StoneKing
Поцелуй ведьмы

Нью-Йорк таял в вечерних лучах солнца, растворяясь в его щедрых золотых дарах, и только один хлипкий деревянный домишко дерзко отказывался от них, не купаясь в янтарном потоке живительного света. Все вокруг знали – это хижина настоящей ведьмы.

У Уинифред, любившей порядок настолько, что её страсть к уборке любой счёл бы маниакальной, в противовес её чистоплотной натуре дома почему-то обычно царил полный бардак. Но сейчас… казалось бы, после того химико-магического взрыва, что учинили во время своего предыдущего визита спасатели, дом ведьмы уже не должен был подлежать ремонту, однако на данный момент ничего не напоминало о произошедшем здесь где-то всего год назад… Более того, сейчас жилище пожилой хозяйки смотрелось вполне себе опрятным, и если бы не мертвенно-холодный блеск чёрного котла, не тёмно-серые занавески на окнах, не запредельное количество всякого рода бытовых предметов, в том числе и техники, для уборки, здесь можно было бы вполне комфортно себя чувствовать случайному гостю… будь он угоден хозяйке этого дома, естественно. Неприветливый, мрачный уют сего пристанища ведьмы вряд ли предполагал наличие сторонних его ценителей; тем не менее сам обновлённый вид помещения выражал… некую надежду, быть может?

Сюда-то и заявился в один прекрасный день Дейл. Беспрепятственно проникнув в дом через окно, он забрался повыше, на одну из множества стиральных машин, и огляделся, силясь избавиться от ощущения, будто он никогда раньше здесь не был, но увы — лишь рассыпавшаяся в днях прошедших тень былых приключений ещё витала невидимой розоватой пылью в воздухе, а кое-где она, увядшая, осела диковинной, но унылой тиной – вот и всё что осталось от воспоминаний. Но и сие удивительное явление пропало, стоило Дейлу лишь моргнуть. Почудилось?

Недоуменно встряхнув головой, бурундучок подобрался поближе к месту, откуда уже ускользнуло незримое ныне чудо, и неожиданно громко чихнул. И он готов был поклясться, что это случилось от того, что он вдохнул той странной пыли, услышав её приторно сладкий запах, неуловимо родной аромат…

Нашёл! Но что? Что-то, чего никогда не помнил, но о чём догадывался и знал; что-то, что потерял давно, но чего не хватился вовремя…

«Опять? Что за чертовщина? Я не понимаю… — недоумевал непрошенный гость. – Ничего подобного после взрыва котла здесь не было! Да и столько времени прошло… Почему же я должен это помнить?».

— Это ж какой наглостью нужно обладать, чтобы вновь заявиться сюда? – гулкий бас хозяйки дома, раздавшийся за спиной бурундучка, вывел того из раздумий. Он нервно обернулся, но быстро взял себя в лапы. Впрочем, голос у Дейла ощутимо дрожал, как он ни пытался это скрыть:

— Где Фокси?! Отвечай!

— Послушай-ка, малыш! – Уинифред лёгким щелчком пальцев правой руки зажгла в ней белый бесформенный магический огонь, немного рассеянно поиграла им и сжала ладонь в кулак. Яркий свет с громким треском погас, и теперь на раскрывшейся ладони колдуньи покоился лучистый шар, очевидно, смертоносной энергии. — Я тебе ничем не обязана. А вот ты мне должен быть благодарен за то, что я тебя сразу, как ты вошёл, не испепелила на месте! Настроение у меня сегодня хорошее больно… Да и бурундучьего жира для зелий я запасла, к сожалению, уже на год вперёд – не нужен он мне больше…

Дейл застыл, не зная, что предпринять. Уходить просто так он не собирался, но и тягаться с ведьмой в одиночку он не мог.

«На что я только надеялся? – думал спасатель. – Фредди сейчас, похоже, сильнее, чем обычно».

— Знаю, о чём ты думаешь, — будто прочитала его мысли ведьма. — Да, я всё-таки добралась до лунного камня сама сразу, как меня выпустили из тюрьмы за хорошее поведение. Так что со мной теперь всем придётся считаться, а уж такой мелюзге, как ты – тем более…

Примечательно, что в голосе Уинифред почему-то не ощущалось привычного самодовольства – это даже несколько насторожило Дейла, но ведьма не давала тому времени на обдумывание чего бы то ни было:

— Так чего ты до сих пор ждёшь? Твоей пассии здесь нет!

— Так Фокси не с тобой? – удивился спасатель.

— Нет! – ведьма распалялась всё сильнее, огонёк в её руке приобрёл угрожающий коралловый оттенок. — С чего бы мне эту тварь снова ютить у себя дома? И ты тоже убирайся!

— Но… мне очень нужно знать, где искать Фокси…

Уже ярко алый сгусток огня, мгновенно разросшийся до размеров футбольного мяча, просвистел над головой Дейла и, почти беззвучно ударившись о стену, рассыпался мелкими рыжими шариками магической энергии, которые стали быстро с шипением таять, оставляя ржавые пятна на деревянном полу.

— Убирайся!!! – в бешенстве ревела ведьма.

— Нет! – Дейл весь трясся от страха, но решил идти до конца. — Ты ведь знаешь, где она! Прошу, просто скажи, и я больше никогда сюда не вернусь…

Сказал — и закрыл глаза.

«Если отсюда-то смогу вернуться», — закончил бурундук про себя.

Но Уинифред, подув на руку, просто вышла из комнаты и вернулась назад со стаканом воды в руке. Сделала из него несколько глотков, пару раз глубоко вздохнула и, глядя куда-то в окно, спокойно спросила:

— А остальные твои дружки?

— А что с ними? – не понял Дейл.

— Они тоже не будут вмешиваться в мои дела?

— Да, — чуть повременив, выдохнул бурундук.

— Врёшь ведь! – резко повернула голову в его сторону раздражённая колдунья. – Они ведь даже не знают, что ты здесь, а ты уже за них что-то там говоришь. У вас, зверёнышей, нет никакого понятия о чести. Не верю я вам. Ни тебе, ни Баду, ни Лу, ни этой… этой проклятой Фоксглав!

— Да ты… ты… — Дейл даже задохнулся от возмущения, но восстановив дыхание, стал во всю мочь кричать на ведьму снизу-вверх. — Да как ты сама обращалась с ней?! Это ты, чудовище, разрушившее ей всю её жизнь, всё время жестоко обманывала её! Как ты смеешь так говорить о Фокси?

Дейл взорвался, даже забыв о том, что кроме Уинифред, ему никто не смог бы помочь. Та же, ни слова не говоря, неожиданно выплеснула на бурундука оставшуюся в стакане воду. Дейл сразу же замолчал и принялся отряхиваться, отпрыгнув заблаговременно на некоторое расстояние от ведьмы.

— Успокойся! Ты не знаешь, как всё было на самом деле…

Дейл хмуро поднял взор на Уинифред, но её морщинистое лицо не выражало ровным счётом никаких эмоций, и только в глазах читалось что-то, похожее на тоску. Миг – и физиономия её вновь стала абсолютно непроницаемой.

— Ладно, упрямец. Я тебя слушаю.

— Мы с Фокси… немного поругались. А потом… эээм, сильно потом, я был у Фокси дома, – осторожно начал Дейл, всё ещё не веря в то, что его согласились выслушать. – Она ведь поселилась в дальнем конце нашего парка после того, как стала свободна, — Уинифред при этих словах бурундука злобно скрипнула зубами, однако тот не обратил на это внимания. – Но она пропала!

— И ты сразу решил, что её похитили? – усмехнулась ведьма.

— Да. Я три дня подряд был там. И подолгу. Чип же сказал, что я волнуюсь зря. Вроде как всё указывает на то, что Фокси спокойно сама куда-то улетела, забрав с собой всё самое нужное. Он детектив – типа разбирается в этом… Но я этому не верю. И я чувствую, что она в опасности.

— А почему бы тебе твоему приятелю и не поверить?

— Она не могла вот так просто всё бросить и никому ничего не сказать! – с уверенностью воскликнул Дейл.

— Бестолочь ты мохнатая! – колдунья вдруг звонко грохнула пустым стаканом прямо перед носом Дейла, отчего тот отскочил от неё ещё дальше. — Она в том доме уже недели две не живёт! Хороший же ты друг, если об этом не знал… Она поступила в ученицы к одной ведьме – летучей мыши с рождения, как и она сама. Магию будет осваивать, недоучка…

— Откуда ты об этом знаешь? Ты видела Фокси?

— Будешь задавать такие бестолковые вопросы, я превращу тебя в корм для червей! Впрочем, я всё уже сказала…

Уинифред достала из кармана большой мятый листок бумаги, повертела его в руках, а протянула бурундуку уже его уменьшенную копию.

