Chip Norman (Rescue)
Маска зла

Всё не так плохо, как кажется.
Всё гораздо хуже.

Билл Пресс.

Часть 1: Гипотезы.

— НУ ПОЧЕМУ?!
Вопль Дейла, многократно усиленный незаслуженной, как он
полагал, обидой, разнёсся далеко за пределами штаба
Спасателей. Многие маленькие обитатели Центрального парка,
проснувшиеся в эту ночь, мысленно пожелали более спокойного
соседа, чем слишком беспокойный бурундук.
— Не ну, а спать. Немедленно!
Чип стоял на линии огня — между Дейлом и телевизором.
Скрестив руки на груди, он выслушивал очередной вопль души,
направленный специально для уязвления его жестокости и
непомерного эгоизма по отношению к другим. Выслушал он и то,
какой он оказывается жадный, что сегодня суббота, а завтра
выходной, и что именно этой ночью будут показывать самую
последнюю серию «Космического патруля». В ярчайших красках
бурундук рассыпал перед Чипом своё красноречие, пока…
— Дейл, пора спать, уже полдвенадцатого. Завтра днём
будет повторение твоей передачи, — сообщила Гайка, войдя в
гостиную. Она уже приготовилась ко сну и была одета в ночную
пижаму, — Если хочешь, можешь прогуляться немного на свежем
воздухе. Но недолго!
— Ну ла-адно, — Дейл не мог отказать мышке и поднялся с
дивана. Вскоре хлопнула входная дверь, и его шаги раздались за
окном, на взлётной площадке «Крыла». Затем коготки бурундука
дробно застучали вниз по стволу дерева, и вот уже можно было
видеть через окно его маленькую фигурку, уходящую вглубь
темноты парковой аллеи. Фонари уже погасли, поэтому редкие
прохожие старались обходить темноту по боковой тропинке,
освещаемой всю ночь.
— Будем надеяться, что на этот раз он вернётся вовремя. —
Гайка зевнула, — По крайней мере, это полезнее, чем телевизор.
А ты что собираешься делать? Пойдёшь спать?
— Да нет, что-то не хочется. Я лучше посижу тут до его
возвращения, почитаю чего-нибудь…
— Хорошо Чип. Тогда я пойду, а то что-то устала сегодня.
Всё ещё зевая, мышка удалилась в сторону спальни, а
бурундук подошёл к книжному шкафу, открыл стеклянную дверцу и
начал искать. Довольно скоро он нашёл нужную книгу о
приключениях своего любимого сыщика Шерлока Джонса, уселся в
кресло и погрузился в чтение.
Книги, в особенности некоторые экземпляры, успокаивают, а
иногда даже погружают в сон. Поэтому нет ничего удивительного,
что вскоре Чип сам не заметил, как заснул.

Прошло несколько часов, прежде чем он, наконец, проснулся
и посмотрел на часы. То, что он увидел, его вовсе не
обрадовало.
— Ну ничего себе.., — стрелки показывали три ночи, — Дейл
уж точно пришёл и спит себе, а я тут рассиделся, — рассердился
на самого себя Чип, направляясь в их с Дейлом спальню.
Осторожно, чтобы не разбудить его и, не зажигая свет, он
тихонько зашёл в комнату и осторожно, стараясь не шуметь,
прикрыл дверь. На ощупь подойдя к кровати, он вдруг заметил,
что её верхний ярус не прогибался, как это бывало, когда Дейл
лежал на ней. Заглянув туда, Чип обнаружил не очень ровно
застеленное покрывало и ни малейшего признака какого-либо
живого существа, а это означало, что Дейл до сих пор не
пришёл.
Выскочив в гостиную, Чип накинул куртку и выбежал за
дверь. В парке стояла тишина, лишь изредка её прерывала трель
сверчка, да рёв мотора мотоцикла в нескольких кварталах
неподалёку. Выбежав на главную аллею, Чип начал звать Дейла,
но никто не откликался. Решив сначала прочесать парк, бурундук
битый час бродил по любимым и просто хорошо знакомым Дейлу
местам. Тщетно. Тогда он сменил тактику и стал искать в тех
местах, куда пропавший бурундук ну никак не мог пойти. В
полпятого уставший, с кругами под глазами и вконец
расстроенный пропажей Дейла, Чип вернулся в штаб. Повесив
куртку на гвоздь и обернувшись, он увидел Гайку, напряжённо
всматривающуюся в окно, и Рокфора, мерявшего шагами гостиную.
— Не нашёл его, да? — спросил он бурундука.
— Как сквозь землю провалился, — устало ответил Чип, — А
вы откуда знаете?
— Настоящий Спасатель должен знать всё, — хмыкнул Рокки,
— Гайка сразу поняла, почему тебя нет. К тому же ты забыл, что
другая сторона гвоздя, на который ты вешаешь куртку,
поддерживает фотографию в моей комнате. А уж когда она упала,
и стекло треснуло, до меня дошло — что-то не так.
— Извини, что разбудил, просто сегодня какая-то
сумасшедшая ночь.
— Это точно, — отозвался Рокфор и хлопнул ладонью по
столу, — Поэтому я предлагаю такой вариант: вы с Гайкой сейчас
идёте отдыхать, а я с Вжиком прогуляюсь на поиски.
— Но…
— Не спорь. Всё равно заснуть мне уже не удастся, а у
Вжика бессонница. Так, приятель?
Мух что-то согласно прожужжал.
— Хорошо, но держи с нами связь, — Гайка отошла от окна,
порылась в ящике шкафа и передала мышу небольшое самодельное
устройство.
— Хорошая штука, — одобрил Рокфор, осмотрев рацию, — Мне
бы такое, когда я служил в Швейцарии…

На следующее утро Гаечка проснулась оттого, что кто-то
осторожно тряс её за плечо. Открыв глаза, она увидела Чипа,
стоящего около её кровати. Заходить в Гайкину спальню бурундук
практически не решался, значит, случилось что-то очень
серьёзное. Прикрыв глаза рукой от яркого света, мышка
спросила:
— Что случилось?
— Там… Рокфора нашли… — Чип был бледен, как полотно и
от этого Гайке стало не по себе.
— Что значит нашли? — прошептала она.
— Н-незнаю, — как-то даже промямлил командир. Таким мышка
видела его впервые, — Я подумал, что ты захочешь увидеть…
Сама…
— ЧИП, ЧТО С НИМ? — Гаечка схватила бурундука за руку и
сжала её. Чип невольно поразился, какая сильная у неё хватка.
Мышка смотрела на него испуганными глазами, не понимая, что
происходит, но чувствуя это. Бурундук посмотрел на неё, и
что-то внутри него болезненно сжалось, предчувствуя, что
произойдёт, когда она увидит Рокфора.
Внезапно в гостиной раздался грохот и звук разбивающегося
фарфора. Чип бросился туда. Когда за ним захлопнулась дверь,
Гайка быстро накинула халат и тоже выбежала вслед за ним.
Посреди комнаты, у стола, стояли двое хомяков и что-то
говорили Чипу, но тот не слушал и, не отрываясь, смотрел на
диван, сжимая в руках обломок редкой вазы Рокки, которую тот
привёз из своего путешествия по Египту. По его глазам можно
было прочесть, какую боль он испытывает. При виде вошедшей
мышки хомяки умолкли. Опасаясь худшего, Гайка медленно обошла
диван. На нём неподвижно лежал Рокфор. Его голова наклонилась,
некогда пышные усы повисли. Но самое странное было то, что у
него полностью отсутствовали зрачки глаз. Остались только
белки, которыми он неподвижно и незряче глядел в пустоту.
Поэтому лицо казалось пустым. Не просто с отсутствием
выражения, а с отсутствием возможности выражать. К тому же
Рокфор был абсолютно белый, словно древнегреческая скульптура,
с лёгкой чернотой вокруг глаз и рта — ни Чип, ни Гайка,
пытаясь позже понять этот феномен, так и не пришли к
окончательному выводу.
— Рокки… — всхлипнув, мышка рванулась к любителю сыров,
уже не подающего признаков жизни и обняла его. Слёзы брызнули
у неё из глаз, она обернулась к остальным, — Он совсем
холодный!
— Да, мисс, когда мы нашли его, он был уже такой. Но он
дышит, — подтвердил один из хомяков, — То есть, я хочу
сказать…
Ему пришлось сделать вид, что его мучает кашель, когда
бурундук незаметно толкнул его в бок. Не стоило лишний раз
упоминать об этом. В конце концов, он, Чип, сам разберётся с
этим. Когда бурундук сделал знак хомякам и те тихо удалились,
он подошёл к Гайке.
— Мы обязательно узнаем, из-за чего это случилось, —
пообещал он ей, погладив по голове, — Я сейчас же отправляюсь
туда и всё осмотрю. Не беспокойся.
Гайка подняла голову. В её глазах всё ещё блестели слёзы,
но она их тут же вытерла рукавом и сказала сердито:
— Я сама виновата. Если бы я тогда не отпустила Дейла
гулять, ничего бы не произошло.
— Да ерунда это всё, просто обстоятельства так сложились.
Тебе помочь? — спросил он, помогая ей подняться.
— Да, спасибо, — мышка шмыгнула носом, — Я, наверное,
слабая, вот так расплакаться тут при всех…
— Нет, что ты! — поспешил успокоить её Чип, — Просто ты
перенервничала, вот и всё. Не принимай близко к сердцу, мы все
тебя понимаем.
— Ну ладно, я пойду лучше что-нибудь приготовлю на
завтрак, — и мышка удалилась в сторону кухни. Чип же вытащил
из-за шкафа плоский чемоданчик, стёр с него пыль и положил на
стол. Щёлкнули замки, и вот уже бурундук раскладывает в ряд
лупу, небольшой набор криминалиста и бывший шпионский
фотоаппарат-бабочку Дейла. Надев его на руку и рассовав по
карманам остальное, Чип запихнул чемодан на прежнее место,
укрыл Рокфора тёплым пледом на всякий случай, надел шляпу и
вышел за дверь.

Когда часы в штабе спасателей пробили восемь, Гайка
начала беспокоиться. Она весь день провела на кухне, пытаясь
забыть сегодняшние события.