Гиротанк
Недораспад / Malf-Life

У меня, знаете ли…

— Пятнадцать миллиардов долларов, — невидимый собеседник произнес эти слова абсолютно таким же спокойным и ровным голосом, как все сказанное до этого, поэтому Нимнул не сразу понял, о чем речь.

— …все дела денеж… — он запнулся, переваривая услышанное. — СКОЛЬКО-СКОЛЬКО?!

— Да, профессор, Вы не ослышались. Пятнадцать миллиардов долларов. Это Ваша половина.

— Ого, ого… А Вы играете по-крупному, да? Да, да, конечно же, только крупному игроку, настоящему дельцу мог понадобиться мой гений! Конечно же, как же я сразу…

— Итак, профессор, Вы согласны?

— Согласен ли я?! Вы издеваетесь? Конечно, ДА!

— Прекрасно. — Его собеседник зажег настольную лампу, и Нимнул зажмурился от неожиданно яркого света. Шпион встал из-за стола, подошел к Нортону и одним взмахом ножа перерезал веревку. — В таком случае, перейдем к деталям…

* * *

«Крыло Спасателей», пусть и не так быстро, как мечталось Гайке, зато без поломок и сбоев, кружило над скоплением старых складов.

— Да уж, — недовольно протянул Чип, отрываясь от изучения пейзажа внизу. — Третий день наблюдений, и никакого толку! Еще раз спрашиваю: вы точно уверены, что пикап поехал сюда?

— А куда же еще? — ответил Рокфор. — Дорога то одна. Ему просто некуда деваться…

— Ты это уже говорил, Рокки. И вчера, и позавчера, — заметил Дейл, отрываясь от книжки с комиксами. — А тут даже ночью ничего не происходит! Мне надоело спать в самолете! Хочу домой!

— А я думала, тебе нравятся приключения… — заметила Гайка.

— Приключения? Приключения, конечно, нравятся! Но разве это приключения? Вот у Дирка Суава…

— Ты уже надоел со своим Дирком! — перешел в наступление Чип. Реплика Гайки свидетельствовала, что она сейчас не столь благосклонна к Дейлу, как раньше. А значит, пришло время для ответного удара.

— Он не мой Дирк! Он герой, агент! Как бы я хотел стать таким, как он… — Дейл мечтательно закатил глаза.

— Ты уже пытался. Помнишь, что из этого вышло? Твои игры в шпионов чуть не убили нас!

— МОИ ИГРЫ?! — взбеленился Дейл. — Это была ваша идея! Ваша шутка надо мной! Это все из-за вас!

— Да-да, конечно… «Супершпион ноль-ноль-Дейл к вашим услугам!» «Не поможете ли мне привести в порядок костюм моего друга, мистер ноль-ноль-Дейл?» «Ой, а это правда был настоящий микрофильм?» — Чип начал в лицах пересказывать давнюю историю. У него это получилось так здорово, что все захохотали. Кроме Дейла, разумеется.

— «Микрофильм, микрофильм», — передразнил он Чипа. — Да если бы не я, эти шпионы украли бы чертежи супертанка!

— А ведь он прав! — поддержала Дейла Гаечка, и Чипа снова будто водой окатили. Но сейчас он так легко сдаваться не собирался.

— Подумаешь! Ему просто повезло!

— Ты прав, Чип! Удача сопутствует героям! — гордо произнес Дейл, приняв величественную, как он считал позу: правая рука закинута за голову, левая упирается в бок, язык высунут, глаза навыкате.

— Да ты просто памятник! — воскликнул Чип, согнувшись от смеха. На этот раз веселье было действительно всеобщим.

— Ладно, — насмеявшись вдоволь, Чип снова заговорил деловым тоном, — предлагаю план: сегодня еще переночуем здесь, а если завтра до полудня ничего не обнаружим, вернемся в штаб. Согласны?

— Хорошо, командир! — хором ответили остальные, и Гайка повела самолет на снижение. А Дейл со вздохом добавил:

— Надеюсь, это будет последняя ночь в этом захолустье…

* * *

Через три дня кропотливой работы профессор Нимнул завершил работу над своим последним детищем. Или детищами. В сложенном состоянии они представляли собой простые металлические ящики. Но стоило подать радиокоманду, как они в считанные секунды раскладывались в больших, в человеческий рост, роботов на гусеничном ходу с двумя манипуляторами, полностью дублирующими руки человека. Они должны были помочь профессору разбогатеть. Да-да, именно ему. И только ему. За те три дня, что он провел в оборудованной под старым складом лаборатории, он понял, что, кроме него и Шпиона, в предприятии никто не участвует (не считать же полноправными участниками трех дрессированных крыс!). Значит, если он справится со Шпионом, весь улюлюний достанется ему одному! А уж он-то найдет ему применение из применений. Поэтому Нимнул оснастил своих роботов парочкой, так сказать, недокументированных функций… Хотя Нортон Нимнул был искренне благодарен Шпиону за предоставленную возможность вновь работать с самым лучшим оборудованием, он не мог позволить Шпиону продать улюлюний. Для него это было слишком мелко. Пятнадцать миллиардов, вне всякого сомнения, большие деньги, но они ничто по сравнению с властью над энергетической безопасностью мира, над его будущим! Он, Нортон Нимнул, развернет промышленное производство улюлюния, и очень быстро станет диктовать свои условия всем странам! И они просто обязаны будут их принять, никуда не денутся! Ха-ха-ха-ха-ха!

Утром в день операции Шпион привез на базу еще одного связанного ученого. Это был доктор Сильверспун, руководитель проекта «Улюлюний». Шпион запер его в специально оборудованной камере, после чего переоделся в его одежду и загримировался. Прическа и борода не были проблемой. Труднее было подделать рост и комплекцию ученого. Но Главный Шпион недаром был мастером перевоплощения. Сутулость, дополнительные подкладки под одежду и специфическая походка — и перед вами новый доктор Сильверспун!

— Ну что, мои маленькие друзья, — обратился переодетый Шпион к крысам-помощникам. — Поработаем?

— Конечно, сэр! — ответил Френсис.

Луи осторожно подергал командира за рукав.

— Эй, Френсис, а кто это?

— Тупица! Это наш босс! — Френсис наградил подчиненного тумаком.

— Как это? — удивился Мо. — Я нашего босса знаю. Он совсем не такой!

— Он замаскировался! Ты что, так за все время и не понял, что наш босс умеет становиться тем, кем захочет? Болван…

— Становиться, кем захочет? — Мо почесал голову. — Здорово! Непонятно только, как работать, если босс все время меняется?

Френсис плюнул и ушел, бормоча себе под нос:

— Силы небесные. И почему мне приходится работать с такими идиотами?

* * *

Странный шум разбудил Спасателей. Явно машинного происхождения, он не был похож ни на что из того, что им приходилось до сих пор слышать. Осторожно приблизившись к краю крыши, на которой они разбили лагерь, команда увидела стоявший через дорогу у ворот пустующего склада белый пикап, рядом с которым стояли двое мужчин.

— Смотрите, Нимнул! — воскликнул Дейл, показывая на одного из них.

— Что ж, Нимнула мы нашли. — не без удовлетворения отметил Чип. — Но кто это с ним? Он тоже кажется мне знакомым…

— Сейчас, сейчас. Хорошо, что я захватила бинокль. — Гаечка приложила к глазам бинокль, состоявший из четырех попарно соединенных между собой трубок — двух узких и двух широких. Узкие трубки были вставлены в широкие так, что могли перемещаться вперед-назад. В зависимости от этого увеличивалось расстояние между линзами, выточенными из старых контактных линз, что позволяло регулировать резкость.

— Так-так, посмотрим… — она подвигала трубками бинокля, пока не получила четкое изображение, после чего воскликнула:

— Господи! Это же доктор Сильверспун!

— Сильверспун? Создатель улюлюния?! Но какие у него могут быть дела с Нимнулом? — Чип задумался.

— Кстати, а что это так шумит? — спросил Дейл.

Ответ последовал незамедлительно. Нимнул достал из кармана какой-то пульт, и из склада один за другим выехали четыре гусеничных робота. Именно от них исходил низкий гул, привлекший внимание наших героев. Один за другим роботы подъезжали к пикапу, складывались почти вдвое, после чего заезжали в кузов и исчезали из виду. Когда был погружен последний из них, гул прекратился. Нимнул и человек, похожий на Сильверспуна, сели в кабину, и пикап тронулся с места.

— Скорее за ними! — скомандовал Чип. — Нам ни в коем случае нельзя их потерять! Спасатели, вперед!

И дружная команда бросилась к самолету.

* * *

— Наденьте-ка, — Шпион достал из портфеля и протянул сидевшему рядом Нимнулу тоненькую накладную бородку и большую коричневую шляпу.

— Зачем это?

— Послушайте, Нортон. Ваши фотографии не раз украшали обложки газет, причем под не самыми лицеприятными заголовками…

— Вы хотите сказать, что слава обо мне, как о великом гении…

— Называйте это как хотите. Но, если Вас узнают, мы оба прогорим. А так я представлю Вас как своего коллегу, доктора Джона Адамса. Вот удостоверение.