Daniil
Джунгли

 

 

Часть I. Авария

 

Где-то плачет ночная зловещая птица,

Деревянные всадники сеют копытливый стук.

С.Есенин

 

…Дейл очнулся. В правой ноге тупо отдавалась боль от ушиба, а перед глазами колыхалось что-то непонятное, склизкое и противное. Дейл насилу согнал с себя это мерзкое ощущение и сел, оглядываясь по сторонам и не понимая, где он находится. С минуту до бурундука не могло дойти, почему вокруг него не стены родного Штаба, а какие-то пальмы и кустарники, опутанные лианами. Но увидев на земле борозду и обломки самолета, Дейл сразу вспомнил крушение в воздухе и свой вылет из прыгавшей по земле машины. Бурундука обдало холодом, и, забыв про ногу, он стремглав кинулся по следу из комьев земли и сломанных веток.

Он спотыкался о камни, путался в высокой и жесткой траве, задыхался, но продолжал бежать и даже пытался ускорять темп, иначе бы сошел с ума от разрывающей сердце тревоги. Он не видел ничего, кроме черной полосы земли, бегущей впереди него. Скорее, скорее!.. И вдруг темная линия исчезла, и Дейл со всего размаху ткнулся носом в землю.

Впереди был обрыв, и борозда кончалась у его края. Этого-то больше всего и боялся Дейл. Он подполз к краю, еще на что-то надеясь. Ему открылся вид бездны с верхушками деревьев и острыми скалами далеко внизу. Тогда Дейл понял все, машинально сделал несколько шагов в сторону от яра и горько заплакал.

 

Спасатели не погибли. Стремительное падение самолета было смягчено верхушками пальм. Гаечкина система мягкого приземления до последнего работала исправно, но в заключительном ударе о землю не выдержала сама обшивка самолета, и машина, жалобно крякнув, разлетелась на тыщу кусков. Немало прошло времени, прежде чем всем членам команды удалось выбраться из-под груды обломков. Они были покрыты синяками и царапинами, но серьезных травм, к счастью, не было. Мельком оглядев себя и других, Гайка весело произнесла:

— Все целы? Да, моя предохранительная пружинная система работала отлично. Жаль только, что от нее ничего не осталось…

— Если б мы налетели не на дерево, а на скалу, то далеко не так бы хорошо отделались, — почесывая ушибы, говорил Чип. — Но Дейл! Что с ним?

— Ему пришлось лучше, чем нам всем, — заявил Рокки. — Думаю, не стоит за него беспокоиться. Он парень крепкий и не пропадет.

— Да, но сейчас он, наверно, места себе не находит, — отвечала Гайка. — Нам нужно как можно скорее подняться к нему, пока его не утащил какой-нибудь зверь! Но искать естественный подъем долго, а самолет восстановлению не подлежит. Я попытаюсь состряпать из подручных средств подъемное устройство. А ты, Вжик, лети наверх и разыщи Дейла. Но даже если не найдешь, непременно возвращайся через полчаса: ты мне понадобишься!

Вжик пискнул свое вечное «всегда готов!» и умчался вверх.

— Торопись, милая Гаечка, солнце уже низко, и скоро ночные звери выйдут на охоту! — говорил Рокфор.

— Да, и тогда… Лучше об этом не думать! — вздрогнул Чип.

 

Сознавая всю важность возложенного на него поручения, Вжик, несмотря на усталость, со всего духу летел к месту, откуда самолет грянулся в пропасть. Однако ветром сносило его в сторону, а раз пришлось уклоняться от злобной стайки москитов. Наконец, Вжик добрался до заветного края земли, но вынесло его значительно дальше нужного места. Отдохнув, только собралась муха лететь дальше, как ощутила себя в хватке цепкой лапы. Молодая обезьяна, схватившая Вжика, бормотала какие-то бессмысленные фразы и неслась к большому дереву, обвитому лианами.

Влетев в дупло, обезьяна передала очевидно ради забавы принесенного Вжика своим уродливым детям, и тут только мухе удалось вырваться. В один прыжок обезьяна загородила собой выход. Однако зоркий Вжик разглядел в трухлявом дереве еще одну дырочку, совсем крошечную, и скользнул туда, едва не столкнувшись внутри с отвратительным белым червяком. Вслед ему неслись возмущенные вопли обезьяньего семейства.

Потеряв таким образом кучу времени, Вжик-таки добрался до места назначения. Но поиски Дейла ни к чему не привели. Да и как найти маленького бурундука, пусть и в красной гавайке, среди бесконечной глухой зелени? А отведенное на это занятие ничтожное время стремительно истекало.

Так ничего и не добившись, Вжик пробормотал: «Прости, Дейл!» и вернулся к спасателям.

 

Немного успокоившись, Дейл стал бесцельно шататься по округе. В глубине души он верил, что, может быть, с друзьями все обошлось благополучно, и знал, что нельзя далеко отлучаться от обрыва. Однако время шло, а никто не появлялся. И Дейл сам не заметил, каким образом непослушные ноги завели его в какую-то совсем незнакомую глушь. А между тем темнело, воздух начинал наполняться ночными звуками дикой природы, и становилось страшно.

Множество желтых глаз зажглось во тьме и уставилось на Дейла. Он моргнул и помотал головой — глаза исчезли. Наверное, показалось. Нет, вон опять зажглась одна пара глаз, другая, третья… И тем более жутко было оттого, что никто не выходил из этой мглы и даже не издавал ни одного звука. Крики и завывания слышались отовсюду, но только не со стороны этих бесчувственных, словно неживых взглядов. Дейл сделал несколько шагов — и глаза подвинулись вслед за ним. Бурундук отвернулся и старался о них не думать, но все равно постоянно косился на эти кривые взгляды, неизвестно зачем безмолвно преследующие его. «Если бы только можно было разжечь огонь! Тогда было бы не так страшно», — подумал Дейл и вдруг услышал равномерный шипящий звук. Что-то длинное стало выползать из темноты и чудовищно медленно обвиваться вокруг ног бурундука. «Змея», — мелькнула жуткая мысль, и в следующее мгновение Дейл был на дереве. Оттуда он перелетел на соседнюю пальму и прислушался. Вроде бы за ним никто не полз. И только Дейл хотел вздохнуть свободно, как над самым его ухом раздалось негромкое и грозное рычание, и из провала дупла выплыло пятнистое тело. «Леопард!» — вскрикнул бурундук и в панике кинулся с дерева на дерево, перелетая с огромным риском для жизни на каждую следующую болтавшуюся в воздухе лиану. Из-под ног сыпались сухие сучья и вздымались тучи насекомых, а за спиной слышалось неумолимо приближающееся дыхание чудовища, жаждущего добычи.

 

— Не нашел? — встретила Гайка запыхавшегося Вжика. — Это очень скверно. Дейлу не следовало уходить далеко. Нам придется искать его всем вместе. Вот, — протянула мухе мышка конец веревки, свитой из лианы и тянущейся от сплетенной из веток корзинки, — тащи это наверх и обвяжи вокруг какого-нибудь сука. Мы поднимемся, а потом втянем корзинку, — в нее были навалены уцелевшие детали самолета, которые Гайка посчитала нужным взять с собой.

Вжик с готовностью схватил веревку, но не смог подняться даже на метр.

— Да ты, дружище, совсем измотался! Ну отдохни, что теперь сделаешь, — сказал Рокфор.

— Но Дейл, Дейл! Пока мы здесь сидим, он наверху изводится! — нервничал Чип, шагая взад-вперед по площадке.

— Что ж теперь, затравить беднягу Вжика до смерти? Ему и так пришлось туго, — вздохнула Гайка. — Да ведь и мы-то здесь не слишком спокойны. Однако дело действительно дрянь: уже смеркается, и это обстоятельство ощутимо сокращает как наши, так и шансы Дейла остаться целыми и невредимыми.

На минуту воцарилось молчание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *