B1
Что, как и почему

Новая капля воды повисла в сером промозглом тумане. Медленно опустившись на несколько метров, слилась с другой, такой же маленькой и лёгкой.

Уже чуть быстрее двигаясь в низ, захватила в себя ещё одну каплю, и ещё несколько. И вот уже почти не увеличиваясь в размере, она несётся вниз, к земле.

Вместе с миллиардами своих сестёр вылетает из облака на высоте в три четверти километра. Падает, отклоняясь влево от небоскрёбов, ещё левее парка. Ветром её сносит ближе к бедному району города — старые многоэтажные здания красного кирпича, тёмные грязные переулки и дешевые магазинчики.

Падает мимо какой-то высокой мачты, в которую через несколько минут ударит молния. Опускается к четырёхэтажному кирпичному дому начала двадцатого века, чудом избегает крыши, падает ещё ниже — вдоль стен, сквозь висящую на проводе одежду, мимо стоящих за окнами цветков в дешевых пластиковых горшках, мимо высунувшегося из окна человека, мимо мусорных баков — в грязную лужу, разлившуюся вдоль стены дома.

Бульк…

БУЛЬК! — очередная капля плюхнулась в лужу.

Метнувшиеся в разные стороны брызги по привычке ударили в кусок грязного стекла, который был здесь в роли окна, и, оставляя на стекле грязные потёки, медленно сползли вниз — на стену дома и дальше — обратно в лужу.

Тусклый свет полуживой лампочки из карманного фонарика освещал незатейливое убранство маленькой комнатки, обустроенной в вентиляционном окошке подвала. Простенькая кровать в углу, столик, сделанный из нескольких спичечных коробок, несколько табуреток — крышек от бутылок. Вышеупомянутое окно, закрывающее чуть больше половины отверстия, ведущего на улицу. Тёмный контур прохода, ведущего из комнатки в подвал. Лишь несколько предметов нарушали общее впечатление от бедного жилища.

Сверкнула молния и тут же раздался гром, заглушивший на секунду все остальные звуки. Осветив необычайно ярким светом многочисленные вырезки из газет, в беспорядке разбросанные по всей комнате, лампочка на мгновение вспыхнула и тут же погасла, почти без боя сдав комнату темноте.

(несколько секунд спустя)

— …чёрт.

Несколько шагов, невнятный шорох, что-то упало на пол. Лёгкое шипение. Кусочек спички зажигает маленький огрызок свечи, аккуратно тушится и убирается в самый дальний и сухой ящик к другим спичкам и кусочкам дерева.

«Ещё один день… такой же как все.» — садится на пол. Руки, привычными лёгкими движениями перебирают вырезки, сортируют, складывают аккуратными стопками на столик. Одна из вырезок на несколько секунд задерживает на себе взгляд. Эта — первая. С третей страницы. Колонка текста — что-то о розыске пропавших документов. «…найдены в мусорной корзине в центре парка…». Фотография прилагается. Пара полицейских, счастливчик, нашедший портфель. И как получилось что совсем не маленькое вознаграждение получит именно он, когда он так нуждается в деньгах? Случайность… возможно. Но, вероятнее… На заднем плане — деревья парка. Слева — самое большое. Огромный дуб в самом центре парка. Вот — нижняя ветка. Её очертания хорошо видны на фоне листвы, подсвеченной заходящим солнцем. Но, что-то нарушает гармонию природы… Несколько тёмных пятен над веткой; при качестве печати это всё что можно разглядеть. Их четверо. Четыре тёмных пятна, но одно светит ярче солнца…

— ХВАТИТ!!! — резкий взмах рукой. Лёгкий столик отлетает к стене. Вырезки снова разлетаются по всей комнатке.

«Хватит…

сколько можно?

— — — — — — —

— Проснись и пой!

— А-а-а! — Дейл подскочил как по тревоге. — Где пожар?!

— Дейл, заканчивай телевизор смотреть до самого утра. Если будешь всегда сонным ходить — от тебя не будет никакой пользы.

— Да я чуть-чуть посмотрел… Всего-то пару фильмов…

— Одевайся и пошли завтракать. Сегодня облёт города.

— Опять? Позавчера только летали. Толстопузу тоже отдых нужен…

— Меньше слов больше дела!

— Зануда.

После завтрака спасатели дружно погрузились в «крыло спасателей» и вылетели на патрулирование.

— — — — — — —

19:17 21.06.19ХХ

Летом в это время светло, почти как днём, но сегодня идёт дождь. Небо затянуто тучами — солнечный свет с трудом пробивается к земле. Сумрачно. Не по-вечернему, но по-дождливому сумрачно. Если смотреть в лужи под определённым углом — может показаться что почти светло.

Как сейчас — камера даёт панорамный обзор мышиного рынка (даже неуютно — кроме слова «мышиный» никакого не применишь, всё не то будет), раскинувшегося на асфальте под железнодорожным мостом. Как обычно — ряды низких длинных столов, заваленных едой, одеждой, различными полезными и бесполезными в хозяйстве предметами, капающая сверху вода, редкие серые лучики солнечного света, изредка пробивающиеся вниз, врезающиеся в лужи, отражающиеся от капель воды, дрожащих на подгнивших плодах сливы.

— Роки, ты с Гайкой обойди с востока, Дейл — оставайся у самолёта и будь готов взлететь в любой момент. Я пройду прямо. Встречаемся у красной разбитой машины.

— Хорошо! Пойдём, Роки.

«Нет. Не-ет… Слишком хорошо чтобы быть правдой! Но… Но разве есть ещё одна команда? Ещё один набор имён? Нет. Не в одном городе… Не в одной стране. Нет — это Они!» — приподнялась на носках и оглядела рынок поверх голов. Ничего. Откуда доносился голос? Жужжание, которое я приняла за звук какого-то в ноль убитого мотора — это же Крыло! Со стороны свалки. — Начинаю проталкиваться сквозь серую толпу на северо-запад.

«Чёрт!» — приходится вернуться чтобы вернуть на прилавок неплохой синтетический ремешок. Не важно — всё равно платить нечем.

Ещё раз посмотреть поверх голов. Что-то… Что-то кажется есть. Да — вон там — у небольшого полусгнившего деревянного ящика. Знакомый блеск полированного пластика… Куда Он мог пойти? Напрямую.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *