Гиротанк
Недораспад / Malf-Life

Еще машина. Крыло. Крыша. Вторая крыша. Уступ. Ступенька. Подножка. Сорванная с петель дверь. Сиденье. Приборная доска. Капот. Он дошел! Он на вершине мира!

— Ура, ура! Я выше всех! — прокричал в пространство Дейл, подняв руки в темное ночное небо. — Теперь я главный! Я лучший! Я…

Внезапно в считанных сантиметрах от него в крышку капота ударился какой-то странный прибор с торчащими во все стороны проводами. От неожиданности Дейл чуть не слетел с грузовика, но успел схватиться за торчащий на краю, словно памятник, фирменный знак.

— Эй, кто это там посмел потревожить меня, Повелителя Свалки?! — закричал Дейл, взобравшись назад на капот. Он подошел к краю и посмотрел в ту сторону, откуда прилетела чуть не прибившая его непонятная штука.

Его взгляду открылась широкая площадка, окруженная стеной из старых автомобилей. В центре расчищенного пространства стоял старый тягач без колес с длинным прицепом, по-видимому, рефрижератором. Но это был не просто старый тягач, а настоящий дом с прорезанными в стенках прицепа окнами, из которых струился свет. Кабина тягача служила крыльцом. Двери как раз были распахнуты, а на пороге в квадрате света стоял пухлый человек низкого роста в очках с толстыми стеклами, злобно сверкавшими на его скрытом в тени лице. Однако Дейл настолько часто встречал этого человека, что сразу же узнал, несмотря на недостаток освещения.

— Господи, это же Нимнул! — воскликнул Спасатель. Он метнулся к противоположному краю капота и во весь голос закричал в темноту внизу:

— РОКФОР! ВЖИК! СЮДА! СКОРЕЕ!

Услышав крики, Рокки, как раз выдиравший подходящий конденсатор, резко выпрямился и ударился головой о крышку кузова.

— Ай! Больно! Ну что еще с ним стряслось? Вжик, проверь, что там!

Муха утвердительно пискнула и рванулась вверх так быстро, как только могла. Рокфор, продолжая вполголоса ругаться, выбрался из автомобиля и начал восхождение. Добравшись до кабины тягача, он присоединился к Дейлу и Вжику, внимательно следившими за действиями Нимнула.

А посмотреть было на что. Ученый то исчезал внутри дома-прицепа, то появлялся вновь, каждый раз с новым непонятным механизмом в руках. И ударом ноги отправлял его в продолжительный полет в темноту.

— Будь оно все проклято! — кричал он вслед очередной конструкции. — Я, профессор Нортон Нимнул, величайший ученый, вынужден сидеть на этой свалке, как какая-то крыса! Жить в старом прицепе! Работать с каким-то вшивым утилем! Который не работает! Ничего не работает! Это просто ужас, кошмар!

— Надо же, — Рокки локтем толкнул Дейла, — оказывается, не только у Гаечки бывает черная полоса!

— М-да, кризис жанра налицо, — с видом знатока произнес Дейл. Эту фразу он случайно услышал на каком-то канале, посвященной медленной и тягучей музыке, когда в одну из ночей переключал каналы в поисках очередного ужастика.

— Ладно, Дейл. Похоже, сейчас профессор если и представляет опасность, то лишь для себя самого и своих изобретений. Пошли, я нашел нужные конденсаторы, но мне понадобится твоя помощь…

Внезапно царившую на свалке тишину разорвал рев мотора, и из-за груд металлолома выехал крытый грузовичок-пикап белого цвета. Объехав площадку по кругу, он затормозил у входных дверей тягача. Из машины вышел высокий мужчина в белой одежде с картонной коробкой для пиццы в руках. Оглядевшись по сторонам, он подошел к тягачу и постучал.

— Ну вот, это еще кого на ночь глядя принесло! — вместо приветствия произнес Нимнул, открыв дверь.

— Ваша пицца, сэр! — ответил посыльный.

— Пицца? Какая еще пицца? Я не заказывал никакой пиццы! — замахал руками ученый.

— Да вы только попробуйте! — настаивал посыльный, подходя к Нимнулу вплотную и открывая крышку коробки. Нимнул заглянул внутрь, но никакой пиццы не увидел. Зато успел увидеть трех крыс, направивших ему в лицо раструб газового баллончика. Раздалось резкое шипение, и профессора окутала белесая дымка. Он сделал пару глубоких вдохов, после чего его ноги подкосились, и он, еще успев пробормотать «Помогите…», без сознания рухнул на пол.

— Ого! — воскликнул Дейл. — Похоже, яйцеголового повязали!

— Нет, Дейл, тут что-то не так! — возразил Рокфор, покручивая в раздумьях ус. — Полиция так не действует. Это не арест. Это похищение!

— Что же нам делать?

— Как что? Проследим за этой машиной! Спускайся!

Тем временем человек затолкал бесчувственного профессора в кузов пикапа, закрыл брезент и сел в кабину. Двигатель он не заглушал, поэтому машина сразу рванулась с места.

— Как нам их догнать? — спросил запыхавшийся от скоростного спуска Дейл.

— Дай-ка подумать… Знаю! Мы перехватим их у ворот. Пока он будет кружить по свалке, мы как раз до них доберемся. За мной!

— А что с деталями?

— Оставим здесь, потом заберем. Никуда не денутся! — ответил Рокфор, бросив ношу на землю. Они с Дейлом припустили со всех ног к воротам, и успели как раз вовремя. Похититель разговаривал со сторожем:

— Не понимаю, зачем вы вообще ехали в такую даль? — недоумевал старик. — Разве не понятно, что на свалке не может быть дома номер 20?

— Вообще-то, понятно. Но я был обязан проверить. Такая работа. Зато теперь могу с чистой совестью отправляться домой, — ответил водитель.

— Ну что ж, счастливого пути!

— И вам счастливо оставаться!

— Скорее, Дейл, он уже уезжает! — воскликнул Рокфор.

— Стой, Рокки, смотри, — Дейл показал на кучу мусора у ворот, рядом с которой лежала пара старых роликовых коньков.

— Отличная идея, дружище! Сейчас я тебе покажу, как старина Рокки умеет кататься! На абордаж! — Толстяк прыгнул на конек и достал из кармана большой моток веревки с петлей на конце.

— А теперь — лассо!

С этими словами он сильно раскрутил конец с петлей и ловко накинул петлю на выступ на заднем бампере пикапа, а второй конец привязал к коньку.

— Подожди меня! — Дейл еле успел влезть на конек, как веревка размоталась полностью, и они, описав в воздухе широкую дугу, помчались вслед за похитителем.

— Интересно, куда это он едет? — спросил Дейл, делая все возможное и невозможное, чтобы удержаться на бешено скачущем коньке с повадками дикого мустанга.

— Куда-то за город, к складам. Наверно, там у него логово. Не переживай, я ездил на таких штуках в Дайтоне и Индианаполисе, и ничто не в силах заставить меня сойти с трассы… трассы… С-СЫР-Р-Р-Р!

— А? Что? Какой сыр?! — в ужасе вскрикнул Дейл, видя, как усы Рокфора встали торчком и закрутились в штопор. Но Рокки, как всегда в таких случаях, уже ничего не видел и не слышал. Он просто спрыгнул с конька и огромными скачками понесся к дверям склада, мимо которого они как раз пронеслись. Сидевший на его плече Вжик взмыл в воздух, чтобы снять с конька Дейла, но пикап двигался слишком быстро, и Вжику оставалось лишь проводить взглядом уносящиеся вдаль огни. Конек, лишившись такого увесистого пассажира, как Рокфор, стал вовсе неуправляемым. Малейшая неровность дороги подбрасывала его высоко в воздух, и Дейл понял, что долго не продержится. Долго, однако, держаться и не пришлось. На следующем же повороте конек занесло на тротуар на всю длину веревки. И все бы ничего, но на пути веревки оказался фонарный столб, на который она и стала наматываться вместе с коньком. Дейла закрутило, как на карусели, а когда веревка закончилась, он, словно камень из пращи, полетел прямо в кучу сложенных возле склада ведер. Натянувшаяся же до предела веревка разорвалась, пикап исчез в темноте, а его пассажиры так ничего и не узнали о разыгравшейся позади драме.

Пришедший в ужас Вжик полетел за Рокфором, который к этому времени уже проделал дыру в большом деревянном ящике с приготовленным к отгрузке голландским сыром.

— Ух-ты! Мой любимый! — приговаривал Рокфор, запихивая в рот кусок за куском. Вжик схватил его за воротник и потянул из склада.

— Эй, Вжик, ты чего?! — возмутился Рокфор.