Гиротанк
Недораспад / Malf-Life

Зато после операции Вам уже не придется прятаться и переодеваться.

— Да, Вы правы! Обо мне заговорит весь мир! Это я гарантирую! — азартно выкрикнул Нимнул, и стал гримироваться.

После получаса езды белый пикап свернул с шоссе на второстепенную дорогу, и вскоре остановился перед воротами Боттлботтомского исследовательского центра. Охранник заглянул в кабину и, увидев профессора Сильверспуна, коротко кивнул, после чего поинтересовался насчет его пассажира. Шпион в красках расписал успехи профессора Адамса. Такой человек реально существовал, информацию о нем и его достижениях Шпион почерпнул из специализированных журналов. Охранники, естественно, эти журналы не читали, но, даже если бы и читали, вряд ли бы заподозрили неладное, поскольку Адамс и Нимнул действительно были немного похожи. А если знать Адамса лишь по фотографиям, раскрыть подмену было практически невозможно.

Так оно и получилось. Маскировка сделала свое дело, и охрана даже не стала заглядывать в кузов. Охранник взял под козырек и поднял шлагбаум. Шпион заехал на территорию комплекса и припарковал машину на стоянке на личном месте профессора Сильверспуна. Выйдя из автомобиля, он окликнул проходившего мимо охранника и попросил организовать для него и его коллеги автопогрузчик, чтобы доставить их «бесценный в масштабах общемировой науки» груз к грузовому лифту. Охранник с готовностью отозвался помочь ученому с мировым именем, и через несколько минут все было улажено.

* * *

— Это же Боттлботтомский центр! — сказала Гайка, показывая на скопление белых зданий внизу.

— Это-то как раз неудивительно, — заметил Чип. — Странно то, что Сильверспун провез туда Нимнула и каких-то роботов. Зачем ему это?

— Может, они с Нимнулом старые друзья? — предположил Дейл. — Одноклассники, например. Вот Сильверспун и решил по знакомству устроить ему экскурсию…

Чип наградил Дейла затрещиной.

— Ты чего это?! — возмутился Дейл.

— Того, что глупости говоришь! У такого видного ученого, как Сильверспун, не может быть с Нимнулом ничего общего!

— Тогда как ТЫ это объяснишь? — въедливо поинтересовался Дейл.

— Пока никак. На месте разберемся. Приземляй нас, Гайка!

— Хорошо. Держитесь! — Гайка подала руль от себя, и «Крыло» стало пикировать на крышу самого большого из зданий.

— Гаечка, а мы не слишком круто снижаемся? — осторожно спросил Рокфор.

— Нет, что ты! Эта траектория оптимальна, поскольку учитывает силу ветра, площадь крыши здания и окружающие комплекс деревья!

— А высоковольтные провода она учитывает? — Рокфор показал на две опоры ЛЭП, в пространство между которыми они как раз летели.

— Провода? Нет, про провода я забыла. Точнее, я пренебрегла их толщиной в абсолютных величинах…

— ЧТО?! — в ужасе воскликнули остальные, глядя на быстро приближающиеся черные линии.

— Не волнуйтесь, сейчас все поправлю… — Гайка бешено защелкала переключателями. На этот раз желтый провод был подсоединен, куда надо, и дополнительные закрылки выдвинулись автоматически. От резкой смены вектора тяги самолет встал на дыбы, а его крылья опасно изогнулись вверх. Одновременно Гайка выпустила посадочные опоры, что еще больше затормозило полет. Но этого все равно оказалось недостаточно. «Крыло» село на провод, от чего тот прогнулся и, резко распрямившись, метнул машину по крутой параболе в сторону комплекса. В полете Гайка перевела «Крыло» в вертолетный режим и переложила реверс, что позволило самолету совершить относительно мягкую посадку на крышу.

— А ведь неплохо получилось! Хорошо, что посадочные опоры из диэлектрика. — радостно воскликнула Гаечка, выключив двигатели. — Хотя в какой-то момент мне показалось, что конструкция не выдержит.

Ответ последовал не сразу, так как другим Спасателям пришлось приложить определенные усилия и даже помочь себе руками, чтобы разжать сведенные судорогой челюсти.

