолок, будучи естественной природы, навевали мысли в лучшем случае о подвале, а в худшем – о кротовьей норе. И только над самыми капсулами наблюдался небольшой навес из толстого слоя брезента, вероятно, установленный здесь, для того чтобы защитить оные от попадания влаги извне.

Дейл, машинально отряхнувшись от воды, проследовал между кабинками к неприметной одинокой металлической дверце в свой рост, попутно кинув взгляд на вторую капсулу, под мутным стеклом которой ничего и никого не наблюдалось.

«Очень странное место», — подумал Дейл, неспешно выходя за дверь. Но то, что он увидел за ней, поразило его ничуть не меньше.

Наверное, не так давно помещение, в которое он попал, было достаточно крупной лабораторией малых цивилизаций. Сейчас же о её величии можно было только догадываться – теперь здесь царил хаос из разбитого, покорёженного и кое-где даже поплавленного научного оборудования неизвестного Дейлу назначения.

В полной тишине спасатель, с интересом разглядывающий в полутьме разрушенную лабораторию, уже дошёл до центра огромного помещения, когда со стороны двери, из которой он вышел, отчётливо послышалось какое-то шарканье, а затем что-то ощутимо грохнуло.

Обернувшись, Дейл увидел невысокого, сгорбленного под тяжестью навалившихся на спину лет старого крыса в очках с толстыми линзами, одетого в белый лабораторный халат. Очевидно, источником шума, который привлёк внимание бурундука, был именно он. Дейл обратил внимание, что на месте двери теперь красовался маленький шкафчик для одежды, вероятно, маскирующий вход в ту крохотную комнату, которую он не так давно покинул.

— Здравствуй, малыш, — на удивление приятным голосом, совсем не соответствующим внешности, поприветствовал Дейла крыс и, вытащив из шкафа чистый белый халат, протянул его спасателю. – Я ждал, когда ты наконец очнёшься. Как спалось?

— Эээм… привет, — ответил бурундук, рассеянно принимая из лап старика непривычную одежду и спешно надевая её: всё-таки, под землёй было холодновато. – Я отлично выспался.

— Ты меня не помнишь, ведь так? – получив от Дейла утвердительный кивок, крыс продолжил. – Я тебя тоже. Забавно, учитывая то, что мы оказались в таком глупом положении из-за нас обоих.

— А что не так-то с нашим положением? – поинтересовался спасатель, но тут же уточнил. — Ну, кроме того, что я нахожусь здесь, а не у себя дома, а у вас тут такой кавардак?

— Позволь, я расскажу всё с самого начала. Это долгая история…

— Но у меня нет времени! — возразил Дейл. — Друзья меня уже точно хватились…

— Не думаю, что друзья тебя ищут. Они даже не знают, что ты куда-то пропадал, потому что для них ты никуда и не исчез.

«Точно сумасшедший», — мысленно диагностировал состояние крыса Дейл. Видимо, его недоверие отлично читалось по лицу, поскольку в голосе его престарелого собеседника стала угадываться лёгкая обида.

— Не веришь, значит…

Звучно щёлкнув пальцами, будто вспомнив нечто важное, и набрав в лёгкие воздуха, старик торжественным тоном представился:

— Меня зовут Ларс, я медик и учёный. Только вот врач из меня вышел никудышный – я не спас, – хотя крыс пытался сохранять интонацию ровной, на этом месте его голос очень заметно дрогнул, — одного пациента… очень важного пациента. И желание сделать потенциально возможной вечную жизнь даже для смертельно больных сподвигло меня на создание… этого.

Крыс обвёл лапами помещение.

— Лаборатория, разумеется, не должна быть в таком виде, — оправдывающимся тоном продолжил Ларс, но тут же его голос обрёл обвинительные нотки. – Но я думаю, что это твои друзья, «спасая» тебя, расстарались так, что это теперь – свалка никуда не годного научного оборудования!

Несмотря на, казалось бы, серьёзную потерю, учёный, похоже, не очень злился на разрушителей его детища, что несколько насторожила Дейла, но тот и виду не подал. Спасателю казалось, что Ларс сам чувствует себя виноватым, но почему – он пока сказать не мог. Тема грозила стать скользкой, а потому Дейл попытался перевести её в другое русло.

— А для чего нужны все эти штуки? – поинтересовался бурундук, выудив за проводок из груды хлама какую-то железку, похожую на обломок механического манипулятора, и демонстрируя её Ларсу.

— Сейчас они уже бесполезны… — разочарованно протянул тот. — А раньше всё это было кузницей жизни! Вернее, оно должно было ею стать.

— Не могли бы вы попроще всё объяснять?

— Нет, — грустно улыбнулся Ларс. — У меня собеседников не было с тех пор, как я потерял Эллис… Уважь старика, дай мне поразглагольствовать.