— Магическая бумага… — отстранённо прокомментировала ведьма; Дейл несмело взял в лапы записку.

— Грамоте, думаю, ты обучен. Там адрес дома, где ты сможешь свою подружку найти. На последнем этаже есть заброшенная комната – не живёт там никто из людей…

Ведьма умолка, и Дейл, изучив листок и выдержав неловкую паузу, тихо произнёс «Спасибо».

— Не благодари. Не терплю я этого! Да и будь уверен, что я найду способ взыскать с тебя должок!

Спасатель кивнул и уже собрался было уходить, как вдруг хлопнул себя по лбу и вновь обратился к колдунье:

— Ещё кое-что вспомнил… В старом доме Фокси я видел странную розовую пыль в воздухе и ещё что-то вроде киселя, разлитого где попало. Но мои друзья ничего такого не видели. А потом эта ерунда и у меня пропала куда-то. А потом бац – и в голове какой-то кавардак начинается, будто что-то хочет, чтобы его вспомнили! И здесь я видел то же самое!

— Бред какой-то! – раздражённо откликнулась ведьма. — Тебе, верно, померещилось. Я ничего такого здесь не вижу и ни про что подобное не ведаю. Теперь уходи!

Пожав плечами, Дейл скрылся в окне, а Уинифред, проводившая его взглядом, ещё долго рассеянно вертела в руках пустой стакан и бормотала:

— Герой-любовник нашёлся… Следы ауры своей чертовки он видит… И не знает ведь, дурачок, что ведьмы не могут любить… А может, чего-то не ведаю я?

* * *

Дома спасатели выслушали бессвязный доклад Дейла о его походе к Уинифред и, естественно, отругав того за опасную самодеятельность, совместно пришли к выводу, что Фоксглав ничего не угрожает. Впрочем, Дейла это не успокоило — ему казалось, что нужно срочно лететь к новому дому летучей мышки, что его крылатой подруге прямо в данный момент грозит опасность. Но команда не разделяла его мнения.

Поэтому пару часов спустя, когда спасатели легли спать, Дейл, захватив с собой «карманный» — длиной почти в рост бурундука – фонарик, тихо улизнул из штаба, поймал попутного ворона, а уже ещё через двадцать минут он стоял внутри тёмной комнаты, где, как предполагалось, теперь жила его подруга.

— Есть кто дома? – с беспричинной тревогой в голосе спросил у тёмноты Дейл. Но ответа не последовало.

Вместо него он услышал шорох за спиной, но не успел он и головы повернуть, как что-то с огромной скоростью влетело ему в спину. От сильного и резкого удара Дейл упал, но быстро поднялся на ноги.

— Ах, так! Ну тогда теперь не обижайся…

С этими словами он резко включил «карманный» фонарик и направил его в сторону предполагаемого нахождения источника опасности. Даже самого поверхностного взгляда было достаточно, чтобы понять, что им была не Фоксглав — в ярком свете лампы был отчётливо виден чёрный силуэт довольно крупной летучей мыши.

Нападавший закрылся крылом от слепящего его света.

— Кто ты? И где Фоксглав? – грозно спросил Дейл.

— Эрроу меня зовут! Убери от меня эту штуку, и я всё тебе расскажу! – низким женским голосом потребовала мышь.

Пока Дейл раздумывал, она резко ушла в тень и через мгновение напала на него сбоку, сбив бурундука с ног и придавив сверху своим телом.

— Зря ты пришёл сюда! – злобно шипела летучая мышь. – Ты опоздал! Теперь я перекушу твою тонкую шею, бурундучок!

Но воплотить в жизнь свою угрозу ей не удалось. Раздался звон битого стекла и через секунду сила давления противника на грудь резко снизилась. Дейл не стал задаваться вопросом, чем это обусловлено, а просто потянулся к фонарику и, схватив его в обе лапы и размахнувшись, ударил им по клыкастой физиономии летучей мыши. Истошный крик ярости пронзил воздух, а затем крылатый враг пропал в темноте. Бурундук стал искать неведомого спасителя, направляя луч фонарика на источник странного шума, казавшегося ему родным и почти забытым.

Оказалось, что им был махолёт, управляемый Гайкой в чудоковатых очках с зелёными линзами, наверняка бывших миниатюрными аналогами прибора ночного видения. Других пассажиров на борту не было.

На одной из присосок болталась чёрная летучая мышь. Но недолго – немыслимым образом извернувшись, она резким движением перебила клыками верёвку и упала на пол.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.