Captain Baloo
Философия для «чайника»

— Хватит! — сказал Чип, выдёргивая шнур из розетки. — Ты слишком много смотришь телевизор, Дейл! Надо быть серьёзнее!
— Чип прав, — согласился Рокфор. — И надо читать поменьше комиксов. Ты же не узнаёшь из них ничего нового.
— Ах, вот как! — нахмурился Дейл. — Вы меня не воспринимаете всерьёз!
— Тебя нельзя воспринимать всерьёз! — заявил Рокфор. Вжик прожужжал что-то утвердительное.
— Вы не признаёте меня как личность!
— Ты ещё не дал повода называть себя личность! — отрезал Чип. — Потому что у тебя вместо мозгов ветер в голове!
— Тогда, — замялся Дейл, — тогда… Тогда посмотрим, кто смеётся последним!
Гайка сидела в своей мастерской за чертежами, когда Дейл осторожно отворил дверь и просунул в неё голову.
— Гаечка, — спросил он, — ты не очень занята?
— Очень занята, — сказала Гайка, не отрываясь от чертежей. — Давай, говори, что у тебя случилось?
— Они меня ненавидят! Не хотят признавать меня как личность! — сказал Дейл, чуть не плача.
— Боже, это кто ещё не признаёт? — удивилась Гайка.
— Чип и Рокки.
— Да как тебе такое пришло в голову? — спросила Гайка, подойдя к Дейлу и положив руку ему на плечо. — Чип твой самый верный друг, он тебя любит, и Рокки тоже. Мы же одна команда.
— Ничего ты не понимаешь! — обиделся Дейл. — Чип сам сказал, что у меня в голове нету мозгов.
— Что-то тут не то, — сказала Гайка. — Пойду разберусь.
— Давай, — согласился Дейл. — А можно, я пока посижу у тебя здесь?
— Пожалуйста, — ответила Гайка. — Только пожалуйста, не трогай дипольную схему с термопарой, потому что я ещё не собрала её.
Дейл уселся на краю монтажного стола и принялся ожидать возвращения Гайки. Через пятьдесят секунд ждать ему надоело, и он стал разглядывать мастерскую.
Прежде всего он подошёл к стоявшему у стены самострелу, который претерпел некоторую модификацию. Новая ложа Гайкиного арбалета была выточена из пластмассового корпуса ручки. Так было намного легче и даже прочнее. Дейлу ужасно хотелось произвести хотя бы один тестовый выстрел, но он побоялся нагоняя со стороны Гайки и усилием воли удержал себя.
Затем внимание Дейла привлёк человеческий журнал, на обложке которого красовался необычного вида космический корабль. «Наверное, это что-нибудь фантастическое!» — подумал Дейл, подбежал к журналу и раскрыл его.
Однако ничего похожего на комиксы он не увидел. На обратной стороне обложки были другие снимки того же корабля и короткая заметка:
«Корпорация «Локхид» объявила о создании в пятилетний срок прототипа нового космического корабля многоразового использования, призванного заменить морально устаревший «Спейс шаттл». Новый корабль будет выводиться на орбиту без использования ракеты-носителя, вместо которой будет использован проектирующийся суборбитальный самолёт «Торнадо».
— Э, — сказал Дейл, — тут только Гайка и разберётся. Ну-ка, посмотрим, нет ли ещё чего…
Журнал оказался весьма насыщенным информацией. По старой привычке Дейл просматривал его с конца, считая, что всё самое интересное печатается на последних страницах. В этом журнале он нашёл смешную карикатуру, изображавшую незнакомого политика с пятном на лысине, над которой долго смеялся, хотя и не понял её смысла; рассказ о затерянных храмах в джунглях Индонезии; репортаж о военных действиях в Сальвадоре; интервью с испанским театральным режиссёром; и, наконец, статья, названная: «Дом, который построил философ».
Такое название озадачило Дейла. Про дом, который построил Джек, он знал, но о доме философа ничего не слышал. Как и о том, кто такие философы. Новое слово заинтересовало Дейла, поскольку Гайка никогда об этом ничего не рассказывала.
В статье говорилось о том, как в Советском Союзе восстановили дом знаменитого философа, который жил двести лет назад и прославился во всём мире. Когда Советы завоевали город, где мыслитель жил и умер, его дом снесли и на том месте построили военный склад. Журналист писал, что в стране, где правят материалисты, философия двухсотлетнего гения не в чести.
— Надо будет спросить у Рокки, — сказал Дейл. — Он рассказывал, что был в этом Союзе, когда спасал золотой шлем Александра Македонского. Может быть, он знает, кто такие материалисты.
В этот момент в дверь вошла Гайка. Вместе с ней были Рокки и Чип.
— Дейл, — начал Чип. — Мы хотим попросить у тебя прощения.
— Ах вот как? — встал в позу Дейл. — Сначала безмозглым называете, а потом прощения просите?
— Дейл, — сказала Гайка. — Чип и Рокки больше не будут. Верно?
Рокки промолчал. Вместо него закивал Вжик.
— А, ладно, — махнул рукой Дейл. — Всё равно мы друзья, а друзья должны друг друга любить. Значит, по рукам?
— По рукам! — сказал Чип, сопровождая слова соответствующим действием.
— Прекрасно! — обрадовался Дейл на весь штаб. — Значит, теперь опять можно читать комиксы?
— О, боже! — хлопнул себя по лбу Чип. — Гайка, я этого не выдержу. У него же в голове кроме комиксов ничего нет!
— Спокойно, Чиппи, — одёрнул бурундука Рокфор. — Я думаю, Дейл вынес для себя кое-какой урок…
— Вынес? — спросил Дейл. — Не помню, чтобы… Ага! — осенило его. — Рокки, а кто такие материалисты?
— Материалисты — это последователи философского учения, которое утверждает первичность материи по отношению к духу, — выпалила Гайка и осеклась. — Ой, Дейл, а к чему ты это?
— Так просто, — сказал Дейл с лёгким оттенком пижонства. — Вот, читал и… заинтересовался, в общем, философией.
Чип расхохотался и упал на пол.
— Ой, не могу! Ха-ха-ха! — выдавливал он из себя слова сквозь смех. — Дейл заинтересовался философией! Держите меня!
Это не могло не вызвать у Дейла обиды.
— Вот видишь, Гайка! — закричал он. — Я же говорил, что Чип меня не уважает! Всё!!!
Дейл выбежал в раскрытую дверь и скрылся в спальне. Через минуту он появился с рюкзаком и направился к выходу из штаба.
— Прощайте! — гордо заявил он. — Я здесь никому не нужен! Никто не хочет со мной серьёзно разговаривать, никто меня не уважает как личность! Я ухожу!
Он вышел и захлопнул за собой дверь. Остальные спасатели бросились вслед, но было уже поздно. Дейл спустился по стволу и скрылся в траве, окружавшей дерево.
— Только без паники! — сказал Рокфор. — Дейл обязательно вспомнит о нас и вернётся, вот ещё увидите. А может, — добавил он, немного подумав, — и не вернётся… Как ты думаешь, Вжик?
Вжик развёл руками.
— Пятый, пятый, я семнадцатый! В районе Центрального парка обнаружен жёлтый «Датсун», следующий по направлению к аэропорту. Номер опознать не удалось, — говорил в рацию полицейский инспектор, сидевший на переднем сиденье патрульной машины. А наверху, у основания мигалки, примостился Дейл, абсолютно не интересующийся погоней. Он меланхолически грыз драже «M&M» и думал только об одном: чтобы забраться в какую-нибудь отдалённую часть города подальше от штаба.
— Пятый, «Датсун» разворачивается, — сказал инспектор. — Преследование продолжаю.
И он лихо заложил такой разворот, что Дейла сбросило с крыши, и он перелетел через всю дорогу и свалился в полуподвальное окно двухэтажного кирпичного здания, сиротливо стоявшего на углу квартала, с которого начиналась промышленная зона.
Дейлу повезло: он упал на пачку старых газет.