Дейл, за плечами которого был большой опыт по выслушиванию лекций Гайки, нотаций Чипа и баек Рокфора, только пожал плечами. В конце концов, он решил, что дополнительная информация ему всё равно не помешает, хотя ему и казалось, что учёный уж слишком путано ведёт свой рассказ. Старик же, увидев на лице своего собеседника заинтересованность, тем временем продолжал:

— Это была единственная в своём роде лаборатория, где велись исследования по возможности клонирования разумного существа. И работал тут я один, — последнюю фразу Ларс произнёс явно не без гордости за свой гений. Выдержав подобие театральной паузы, на протяжении которой он мог наблюдать крайне удивлённую физиономию Дейла, он стал развивать мысль далее:

— В один прекрасный день пришло время для того, чтобы перейти от теории к практике. Мне предстояло клонировать самого себя. На начальном этапе мной планировалась генерация собственного тела со всем рабочим функционалом, который полагается иметь для полноценного существования живому организму, но без, так сказать, его оживления. Но я не смог добиться стабилизации клеток головного мозга – согласно теоретическим расчётам после запуска всех рабочих систем клона он должен был погибнуть приблизительно через 36 часов. Я отложил решение этой проблемы на неопределённое будущее и занялся проблемой памяти клона.

— И что дальше? – нетерпеливо спросил Дейл, на удивление достаточно сносно уловивший смысл почти всего сказанного.

— А что может быть дальше? Я успешно создал свой собственный индивидуальный блок памяти, и на этом мои воспоминания о прошлом и ограничиваются. Я клон, малыш. И ты, если ты ещё не понял, тоже.

— Но как?! Это же невозможно! – начал закипать спасатель, никак не хотевший верить старому крысу. — Я знаю, что я настоящий, а не какой-то там клон!

— Иллюзия это, сынок. Клон неотличим от оригинала – ты точная копия самого себя, так что волноваться не о чем.

— Не о чем волноваться?! – взревел Дейл. — Как вы вообще посмели клонировать меня без моего разрешения?!

— Друг мой, я совершенно не собирался тебя оживлять! По крайней мере, нынешний я, – Ларс перешёл на неуверенное бормотание. — Хотя тот я, наверное, вполне мог это сделать. Но нет, я бы никогда…

Дейл схватил учёного за грудки и взорвался праведным гневом:

— Зачем вы вообще меня трогали?! Вы, другой вы или кто там ещё, неважно?!

Ларс нервно сглотнул и, отведя взор от пышущих яростью глаз Дейла, стал сбивчиво объясняться:

— Мне просто нужно было… какое-либо тело существа отличного от крысы биологического вида для проверки возможности клонирования и других живых организмов, а очередь из добровольцев на эту роль у моей лаборатории по известным причинам не выстраивается. Поэтому-то я…  похитил тебя, вырубив своим шокером, пока ты, замечтавшись, отстал от своих друзей. Я бы тебя сразу отпустил, как только закончил бы с экспериментом, а приводить клона в сознание я и не планировал, клянусь! Но что-то, очевидно, пошло не так, как ты можешь видеть, — старик виновато кивнул на развалины лаборатории.

Дейл медленно отпустил учёного и глубоко задумался. Он пока не мог себе представить, чем конкретно ему грозит появление в составе спасателей нового и, вместе с тем, одновременно и старого члена команды в одном лице. С одной стороны, существование ещё одного Дейла обещало стать большой проблемой, а с другой – в этом было что-то забавное.

— Ладно, теперь уже всё равно ничего не исправишь, — наконец заключил вслух спасатель. – Пойду, познакомлюсь с собой – вот я удивлюсь, наверное, увидав самого себя!

Представив себе свою собственную физиономия в момент неожиданной встречи, Дейл засмеялся в голос – к нему быстро возвращалось его по обыкновению весёлое настроение.

— Где тут у вас выход?

— Зайдёшь за вон тот перевёрнутый монитор и увидишь верёвку, по которой можно легко выбраться наружу, — охотно ответил Ларс, довольный тем, что всё вроде бы мирно разрешилось.

— Спасибо.

— Ты уже не сердишься на меня?

— Не знаю… — неуверенно протянул Дейл. — Наверное, нет.

— Если у тебя или твоих друзей возникнут вопросы, я буду тут. Ох, столько работы, столько работы…

Последних стариковских причитаний Дейл уже не слышал — он спешил покинуть лабораторию через лаз.

Снаружи уже вовсю полыхал закатом поздний вечер. На улице было не слишком светло, но спасателю, тело которого никогда до этого ещё не покидало пределов подземной лаборатории, где всегда царил полумрак, даже прощальные лучики уходящего солнца казались равны по силе воздействия на неокрепшие глаза мощным светодиодным лампам.

«Эдак я далеко не уйду, — подумал Дейл, опустив очи долу, — передохну-ка я пока, да привыкну к свету».

Он быстро нашёл совсем рядом с входом в нору-лабораторию кривоватую самодельную скамеечку. Удивившись такому неожиданному удобству, Дейл тем не менее сел на хилую пародию на предмет мебели и уставился в землю, вид которой несколько насторожил бурундука. Он поднял взор чуть выше и увидел резко контрастирующую с убогой скамейкой красивую гранитную плиту с довольно чёткой и недвузначной надписью: «Здесь покоится Эллис Невилл».

Поняв, что для отдыха он выбрал не самое удачное место, Дейл резко вскочил со своего места и случайно узрел другое, более простое по исполнению надгробие, надпись на котором абсолютно сбила спасателя с толку.

«Ларс Невилл», — прочёл он про себя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.