Chip Norman (Rescue)
Про врачей и зубы

— Ну вот мы и прибыли! — радостно сказала Гайка, выпрыгивая из «Крыла» на асфальт. — Тут тебе точно помогут.
— Да Дейл, — сказал Чип и потянулся, разминая кости. Пол часа на «Крыле» давали о себе знать, но результат того стоил. — Говорил я тебе — не ешь много шоколада! И вот результат. Ну ничего, — тут голос бурундука понизился до ядовито-радостного тона, — Вырвут тебе зубик и всего делов. Обязательно вырвут, чтоб знал, засланец, как шоколадные эклеры из холодильника воровать.
Дейл на это ничего не сказал, но яростно сверкнул глазами в его сторону и застонал.
Здание клиники для грызунов находилось почти в самом центре города, под десятым фривеем. Небольшой, незаметный для людей вход скрывал длинные коридоры, бесчисленное множество палат и (тут Дейл задрожал мелкой дрожью) шипящую и свистящую бормашину. А поскольку на свете есть мало событий, способных сравниться с потерей зуба через такой адский способ, бурундук очень сильно жалел, что его успели поймать до того, как он успел скрыться из Штаба.
Прижимая лапу к больной щеке, он прошёл в сопровождении остальных Спасателей сквозь крутящиеся двери клиники и оказался в просторном белом холле регистратуры. Гайка велела подождать, а сама пошла выяснять насчёт приёма к стоматологу. Дейл же в это время от нечего делать стал разглядывать плакаты на стенах. «Опытный медицинский специалист устанавливает любой диагноз по желани заказчика». Рядом скромно примостился другой: «Зубы? Наши стоматологи сделают всё, чтобы вы забыли о них навсегда!». И поперёк всего этого великолепия висело длинное объявление: «Высококвалифицированный хирург вырежет вам всё или по вашему желанию».
После того, как Дейла оживили нашатырём, его взяли под белы рученьки и потащили по длинному коридору здания, поднимаясь по лестницам и проходя по переходам, и, наконец, привели его к небольшой белой двери в конце. Посадив его рядом на стульчик и наказав вести себя хорошо и сразу же после процедуры идти к самолёту, команда удалилась. Дейла трясло как в лихорадке. Он ждал. Наконец, над дверью загорелась лампочка. От неожиданности бурундук подскочил на стуле и хотел было убежать, но тут из-за двери раздался голос:
— Проходите!
Делать нечего. Бурундук вошёл в кабинет на негнущихся деревянных ногах той дорогою, которая всю жизнь казалась ему его последней минутой, так как раньше он никогда не был у стоматолога и, ясное дело, очень его боялся.
Врачом, вернее, врачами оказались два молодых мыша в длинных белых халатах и масках, закрывающих лицо от бактерий, злобно грозящих пальцем из воздушного пространства. Подошедший Дейл робко поздоровался:
— Здравствуйте. Доктор, взгляните, что у меня? — он ещё надеялся, что Гайка ошиблась и зуб был здоров.
— Ого!!! — у стоматологов округлились глаза, когда они посмотрели на фантастически
распухшую щёку Дейла. Видимо, такого запущеного состояния они ещё не видели.
— Что «ого» это я и сам вижу, — нетерпеливо отозвался бурундук дрожащим голосом,
стараясь унять дрожь в коленях. — Скажите, это только бормашиной лечится? Или можно как-нибудь обойтись без этого?
— Нет. Такой случай только аппаратом, — покачал головой один из врачей. —
Присаживайтесь. Он указал на стоматологическое кресло с кучей всяких непонятных штуковин рядом с подлокотником. Вздохнув, Дейл сел, стараясь не тревожить больное место.
— Я к мистеру Адамсу, — пробормотал он. — По крайней мере, мне так сказали.
— Мистер Адамс заболел, — сказал один из стоматологов. — Что поделаешь, врачи тоже
иногда болеют. Да вы не расстраивайтесь — мы вместо него. Меня зовут мистер Кнайф, а это — мистер Крюггер. Мы в медицинском институте учимся. Здесь на практике. Вы наш первый пациент.
Дейл побледнел и посмотрел на дверь. Бежать было поздно. Инициатива полностью
принадлежала стоматологам.
— Так, значит жалуетесь на зуб? Это понятно. А на какой именно? Этот? Крюг, ну-ка взгляни, что-то я ничего не вижу. Ты тоже? Верно говоришь — дупло слишком маленькое. Ничего, сейчас мы его увеличим немного. Давай, включай бормашину. Больной, не дёргайтесь! Никто вам пока ничего сверлить не собирается. Мы машину заранее включили, чтобы прогрелась. Вы мне лучше расскажите, чем в детстве болели. Коклюш, ветрянка, свинка…
Дейл, запинаясь, перичислил.
— Это хорошо, значит выдержите, — тряхнул головой Кнайф. — Откройте рот. Шире. Ещё шире. Ещё. Крюг, навались! Больной, не дёргайтесь! Уберите руки! Руки! Я вам что говорю? Вам же хуже будет. Сейчас же откройте рот и отпустите бормашину! Вы её что, проглотить хотите? Крюг, попробуй ты с ним поговорить. Да не так, не так… Эх…
Мучения несчастного Дейла продолжались…
— Больной не кричите! Крюг, хочешь немного посверлить? Да, это верно — что без толку сверлить? Пожалуй, рвать будем. Больной, что для вас лучше — сверлить или рвать? Да вы не нервничайте. Вы же взрослый бурундук. Конечно, болит. Разве я не понимаю? Сочувствую всей душой. О! Идея! Мы вам сейчас укол обезболивающего сделаем. Крюг, кто будет укол делать — ты или я? Ты? Ну, давай. Нет, сюда не коли, ты ему шею обезболишь. А здесь ухо. И чему тебя только в институте учат? Я сейчас от смеха лопну. А вы, больной, что не смеётесь? Человек четыре года учится и не знает, куда колоть. Вот сюда коли, где я палец держу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *