Daniil
Параллельные прямые

 

В  рассказе   использованы   строчки   из   стихотворения
С. Есенина "Я последний поэт деревни"

Многие явления пространственно-временных структур можно
объяснить лишь при одном условии: если принять за основу
утверждение, что Вселенная обладает свойствами кристалла...
Число граней у кристалла бесконечно, и каждая грань - это не
двухмерная плоскость, а объемный многомерный мир. Причем одно
из измерений каждой грани - многовариантность развития данного
мира...
В. Крапивин

Наверное, в жизни каждого выдаются дни, когда все идет
кувырком. На этот счет даже появилось множество суеверий вроде
"не с той ноги встал", "дурной сон видел", "звезды не так
расположились" и прочих, главенствующее внимание в большинстве
которых отведено тому, что происходило утром. Начало же дня, в
котором имело место в высшей степени странное происшествие в
доме спасателей, на первый взгляд, поражало своей
обыденностью. Проснувшись поутру, Дейл услышал все тот же
монотонный стук капель по стеклу. Третий день подряд лил
беспросветный дождь, внушая тоску обычно жизнерадостной
команде. В окошко чуть брезжил рассвет. Дейл взглянул на часы.
Те показывали без двух минут пять. "Батюшки, какая рань! В это
время даже Рокфор еще не подымается стряпать", - подумал
бурундук и попытался снова уснуть, но скоро понял, что не
может более сомкнуть глаз. Проворочавшись так минут с
пятнадцать, Дейл раздраженно откинул одеяло в сторону. "Ну что
ж это такое, в самом деле! В такую погоду и днем не знаешь,
куда себя подевать, а тут еще меня угораздило в пять утра
лишиться сна!" - ворчал он про себя, потихоньку, чтобы не
разбудить Чипа, выскальзывая из комнаты. Оставался только один
выход - проверить Гаечкину мастерскую, куда и поплелся
бурундук в прескверном расположении духа.
Еще не дойдя до мастерской, Дейл расслышал тихий скрежет
металла. Как он и предполагал, прекрасная изобретательница в
эту ночь так и не ложилась спать. Вот уж кому никакая самая
дурная погода не могла помешать что-то неустанно чертить,
строгать и ввинчивать. Взявшись за ручку двери, Дейл поймал
себя на мысли о том, что из всех членов команды он чаще всех
захаживает в "святую святых" золотовласой мышки. Чип
жаловался, что здесь у него от шума и чада неизменно начинает
раскалываться голова, Вжик и Рокки же гораздо больше времени
проводили вдвоем на кухне.
Дейл застал Гайку усердно суетящейся, несмотря на видимую
усталость, подле странного агрегата, который имел
конусообразную форму и своей вершиной едва не упирался в
потолок мастерской. От его корпуса разбегались в разные концы
помещения провода и изогнутые трубки, а на передней панели
имелись какие-то датчики и клавиатура. Всецело поглощенная
работой, Гайка даже не заметила присутствия рядом постороннего
лица. Зная эту ее особенность, Дейл кашлянул - так тихо,
насколько мог, однако этого оказалось достаточно, чтоб у мышки
от неожиданности вывалился из рук гаечный ключ.
- Дейл, это ты? Не ожидала твоего прихода. Почему ты не
спишь? - молвила Гайка.
- Я? Не знаю. Наверное, за эти дождливые дни отоспался
впрок, - пошутил бурундук. - А вот лучше скажи, почему ТЫ не
спишь? Я понимаю, как велика твоя тяга к работе, но если ты
переутомишься, то ведь вообще ничего не сможешь делать!
- Да я знаю, я сама себе об этом постоянно твержу, -
вздохнула мышка. - Но что я могу поделать, если каждый раз,
как берусь за новое изобретение, не могу от него оторваться!
Внушаешь себе: вот сейчас еще этот болтик вкручу и пойду
отдыхать - так нет же! После этого еще соединишь с десяток
таких же "последних" проводков, приспособишь столько же
"последних" рычажков, а там глядишь - и ночь прошла! Вот и
сейчас, как раз перед твоим приходом, я заканчивала очень
необычную машину, аналогов которой еще не встречала. Я назвала
ее спейсографом.
- Спей-сограф? А что это такое? Как он работает? -
заинтересовался Дейл.
- Ну... - замялась Гайка, - обычно я в подобных случаях
говорю: очень просто, однако на сей раз я даже не знаю, как
тебе объяснить. Тебе когда-нибудь приходилось слышать о
полипространственной теории?
- Поли... что? Нет, не слышал. А что это значит?
- Ну, видишь ли, - стала объяснять изобретательница, -
некоторые ученые считают, что на нашей планете существует не
одно настоящее время, а несколько таких времен. Мы иногда
задумываемся о том, что бы могло быть, если б в определенный
момент жизни поступили не так, как получилось в конце концов,
а иначе. Вариантов дальнейшего хода судьбы в таком случае
можно придумать бесконечное множество. Так вот: нашлись люди,
которые высказали предположение, будто все эти варианты не
остаются только в сознании мыслителя, а в действительности
существуют. А теперь представь, каковы могут быть выводы из
этой теории в масштабах целой планеты! Да ведь это значит,
что, помимо нашего, существует бесчисленное множество миров, в
которых есть свои города, свои люди и даже, может статься,
свои команды спасателей! Однако все эти пространства за счет
измерения, в котором они лежат, подобно параллельным прямым,
нигде не пересекаются между собой - таков закон природы. Чтобы
обойти его, я решила при конструировании спейсографа
руководствоваться принципом "от противного" и, как видишь,
что-то построила. Осталось теперь только испытать его - и,
если аппарат сумеет пересечь грани между параллельными
пространствами, мы сможем увидеть д р у г у ю Землю
и окончательно убедимся в том, что ученые, выдвинувшие эту
замысловатую гипотезу, были правы!
- Здорово! - аж подпрыгнул от восторга Дейл. Все его
прежнее нерасположение духа как рукой сняло. Он, правда, не
понял половины из объяснений Гайки, но усвоил главное: с
помощью этой странной машины можно очутиться в параллельных
мирах - это было то, что не раз бурундук видел в
фантастических фильмах. - Так чего же мы стоим? Мне не
терпится испытать аппарат в действии! - и с этими словами
грызун подлетел к агрегату и нажал сразу все кнопки на панели.
- Дейл! Подожди!! Я же еще не объяснила, как им
пользоваться!!! - завопила Гайка и бросилась к
горе-испытателю. Но было уже поздно. Машина дико загудела, из
выхлопной трубы вырвался сноп дыма, растяжки заискрили,
стрелки на приборах бешено завертелись, экран осветился всеми
цветами радуги. В корпусе агрегата открылось отверстие, из
него выползло устройство наподобие лазерной пушки и в
следующее мгновение выпустило в остолбеневших от небывалого
зрелища грызунов струю едко-бирюзового света.
Минутой спустя аппарат стал успокаиваться и наконец
затих. Ни рядом с ним на полу, ни где-либо еще в мастерской
никого не было.

"...Свежайшее дуновение бриза и горечь аромата соленой
воды, отдаленный гул прибоя и резкие крики чаек прямо над
головой, приятное жжение песка, нагретого за день, и ласковое
лобзание усталых пяток волнами... Наверное, такая красота не
может надоесть никогда. Как я люблю в такие пасмурные дни, как
этот, в одиночестве бродить по пустынному берегу! Все земные
сокровища не стоят одного мига этого ни с чем не сравнимого
ощущения полной отрешенности от всей житейской суеты, этого
ничем не нарушаемого покоя и состояния гармонии с природой..."
Так (или примерно так) думал Дейл, в задумчивости бредя
по чистейшему, лишь кое-где пересыпанному галькой песку
побережья залива Илиак. Странное дело - почему даже самых что
ни есть весельчаков так неудержимо влечет к себе царица
Меланхолия? Отчего Дейлу столь сильно полюбились именно такие
хмурые и, на первый взгляд, безрадостные дни, как сегодняшний,
он и сам не мог ответить. Ведь неправдой было бы утверждать,
что бурундуку не по нраву приходилось наблюдение за
расплавленным золотом вечернего солнца, падающего прямо в
морскую пучину, чтобы на следующее утро воссиять вновь! Да, и
это тоже было очень приятное состояние, но... Нет,
положительно невозможно выразить словами, что наполняло душу
маленького эвсебия двадцатого столетия в настоящую минуту и в
минуты, похожие на настоящую.
Святое одиночество... Нет, не одиночество - уединение.
Ибо одиночество несет собой боль, а уединение - покой. И
посреди этого состояния - вдруг тепло чьей-то руки на плече. И
хотя, кроме как Чипу, никому эта рука не могла принадлежать,
Дейл невольно вздрогнул, пробуждаясь от своих туманных грез.
- Дейл, ты здесь зачем? - голос ласковый, но с оттенком
напускной строгости. - Может, объяснишь, почему ты столько
дней не появлялся дома?
- Как?! - искренне удивился красноносый бурундук, кивнув
в сторону жилища из пальмовых веток в ста шагах позади. - Но
ведь я только что оттуда. И я всегда здесь жил...
- Не говори глупостей! - голос друга начинает серчать. -
Кларисса ждет его-не дождется, все глаза проглядела, а он
изволит шататься в нескольких милях от дома и в ус не дует!
Хорошо, я знал, где тебя искать!
- Кларисса??? Это еще кто? - крайняя степень удивления.
- Нет, ну это уж ни в какие рамки не укладывается! Уже
собственной жены не помнит! А ну пошли домой, быстро!!!
- Ну... Если ты так настаиваешь... - по-прежнему ничего
не понимая.
Что такое? Почему-то ноги враз перестали слушаться. С
каждым шагом ступни все тяжелей отрывать от земли. Или это
зыбучие пески?
- Чего ты там еле плетешься? Мне тебя что, на руках
нести? - какой вдруг странный, чужой стал голос Чипа!
- Я... я стараюсь... но не могу...
- Ну так я тебе сейчас помогу! - и подзатыльник, такой
крепкий, что заставил несчастного бурундука подняться в
воздух. Но что же с землей? Она не приближается, а отдаляется!
Качнулись и разом ушли в сторону серые скалы и пустынный пляж.
И вот уже Дейл, раскинув руки, летит сквозь вечерние сумерки
("Сумерки? Но ведь только что был день!" - мелькнуло в голове
бурундука, однако он тут же забыл об этом), а навстречу ему на
огромной скорости мчатся огни и растяжки Золотых Ворот. Еще
немного - и грызун врежется в них со всего маху! Но нет,
скорость падает, полет переходит в планирование на термальных
потоках, и скоро Дейл хватается за одну из растяжек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *