Daniil
Испытание верности

 

                                     Давно ль они часы досуга,
Трапезу, мысли и дела
Делили дружно?

А.С.Пушкин

- Прощай, мой милый Дейл! Наверное, мы больше никогда не
увидимся. Как бы я хотела остаться с тобой! Но боюсь, на
здешнем климате моя чахотка будет прогрессировать. Кто мог
предполагать, что детское заболевание именно теперь вновь
напомнит о себе... Чтоб хоть как-то замедлить развитие
болезни, мне придется остаток своего века провести во Флориде,
лечась морской водой и воздухом. Я могла бы предложить тебе
поехать со мной, если б не осознавала, что это невозможно. Ты
нужен друзьям, ты спасатель, в конце концов. Может статься, и
я когда-нибудь присоединилась бы к вашей команде, но судьба,
видимо, решила иначе. Какой теперь из меня спасатель? Обещай,
Дейл, что никогда не забудешь меня. И если ваш отряд
каким-нибудь ветром занесет во Флориду, прошу, навести меня -
для твоего друга это будет самым дорогим подарком.
- Фокси... Прости меня... Я б с удовольствием поехал с
тобой, но... Ты мне всегда нравилась, но ведь ты понимаешь,
что... - в горле бурундука застрял комок, и никак не удавалось
собраться с мыслями.
- Да, конечно, я все понимаю, - подымаясь в воздух,
печально проговорила мышка. - Можешь не искать подходящих
слов, я ведь все уже сказала за тебя. Не кори себя за то, что
так все грустно получается. Ни я, ни ты в этом не виноваты. Но
мне пора. Пиши хоть иногда по строчке - лучшей награды мне не
нужно. Прощай.
Фокси в последний раз обняла маленького грызуна,
подхватила поклажу и тяжело полетела к уже отчалившему
теплоходу. Дейл стоял на берегу и смотрел вслед кораблю, пока
тот не скрылся в густом тумане. Ему хотелось плакать - но слез
не было, и от этого душа, не находящая себе облегчения в них,
ныла еще сильнее.

Грустный вернулся бурундук домой. Медленно и мучительно
переваривал он последние слова летучей мыши. Несмотря на то,
что Фокси сама посоветовала ему не грызть себя, Дейла не
оставляло ощущение, что он поступил как-то неправильно. Но что
же ему еще было делать? Фокси права: он, Дейл - член команды
спасателей, он нужен друзьям...
- Дейл? Где тебя носило? Почему ты опять не убрал за
собой комнату? - было первое, что услышал бурундук, переступив
порог Штаба. Он поднял мутные глаза на Чипа и тотчас вновь
опустил их. "И почему именно в те моменты, когда тебе
тоскливо, окружающих разбирает приставать со всякими
глупостями?" - мелькнуло в голове грызуна. Дейл так ничего и
не ответил и сделал движение уйти.
- Чего молчишь? Я, кажется, с тобой разговариваю! -
молчание товарища, по-видимому, рассердило и без того
вздернутого чем-то лидера спасателей, и он почти угрожающе
приблизился к Дейлу вплотную.
- Ребята, что тут у вас происходит? - раздался голос
Гайки, в этот момент вошедшей в гостиную. - Чип! Оставь Дейла
в покое! Неужели ты не видишь, что он чем-то расстроен? -
воскликнула она, увидя лицо обычно веселого бурундука, подошла
к нему и взяла за руку. - Что случилось, Дейл? Куда ты уходил
так рано?
- Я был на пристани, - молвил грызун. - Меня позвала
Фокси попрощаться. Она сказала, что мы никогда больше не
встретимся... Но прости, Гаечка, мне что-то нехорошо. Я,
пожалуй, прилягу... - и бурундук, выпустив ручку мышки,
направился было к выходу из гостиной...
- И только-то? Нашел причину хандрить - из-за какой-то
глупой летучей мыши... - процедил сквозь зубы Чип, явно
недовольный тем, что Гайка вступилась за Дейла. Он пробормотал
эту фразу почти машинально, не задумываясь. Но Дейл вдруг
остолбенел на секунду, а затем резко обернулся и вперил в
своего друга такой взгляд, что Чип невольно присел. Сколько
боли и потрясения было в этом взгляде!
- Глуп-пой летуч-чей мы-ши? - задыхаясь, выговорил Дейл.
- Да что ты понимаешь... Сыщик! - начав с шепота, бурундук
перешел на крик, но внезапно оборвал фразу и быстрыми шагами
удалился прочь из гостиной.
Он взлетел по лестнице, заскочил в спальню и прежде чем
захлопнул за собой дверь на крючок и повалился на кровать, до
его слуха снизу донесся разгневанный тон Гайки:
- Ты что такое говоришь, балда! Сколько можно обижать
Дейла? Немедленно иди к нему наверх и извинись!
"Фокси, дорогая, - думал бурундук, уткнувшись лицом в
подушку и по-прежнему не проронивший ни слезинки, - обычно
интуиция тебя не подводит, но сегодня ты, похоже, ошиблась. Я
нужен спасателям... Может быть, и так, но одно теперь знаю
точно: я не должен был тебя отпускать одну..."

Через несколько минут в дверь постучали. Дейл поднялся с
постели и, прежде чем откинуть крючок, подошел к зеркалу. Лицо
его было спокойно. Отперев дверь, грызун совершил несколько
шагов назад и скрестил на груди руки. Он уже заранее знал, что
произойдет дальше.
- Дейл, прости меня за грубость. Я попросту не выспался,
а ты ведь знаешь, что в такие дни я раздражаюсь из-за любого
пустяка. Беру свои слова обратно. Ну хочешь, стукни меня, -
говорил Чип, двигаясь к товарищу, в то время как остальные
члены команды выглядывали из коридора.
- Ну что ты, Чип, я уж и забыл, ты ведь тоже меня знаешь,
- отвечал ему бурундук, но позы своей не переменил.
Безуспешно пытался Чип понять, серьезно говорит Дейл или
просто хочет от него отделаться. Голос красноносого грызуна
был равнодушен, всегда выразительные глаза - бесцветны, и
ничего нельзя было прочитать по ним.
- Да полно вам, мальчики, не надо ссориться. Повздорили
немного - и хватит. Пожмите же друг друг руки! - вступил в
дело Рокфор и, не дожидаясь бурундуков, сам соединил их лапы.
Дейл не сопротивлялся.
- Ну что, Дейл? Мир? - это Чип.
- Мир, конечно, - по-прежнему бесстрастный тон товарища.
- Ты точно не обижаешься? Если не так, лучше скажи об
этом! - чувствуется мольба в голосе.
- Я уже сказал все, что можно было сказать, - чистый взор
словно в подтверждение ответу.
- Ну смотри... - нахлобучивая шляпу на затылок,
проговорил лидер спасателей и, не оглядываясь, вышел из
комнаты. Рокки последовал за ним, пожав плечами.
- Дейл! Да здоров ли ты? Как ты странно выглядишь... -
участливо произнесла Гайка и положила руку на лоб бурундука.
Но даже после этого выражение лица Дейла не изменилось.
- Гаечка, милая, все у меня нормально, не переживай, я
просто хочу побыть один, - молвил он, мягко отстраняя руку
прекрасной изобретательницы.
- Понимаю... - почему-то вздохнула мышка и направилась к
выходу. - Что ж, мы ждем тебя к обеду, - добавила она уже на
пороге.
Последней была очередь Вжика, как-то позабытого посреди
всей этой сцены. Маленький мух присел на плечо Дейлу,
прожужжал что-то, и только тут лицо бурундука в гавайке
немного оттаяло. Чуть улыбнувшись, он осторожно погладил
насекомое по спине. Вжик радостно пискнул, перевернулся и
тотчас захрапел. Сам Дейл не уснул, а вместо того подсел к
столу и, уставив взор в окно, принялся о чем-то напряженно
размышлять...

Прошло несколько дней, прежде чем до всех оставшихся
четырех членов команды дошло: Дейл постепенно отчуждается от
них. Посторонний глаз не нашел бы в его действиях ничего
странного, но друзья слишком хорошо знали Дейла как
энергичного, эмоционального бурундука - и как разительна была
перемена его поведения в сторону абсолютно уравновешенного и
как-то мертвенно спокойного! Это было настолько непривычно,
что начинало вызывать в душах маленьких спасателей
беспокойство. Каждый по-своему старался расшевелить Дейла:
Вжик таскал ему откуда-то разные сувениры, Рокфор пытался
увлечь бурундука рассказами о путешествиях и эксклюзивными
кушаньями, Гайка то и дело звала Дейла к себе в мастерскую
подсобить в работе над каким-ниубдь изобретением, а Чип дошел
до того, что стал покупать для своего друга комиксы и диски
"Iron goose". Все было бесполезно: Дейл хотя и не отказывался
от внимания друзей, но отдавался их воле безо всякого
интереса.