Гиротанк
Недораспад / Malf-Life

Обернувшись, он увидел стремительно несущуюся на него раскрытую ладонь манипулятора. Бурундук отпрыгнул в сторону, и рука робота пронеслась мимо. Чип так быстро, насколько позволял костюм, покатился по полу и снова укрылся от ожившего робота за его обезвреженным товарищем. Гайка, где же ты?! Внезапная догадка пронзила его, словно молния, и он резко запрокинул голову. Там, в полутора метрах от пола, в намертво сжатом металлическом кулаке неподвижно застыла тонкая фигурка в серебристом скафандре.

— Господи, Гайка! — заорал Чип, хотя услышать его она все равно не смогла бы. Он огляделся и увидел ее оружие. Оно выглядело абсолютно неповрежденным. Очевидно, робот схватил ее, пока она была на земле, поэтому падать ему было неоткуда. Чип на четвереньках побежал к нему, но, как он ни старался, бегом это можно было назвать с большой натяжкой. Хотя он все же успел добраться до оружия прежде, чем противник настиг его. Спасатель снова распластался на полу, уклоняясь от цепкого манипулятора, после чего, схватив «убийцу», повернулся лицом к роботу. Ему необходимо во что бы то ни стало добраться до туловища и… Но ведь тогда Гайка может упасть! Или манипулятор робота сожмется до предела… Ладно, посмотрим, что будет, если приложиться «убийцей» по манипулятору…

Внезапно сильный гул накатил откуда-то сзади. Чип развернулся и направил оружие на врага, но включить его не успел. Сильный удар швырнул бурундука на пол. Когда он поднялся, то обнаружил, что от оружия в его руках остался лишь жалкий обрубок. И что металлическая рука уже совсем близко… Чип попытался отползти, но было поздно. Стальные пальцы робота крепко сжали его и подняли на уровень головы. Чип метнул обрубок «убийцы» прямо в глаз роботу, но это был скорее жест отчаяния — он особо ни на что не рассчитывал. Ничего и не получилось.

Он повернулся настолько, насколько позволял костюм, и увидел второго робота, схватившего Гайку. Двое. Двое оставшихся роботов включились. Почему? Неужели Нимнул что-то заподозрил? Может, они заметили искры… Ладно, что уж теперь гадать.

Роботы какое-то время постояли, затем синхронно развернулись и поехали к подъемнику. «Нас подадут на блюдечке с голубой каемочкой», — подумалось Чипу. Что ж, этот раунд они проиграли. Хотя еще ничего не известно. Вдруг для осуществления преступного плана двух роботов недостаточно? Хотелось бы верить. Пусть попробуют починить… Кстати, о починке. Что там с Гайкой? Но роботы ехали один за другим, а повернуться настолько Чип не мог — захват был слишком сильным. «Хоть костюм выдержал. Гаечка, все-таки, гений… Только бы с ней все было в порядке!»

Когда роботы заехали на подъемник, они встали совсем рядом друг с другом, и Чип наконец увидел Гаечку. Она была в порядке, но, судя по всему, немного оглушена. Или же ее сжало слишком сильно. Увидев Чипа, она через силу улыбнулась, и что-то сказала, скорее всего, его имя. У Чипа отлегло от сердца, и он махнул рукой в ответ. Значит, все хорошо. Значит, прорвемся. И не из таких передряг выходили…

* * *

— Так, так, посмотрим, кто это к нам пожаловал…

По команде Нимнула роботы опустили пленников на стол. Как только механические пальцы разжались, Чип сорвал шлем и, не обращая внимания на обступившую их команду Френсиса, бросился к Гайке.

— С тобой все в порядке? Ты не ранена? — спросил он, помогая изобретательнице освободиться от тесного костюма. От этого зрелища, сравнимого с появлением Венеры из пены морской, Луи и Мо моментально впали в прострацию, и Френсису пришлось пинками приводить их в чувство.

— Как же, как же! — воскликнул главарь крыс-шпионов, довольно потирая руки. — Наши старые друзья! Теперь толстяку не будет так скучно…

Поняв, что он говорит о Рокфоре, Чип и Гайка совсем упали духом.

— Но ведь это еще не все, не так ли? — вкрадчиво спросил Френсис, схватив Чипа за воротник и вплотную приблизив его лицо к своему. — Вас ведь было пятеро! Где этот умалишенный бурундук и эта противная муха? А?!

— Знаете, они, то есть он, то есть… э-э-э… — забормотал Чип, но был прерван громкими всхлипываниями Гаечки. Она стояла, закрыв лицо руками, а ее изящная фигурка сотрясалась от беззвучных рыданий. Это произвело неизгладимое впечатление даже на черствого Френсиса, а Мо и Луи готовы были расплакаться сами. У Чипа просто сердце кровью обливалось. А когда прекрасная мышка отняла руки от заплаканного лица и заговорила, бурундук почувствовал, что не выдерживает, и зажмурился, пытаясь скрыть набежавшие слезы.

— Они… Они… — было очевидно, что эти слова даются ей с огромным трудом. — Они… погибли… в прошлом году… — она вновь закрыла лицо руками.

— Как трогательно! — несмотря на ехидство, голос Френсиса предательски дрогнул, поэтому он громко откашлялся, старясь взять себя в руки. — Что ж, поделом! Тем хуже для вас! Луи, Мо! Посадите их к толстяку! Пусть поплачут напоследок! А я доложу шефу!

Он резко развернулся и пошел на другой конец стола. На самом деле докладывать было особо не о чем. Френсис просто не хотел, чтобы подчиненные видели, насколько его растрогала эта ситуация. Он просто обязан был выглядеть в их глазах неприступной каменной глыбой без сердца и нервов, как подобает настоящему командиру.

— Мадам, прошу! — галантно поклонился Гаечке Луи, пропуская ее вперед. Мо, разозленный тем, что не ему выпало сопровождать прекрасную пленницу, грубо схватил Чипа за шиворот и толкнул перед собой.

— Но, пошел!

Идти пришлось недолго. Конвоиры подвели Спасателей к большой высокой банке из толстого органического стекла. Стенки банки были мутными, но фигура сидевшего в центре дна Рокфора просматривалась четко. Рядом с банкой, образовывая лестницу, были сложены три блокнота.

— Позвольте, я Вам помогу, — Луи нежно взял Гаечку под локоть, помогая подняться. Мышка, с лица которой не сходило выражение неприкрытой скорби, только коротко кивнула. Эта картина еще больше взбесила Мо, который вверенного ему Чипа забросил на ступеньку пинком.

— Давай, пошевеливайся!

— Иду, иду! Не надо так нервничать… Ой! — Чип получил еще одну оплеуху.

Когда процессия достигла верха лестницы, Мо толкнул Чипа, от чего тот камнем рухнул в банку. Луи, в свою очередь, осторожно спустил Гаечку на руки подошедшего Рокфора и нехотя отошел, искренне жалея, что не познакомился с ней при иных, более благоприятных обстоятельствах.

Как только крысы удалились, Рокфор дал волю чувствам:

— Ребята! Как я рад вас видеть! То есть, конечно, жалко, что вас тоже поймали, но, по крайней мере, вы целы… У вас все получилось? Скажите, что да.

— Увы, — развел руками Чип. — Двоих роботов мы успели отключить, но оставшиеся схватили нас… А как тебя поймали?

— Э-э-э, ты же понимаешь, есть вещи… — потупил глаза Рокфор.

— Господи, ты что, даже здесь сыр нашел?

— У них с собой было… — Рокфор изо всех сил старался не встречаться взглядом с Чипом.

— Ладно, ребята, успокойтесь, — строго произнесла Гайка, заканчивая вытирать лицо рукавом комбинезона. — Этим делу не поможешь.

— Кстати, Гайка! Ты здорово придумала про Дейла с Вжиком! — восхищенно сказал предводитель Спасателей.

— Спасибо, Чип, хотя, признаюсь, мне очень тяжело было такое говорить. Но так они не будут их искать. Надеюсь, Дейлу удастся что-нибудь сделать. Судьба улюлюния и будущего всего человечества в его руках…

Она резко замолчала. Все трое переглянулись и, не сговариваясь, озвучили мысль, одновременно пришедшую им всем на ум:

— КАКОЙ УЖАС!

* * *

В другом конце комнаты Шпион громко ругался с Нимнулом.

— Как же так, профессор! Два Ваших хваленых робота выведены из строя! И кем?! Какими-то грызунами! Как Вы это объясните?!

— Не орите на меня! Вы просили меня создать машины, способные выполнять тонкую работу в условиях радиации, и я это сделал! Вы ничего не говорили про грызунов! Я защищал их от радиации, а не от грызунов! Тем более, грызунов с лазерным оружием!

— С каким еще оружием! Вы что, с ума сошли?!

— А Вы не видели?! А я видел! Глазами роботов видел! У них были лазерные пушки! Вы же сами видели сноп искр!

Шпион глубоко задумался.