— Такими темпами я уже к осени буду седовласым старцем. Если доживу, конечно, — мрачно пошутил Рокфор.

— Хорошо, что мы не успели позавтракать. А то пришлось бы мыть самолет, — слабым голосом протянул Дейл.

— Да уж, повезло тебе, Дейл! — засмеялся Чип, хотя внутренне был с другом абсолютно солидарен.

Окончательно придя в себя, команда направилась к решетке вентиляции. Рокфор с разбега снес ее, и Спасатели двинулись в освещенный тусклым красным светом тоннель.

* * *

— Итак, Нортон, как видите, все идет по плану, — сказал Шпион Нимнулу, когда двери грузового лифта закрылись и никто не мог слышать их разговор. — Посмотрим, на что способны ваши хваленые роботы. Они не должны подвести. Надеюсь, это понятно?

— Все ли мне понятно? Конечно, мне все понятно! Я не какой-то сопливый школьник, я…

— Хватит, профессор, я понял. Теперь тихо. Мы уже почти на месте…

Шпион чувствовал себя в центре, как дома. За время своих предыдущих визитов сюда в качестве то лаборанта, то охранника, то специалиста по системам вентиляции он хорошо изучил план комплекса. Сейчас в той части здания, где размещался экспериментальный реактор, ничего не происходило, так как в связи с удачным завершением проекта «Улюлюний» эта неделя была объявлена выходной. Поэтому там не должно было быть никого, кроме пяти охранников и двух лаборантов, приводивших в порядок учетные записи. Но они не смогут им помешать.

Поднявшись на шестой этаж, Шпион с помощью пропуска Сильверспуна открыл двери в реакторный комплекс. У дверей сидели за столом два охранника, при виде профессора бросивших карты и вытянувшихся по стойке «смирно».

— Но-но, ребята, не стоит, — улыбнувшись, погрозил им пальцем Шпион. Он знал, что профессор сквозь пальцы смотрел на мелкие проступки охраны, поэтому повел себя именно так. — Лучше помогите нам с коллегой выгрузить из лифта эти ящики. Только осторожно! Это очень хрупкое оборудование!

Выгрузив из лифта всех роботов, так ничего и не заподозрившие охранники вернулись к игре, а Шпион и Нимнул пошли в кабинет Сильверспуна. Там, как и ожидалось, никого не было, поэтому Шпион сразу же открыл вентиляционную решетку и запустил туда своих крыс, к спинам которых были привязаны три газовые гранаты.

— Ваш выход, серые. Вы знаете, что делать!

Группа Френсиса исчезла в недрах вентиляции, а Шпион, заперев изнутри дверь кабинета, достал из портфеля два респиратора. Один протянул Нимнулу, второй надел сам. Конечно, у них еще было в запасе немного времени, пока крысы доставят гранаты в нужное место, но рисковать он не хотел. Сонный газ был очень сильным и распространялся слишком быстро. Лучше пару лишних минут провести в респираторе, чем провалить операцию по собственной глупости. За крыс он не переживал — газ действовал только на людей. Он сверился с часами: с момента их с Нимнулом прибытия прошло двадцать минут. Они шли с опережением графика…

Через пять минут он услышал, как в коридоре что-то упало. Выйдя из кабинета, он увидел распростертого на полу солдата. Шпион быстро пошел в комнату охраны. Переступив через бесчувственные тела, он вставил в главный компьютер диск со своей программой. Теперь на главном посту видели записанную заранее картинку, а система безопасности блока были отключена, причем так, что на главном пульте считали, что все в полном порядке. Вынув из кармана начальника охраны его электронный ключ, Шпион вернулся к лифтам и заблокировал их. То же самое он сделал с дверью на лестницу. Теперь реакторный блок был надежно изолирован от остального комплекса. Поскольку каждый блок имел свою систему вентиляции, он не опасался, что газ случайно попадет в другие части комплекса. Никто не узнает, что здесь происходит. Пока не будет уже слишком поздно…

Шпион бодро развернулся на каблуках и, потирая руки, вернулся в кабинет, где его ждал Нимнул и вернувшиеся крысы. Подождав двадцать минут, Шпион достал из кармана маленький прибор.