Daniil
Ностальгия по трамваю

 



Пустой трамвай, ты тоже одинокий...
Пустой трамвай, сегодня мы - друзья.
Пустой трамвай, сегодня мы печальны,
Как наша осень: твоя и моя.

Л.Федин

Команда возвращалась домой с очередного дела. Искушенный
читатель тут же упрекнет автора в применении столь избитой
фразы, однако она, как никакая другая, способна передать всю
обыденность данной ситуации в жизни спасателей. Все было как
всегда: Чип лениво листал наизусть выученный сборник рассказов
про Шерлока Джонса, Дейл дремал, Рокфор безмолвно предавался
воспоминаниям, рассеянно глядя на проплывающие внизу пейзажи,
Вжик похрапывал на его плече, а Гайка неутомимо вела самолет,
и лишь по ее зрачкам можно было бы прочитать, что она не
меньше других мечтает об отдыхе в стенах родного Штаба, - но
глаза были скрыты стеклами очков. Даже пропорциональное
соотношение времени суток с оставшимся до дома расстоянием
было обычным: солнце уже давно прошло свою наивысшую позицию
на небесной арене, а самолету спасателей требовалось отмахать
еще не меньше сотни километров. Возможно, по причине страха
машины перед этой дистанцией на закате дня, а может, и по
более объективному поводу, но плавное течение полета вдруг
нарушилось, и самолет начало вихлять из стороны в сторону.
Гайка передала управление Чипу, а сама полезла в брюхо
искусственной "птичке", попутно промывая мозги "этому
дурацкому стабилизатору", который в последнее время что-то
расшалился. Дурацкому стабилизатору подобные речи в свой
адрес, по-видимому, не понравились, потому как следствием всех
Гаечкиных операций над ним явилось теперь уже полное
отключение устройства. Самолет зашвыряло по воздуху со
страшной силой, и мышка, поняв, что дело зашло слишком далеко,
буквально вышибла руль из рук Чипа и повела машину на
снижение.
Друзья приземлились подле обширной свалки, за массивом
которой в отдалении угадывались здания какого-то городка.
Касание получилось немного более резким, чем рассчитывала
Гайка (по правде говоря, даже фюзеляж затрещал), но в целом
посадка прошла удачно. Не успел еще никто из присутствующих
отстегнуть ремень безопасности, как Рокфор уже задал свой
дежурный вопрос:
- Кости у всех целы? Чудесно. Гаечка, говори, какие
детали тебе нужны?
- Не так быстро, Рокки! - откликнулась изобретательница.
- Неужели ты думаешь, что я успела в полете как следует
проанализировать ситуацию? Чтобы выявить причину неполадок,
мне потребуется немногим больше минуты... - последние слова
мышка договаривала, уже в буквальном смысле погружаясь во
внутренности самолета. Рокфор притворно вздохнул и скрестил на
груди руки, изображая тем самым свою готовность в любое
мгновение оказаться полезным Гайке.
Тем временем Дейл, успевший к тому моменту выпрыгнуть из
своего сиденья и осмотреться по сторонам, воскликнул:
- Знакомые места!
Взоры остальных членов команды (кроме Гайки, продолжавшей
возиться с механизмами) тотчас обратились на него.
- В самом деле? Откуда же? - Чип постарался скрыть
удивление, в результате чего его реплика приобрела несколько
язвительный оттенок. Однако Дейл не обиделся и продолжил как
ни в чем не бывало:
- Да! Мне ли их не знать! Ведь я здесь вырос...
Теперь и Гайка оторвалась от своей работы и в изумлении
воззрилась на красноносого бурундука. Чип же смутился и
опустил глаза. Он, дольше всех знакомый с весельчаком отряда,
практически ничего не знал о прошлой жизни своего друга. Дейл
почему-то всегда крайне неохотно припоминал эпизоды из своего
детского возраста и тотчас стремился увести разговор от этой
темы. Чем объяснить такое неординарное поведение его товарища,
Чип не ведал. И тем заманчивей было слышать из уст Дейла столь
неожиданное признание.
А между тем всеобщий любимец развивал свою мысль:
- Да, вот как раз на этой свалке мы с приятелями играли в
разведчиков. А вон за тем холмом раньше находился сеновал,
куда мы тайком сбегали от родителей, чтоб провести всю ночь в
разговорах... Батюшки, как же это давно было! Интересно бы
теперь пройтись по городу и посмотреть, насколько он
изменился...
- Так в чем же проблема? - подала с самолета голос Гайка.
- Конечно, сходи! В кои-то веки такая возможность выдалась...
Мне все равно нужно время, чтоб починить стабилизатор.
- Верно, а мы с Вжиком раздобудем необходимые детали!
Гаечка, ты уже определилась с тем, что тебе требуется? -
поддержал мышку Рокки.
- Я пойду с тобой! Можно? - неожиданно просяще для самого
Чипа прозвучала эта его реплика.
- Хорошо, конечно, - последовал ответ.
- Вот и отлично, - подытожила изобретательница. - Мне
спокойнее, когда вы вдвоем. Через полтора часа мы ждем вас
около самолета. Удачи!
Прежде чем снова согнуться над приборами, Гайка мельком
бросила взгляд вслед уходящим навстречу медленно опускающемуся
солнцу двум бурундукам и невольно залюбовалась ими. "А ведь у
меня никогда не было столь же хорошей подруги... - вздохнула
она, однако тут же отогнала от себя эту мысль. - Господи, да
мне ли на свою судьбу жаловаться? Быть в окружении таких
прекрасных ребят, являться членом команды спасателей,
заниматься наукой в свое удовольствие - это ли не счастье?"

Чип и Дейл довольно долго шли в полном молчании. Дейл
казался сумрачным, и его товарищ уже начал терзаться мыслью о
том, не зря ли он навязался к ныне задумчивому весельчаку в
спутники. Однако стоило бурундукам ступить на безлюдную
мостовую утопающей в зелени улицы с небольшими кирпичными
домами и дощатыми заборами, язык Дейла (к великому облегчению
Чипа) развязался.
- Здесь почти ничего не изменилось, - молвил красноносый
грызун. - Это и хорошо. Хотя разумом я понимаю, что обновление
- неизбежный и закономерный процесс, сердцу всегда так жаль
прощаться с тем, что когда-то было неотъемлемой частью
детства... Идем дальше?
Чип молча кивнул. При кажущейся внешней грубоватости
всегда проницательный, командир спасателей уже чувствовал, что
не просто так Дейл взял его с собой на прогулку и ни с того ни
с сего разоткровенничался перед ним. Сыщик нутром ощущал, что
его лучший друг сегодня решил поведать ему, Чипу, какую-то из
своих тайн. Момент, как видно, предстоял ответственный:
задачей лидера команды было внимательное слежение за своим
поведением, чтобы, не дай Бог, не проронить какого-нибудь
неосторожного слова, которое могло бы неприятно зацепить Дейла
и поколебать его доверие к своему товарищу.
Одна за другой сменяли друг друга узкие улочки. В
большинстве своем они оказывались длиной в сто-двести метров.
Застройка была нечастая, малоэтажная и старинная. Навстречу
почти не попадалось живых душ, за исключением двух
пенсионеров, заблудшей собаки да стайки воробьев, купающихся в
луже. Тем не менее, Дейл, вероятно по привычке, то и дело
сворачивал с хорошо освещенных участков улицы в полутемные
кривые переулки. Теперь у Чипа не оставалось сомнений
относительно того, что его спутник действительно родился и
вырос в этом полузабытом городке; окажись здесь сыщик один, он
бы точно заблудился во всей этой путанице проходов.
Очередной проулок совершил прихотливый изгиб и неожиданно
вывел на открытый всем ветрам луг, посреди которого мирно
паслась коза. Слева от друзей подымалась полуразрушенная
зубчатая стена, почерневшая от времени. За ней виднелись
остроконечная башня и верхний этаж какого-то древнего здания,
очевидно, пустующего. Здесь Дейл остановился и второй раз за
прогулку прервал молчание:
- Когда-то это был монастырь, потом его превратили в
мельницу, а к моменту моего рождения тут уже все было
заброшено. Удивительно, что это место до сих пор не расчистили
- известно ведь, как начальство любит прибирать к рукам каждый
клочок земли... Внутри того здания очень интересно, прямо как
в средневековой крепости. Я хорошо это помню, хоть и был в нем
всего один раз...
Чип думал было спросить, отчего столь примечательное
место не стало излюбленным для совместных игр Дейла с
приятелями детства, однако большеглазый бурундук точно
прочитал его мысли:
- Да, Чип. Тогда, возле самолета, мне не хотелось
повергать в уныние всех членов команды, потому я упомянул
неких приятелей, с которыми якобы провел ребячьи годы. На
самом же деле играть мне было не с кем...
- А как же... - начал было Чип, но Дейл перебил его:
- Я знаю, о чем ты хочешь спросить, Чип. Кроме слов о
приятелях, в остальном моего вранья не было. В разведчиков на
свалке я действительно играл, но только приходилось отдуваться
за себя и за противника сразу. А что до сеновала... Случалось
мне на нем ночевать, и не раз. Уж очень сладостно было
делиться с ночью своими самыми интимными переживаниями...
Временами даже чудилось, что я не один, и страшно было в такие
минуты сделать лишнее движение, которое бы разрушило это
ощущение. Так я и засыпал, упорно не желая терять веры в то,
что когда-нибудь и у меня будет друг...
При последних словах Дейла Чип едва удержался от слез.
Невыразимая жалость к товарищу и досада на самого себя разом
всколыхнулись в сердце лидера спасателей. В тысячный раз он
проклинал себя за собственные нервные выходки в адрес такого
на вид бесшабашного, а на самом деле легко ранимого Дейла. О
том, насколько горько себя должен был чувствовать его друг
после подобных грубостей, сыщик, как правило, не задумывался.
И неудивительно - ведь он, Чип, несмотря на свой задиристый
характер (а может статься, как раз-таки благодаря ему), в
детстве никогда не мучился одиночеством...
Чтобы разрядить обстановку, Чип коснулся плеча своего
спутника. Дейл не отстранил его руки и тихо улыбнулся, но
почти тотчас встряхнул головой и произнес:
- Ладно, давай двигаться дальше, а то время бежит, а мы
еще самое главное не посмотрели.
"Значит, это еще не все? - подумалось Чипу. - Впрочем,
картина его жизни уже и так малость прояснилась. Как хорошо,
что наш самолет забарахлил именно над этим городом!"
Тропинка, по которой направились бурундуки, пересекла луг
и стала взбираться на бугор. Из-за его гребня внезапно
(разумеется, для Чипа) выскочили стройные белые многоэтажки.
От них уходила под наклоном вниз достаточно широкая улица,
где-то вдали утыкаясь своим противоположным концом в
телевышку. Здесь было довольно людно, и Чип хотел обратить на
это внимание своего друга, но тот как будто не замечал никого
вокруг.
- В детстве я не очень любил новостройки, но этот район
мне почему-то нравился, - задумчиво говорил Дейл. - Для себя я
прозвал его "зеленым городом". Как-то тут всегда... очень
солнечно, что ли. Здесь я когда-то осваивал велосипед...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *