Daniil
Деревня

 

Примечание автора

 

Описание деревни Дубки построено на основе реально существующего села Фомино-Негачевка Липецкой области.

 

О счастье! О слезы!

О лес! О жизнь! О солнца свет!

О свежий дух березы!

А.К.Толстой

 

Дейл направлялся к мусорному баку, напевая себе под нос. Несмотря на то, что сегодня пришла его очередь делать уборку, настроение у него было отличное. Сегодня с утра Чип как-то особенно приветливо сказал ему: «Доброе утро» (должно быть, видел дурной сон), Рокфор приготовил всеми любимые сырники, а Гаечка попросила его, Дейла выполнить для нее небольшое поручение и потом долго благодарила его, так что бурундук даже покраснел (к счастью, Чип не был свидетелем этого). Дейлу почему-то казалось, что все это не просто так, и сегодня непременно должно произойти какое-нибудь чудо.

И маленькое чудо произошло. В почтовом ящике, который вечно был пуст, и куда спасатели заглядывали скорее по привычке, чем надеясь увидеть там что-то, обнаружилось письмо. Имя отправителя на конверте Дейлу было незнакомо, и он сгорал от любопытства, но все же не стал вскрывать конверт на улице и со всех ног полетел в Штаб.

Письмо распечатали и стали читать все вместе. Оно оказалось от какой-то тетушки Рокфора по имени Бьона (в отличие от других членов команды, Рокки имел немыслимое количество родственников) и гласило следующее:

«Мой дорогой племянник Рокки!

Не знаю, помнишь ли ты свою старуху Бьону, что с колыбели нянчилась с тобой, но я хорошо тебя помню и скучаю по своему ненаглядному. И потому, узнав недавно, что ты отыскал себе новых друзей и обосновался в Нью-Йорке, я очень обрадовалась, так как сейчас я живу всего в сотне километров от этого города в деревне Дубки. Может быть, ты навестишь свою тетку? Сама я стала стара и тяжела на подъем, а тебе все равно не мешало бы немного проветриться. Если надумаешь, то обязательно возьми с собой друзей (я хочу увидеть, с кем ты водишь знакомства) и садись на автобус с Западного вокзала. Дубки будут конечной станцией. Дом мой находится на возвышении в противоположном от остановки конце деревни. Ты его сразу узнаешь. Местность у нас очень живописная, и всем вам должно понравиться.

Целую, твоя Бьона Эдамс».

Прочитав вслух письмо, Рокки усмехнулся и сказал:

— Тетушка явно скромничает. Я ее прекрасно помню: она своих мест жительства переменяла как цыган лошадей. Если бы захотела, то сама бы уже давно приехала к нам. Но она права: нам действительно неплохо бы развеяться. Как вы считаете?

— Конечно! Это просто здорово! – подпрыгнул Дейл и посмотрел на Чипа. Но тот был, похоже, недоволен:

— А если в наше отсутствие что-нибудь произойдет, а мы даже знать про это не будем?

— Но Чиппи! Ведь мы уже неделю сидим без работы и помираем со скуки, — ответствовал Рокфор.

— Верно! Но стоит нам уехать, как обязательно что-то случится! – гнул свое Чип.

— А если не поедем, то еще полмесяца просидим без дела. Как тут угадать, что может быть? – подала голос Гайка. – Давайте так: кто за?

Все, кроме Чипа, были за поездку. Чип нахмурился, но вынужден был уступить большинству.

 

Через два дня спасатели уже тряслись в коробке, которую они приладили к нижней части автобуса. Они ехали вечерним рейсом, так как утренний был в 6 часов, а ведь требовалось еще добраться до вокзала («И о ком эти люди только думают», — ворчал Рокки), а больше в такую глушь, как Дубки, ничего не ходило. Чип сидел в задней части коробка и бухтел:

— И зачем мы только тащимся в эту глупую деревню? Неужели нельзя найти других развлечений? Да и кто знает, как нас встретит эта тетушка? Если она представляет из себя что-то вроде родителей Рокфора, то тут только держись.

Впрочем, ворчал Чип больше для виду и из-за собственной вредности. В глубине души он так же, как и все, желал отдохнуть от цивилизации.

Сидеть, ничего не видя, было скучно, и постепенно спасатели перебрались на бампер. Хотя ничего особенного в проплывающих мимо посадках, деревеньках, речушках, полях и опять посадках не было, все-таки разглядывать их было интересней, чем торчать в тесной коробчонке и слушать дядюшку Рокфора, которому самому уже надоело рассказывать завиральные истории.

— Если бы мы отправились на Крыле спасателей, то уж давно были бы на месте, — тарахтел Чип.

— А ты знаешь, куда лететь? – отозвалась Гайка.

На это Чип не знал, что ответить, и замолчал. Но тут вступил Дейл:

— Можно было посмотреть на карте…

— Друзья, ну хватит! – заявил Рокфор. – Гаечке ведь тоже отдых нужен. Побудем хоть раз на месте людей. Куда нам спешить? Когда-нибудь да приедем.

— Да, тем более, что, по моим расчетам, мы уже преодолели больше половины пути, — заверила Гайка.

— Ну вот, — сказал Рокки, — значит, скоро мы будем в деревне. Верно, Вжик?

Но Вжик не отвечал. Он уснул, утомленный бездельем.

В это время небо заволоклось тучами и заморосил дождь. Спасатели перебрались назад в свою коробку. И хорошо сделали, потому что автобус резко свернул с трассы и запрыгал по брусчатой дороге. Если бы они остались на бампере, то неизбежно вылетели бы куда-нибудь в кювет.

Еще минут с двадцать продолжались мучения друзей, и, наконец, они прибыли в Дубки. Морось прекратилась, но облака не разошлись. Стояла такая тишь, будто в деревне никто не жил.

— Так… И куда нам теперь идти? – осведомился Чип.

— Вероятно, вон туда. – Гайка указала на одинокий дом на холме, видневшийся вдали.

— Да, точно. Тетушка подразумевала, что мы сразу догадаемся, иначе бы она подробней все разъяснила, — подтвердил Рокфор.

— Наверно, напрямик пойдем? – спросил Дейл.

— Конечно, напрямик, — отвечал Чип. – Поди угадай, куда может завести нас эта дорога. – Улица, точно, шла совсем в отличном направлении от требовавшегося.

Идти пришлось долго. Небольшая тропинка миновала кладбище и стала спускаться вниз, к густым зарослям ивняка. Вскоре до спасателей донесся шум воды. Они вышли к небольшой речушке. Через нее была перекинута железяка, служащая мостом и, по-видимому, бывшая когда-то частью трактора. У основания этого моста лежала странная цилиндрическая штуковина. Дейл ступил на нее и чуть не искупался в речке, так как цилиндр крутнулся на своей оси. Должно быть, это был какой-то каток.

Дальше дорога стала круто подыматься. Дома, стоявшие довольно плотно друг к другу на прежнем берегу, здесь разделялись большими расстояниями. Да и вообще, эта часть деревни оказалась гораздо менее цивилизованной, чем та, куда прибыли спасатели на автобусе. Навстречу не попалось ни души. Только где-то в стороне прогрохотала повозка, да еще лай собак оживлял, казалось, застывшую картину села.

Белая громада дома на холме словно валилась навстречу друзьям, с каждым шагом приближавшимся к пункту назначения. Они довольно уморились и насобирали на одежду репейника и других семян, что всем хорошо известны, но никто не знает названия этой травы. «Выбрала же тетушка, где жить», — сопел Рокфор. Но все когда-нибудь кончается, кончился и этот утомительный путь.

На первый взгляд казалось, что хозяйство заброшено: во дворе не было никаких признаков жизни. Но впечатление было обманчиво. Порядок, царивший на подворье, доказывал, что люди, хоть здесь и не живут постоянно, периодически сюда наведываются. Дом был старого образца, относительно небольшого размера, чисто побеленный, однако в стене зияла глубокая трещина. Со всех сторон дом был окружен садом, а вот забора не было вообще. К дому примыкал завалившийся набок сарай, а посреди обширного двора возвышался столб с фонарем на верхушке.

Дейл, едва завидел это столб, сразу метнулся к нему, и не успели друзья его остановить, как тот был уже на самом верху. Секунду спустя раздался его восторженный возглас:

— Да это самый настоящий наблюдательный пункт! Отсюда все как на ладони. Поглядите, вон там здоровенный бугор! А в той стороне – ферма. А вон разрушенная церковь! Здесь столько всего интересного, оказывается.