Congo Jack
Без названия

Продолжение рассказа «Без названия 3» Montery Jack’а

Мышонок Брейн снова, в который раз, взглянул на монитор, на котором крутилась запись Лавайни, в костюме жрицы вулкана исполнявшей ритуальный танец перед племенем. «Да!», произнес он торжественно: «Я уверен на сто процентов, как и прежде, что ты, дорогая Лавайни, именно та женщина, которая оценит по достоинству величие моего гения. Сегодня, когда я закончил свое последнее творение – машину для телепортации, я завоюю твое сердце, а завтра, Я! ЗАВОЮЮ! МИР!
И с этими словами он нажал несколько кнопок на своем чудо-агрегате, потянул за рычаг и, во вспышке электрических разрядов перед ним явилась Лавайни. В мокрой до нитки одежде и пеной на ушах. Осмотревшись по сторонам, поморгав ошалело глазами, Лавайни вдохнула поглубже, и…
«Это что еще такое?!! Кто посмел?!! Это ты, сморчок, вытащил меня из джакузи с симпатичным бурундуком, которого я с таким трудом научила не поднимать пену? А ну сейчас же…»
Брейн, пропустивший все это мимо ушей, подобно влюбленному глухарю, встал в соответствующую позу и начал давно отрепетированную речь. «Драгоценная Лавайни! Позволь поприветствовать…», но был грубо оборван, когда Лавайни, пихнув его с дороги, отправилась прочь. «Ну нет уж», подумал Брейн, подбежал к другой машине, нажал там несколько кнопок, и из машины выскочили механические руки, схватили Лавайни в охапку, и приподняли в воздух.
«Ну вот что, любитель распускать руки! Поставь меня сейчас же на место, или…»
«Простите меня, но я просто не могу позволить такой умной и красивой мышке уйти не просушившись», Брейн нажал еще кнопки, и из машины появился фен, «Вы можете замерзнуть и простудиться, или еще хуже, вызвать короткое замыкание, здесь ведь так много чувствительной к воде электроники».
Лавайни задумалась на секунду. «Ладно, как-тебя-там, ты меня убедил. Я под впечатлением твоих способностей, и все такое. Теперь поставь меня и я выслушаю твои комплименты. Вот и хорошо, а теперь не мог бы ты быть душкой и принести своей мышке стаканчик водички. А то пить что-то захотелось».
«Один момент, драгоценная Лавайни», Брейн сорвался с места и убежал за водой. «Лучше целый кувшин, очень пить хочется» — крикнула мышка вдогонку. Через секунду Брейн вернулся с кувшином. «Вот спасибо, ну что за душка», промурлыкала Лавайни, почесывая Брейна под подбородком. «А расскажи мне, дружочек, как же я сюда попала?»
«О, это совсем просто, дорогая мышка, вот здесь, прямо перед тобой, машина для телепортации, с помощью которой мы вместе завоюем весь мир!»
«Как замечательно, промурлыкала Лавайни, почесывая Брейну ухо. Не мог бы ты залезть на нее, чтобы я смотрела на темя снизу вверх восхищенными глазами, пока ты излагаешь планы мирового господства? Да, вон туда, на самый центр».
Но планы эти не суждено было услышать никому, поскольку только Брейн открыл рот, чтоб произнести их, Лавайни выплеснула весь кувшин на приборную панель и была такова.
Подлетев к потолку от неизбежного взрыва, и зацепившись там за какие-то провода, Брейн с тоской созерцал, как его машина занимается пламенем все больше, вовлекая в пожар соседние агрегаты. «Неужели я так и погибну молодым, не познав любви и заслуженного поклонения? Пусть же в этом пожаре сгорит моя жизнь, как сгорели мои мечты и моя любовь к тебе, о жестокая и прекрасная Лавайни!».

Юная скунсиха Фифи снова вздохнула, глядя на портрет Брейна. «Ах, он такой милый и умный! Когда на прошлой неделе он захватывал наш университет, я влюбилась в него без памяти. Не могу забыть его симпатичного и доброго лица, когда его уводили санитары».
«Ну, значит, решила?», ее подруга утка Ширли, в наряде цыганки выставила на стол хрустальный шар. «Будем, стало быть, вызывать суженого?»
«Будем…»

Дейл никак не мог понять, куда делась Лавайни. «Обиделась, что ли?», думал он, пробираясь через хлопья пены, которую он поднял, опрокинув в джакузи какой-то шампунь. Побродив вокруг, Дейл наткнулся на журнал, из которого Лавайни вырезала его портрет. Сам портрет он вытащил их котла рядом. «Вот значит как! А что если вырезать портрет Гаечки, и бросить туда же? Это же здорово, я с Гаечкой на Гаваях, в джа-как-его-там и только вдвоем! Я ей покажу, как можно поднять гору пены за две секунды!»
Бегая вокруг в поисках ножниц, Дейл, надо же так повезти, наткнулся на стопку комиксов, которые Шейка-Бейка оставил, пытаясь заинтересовать ими Лавайни. Быстро пролистав их, и, не найдя ни одного для себя нового, он хотел было отложить их, но тут…
«Женщина-кошка! А я всегда мечтал взять у нее автограф! Ладно, Гаечка никуда не денется, а такой шанс бывает раз в жизни!», вырезая страницу, подумал Дейл.

Девочки-ведьмочки сидели в кружочек за столом, на котором, в нарисованной мелом пентаграмме изнывал от тоски маленький смешной чертик. Он уже покрасил волосы в белый цвет, и спел последний хит популярной готической группы, и страстно желал поскорее исполнить последнее желание, и отправиться восвояси. А то эти девчонки кого угодно достанут вопросами о личной жизни.
«А кстати, наша новенькая еще ничего не спрашивала!», воскликнула одна белочка. «Фоксглав, спроси что-нибудь!» Летучая мышка покраснела. «Ну, я не знаю…»
«Спроси, как твой любимый бурундук поживает!»
«У нее есть любимый?»
«Да, я видела его! Он симпатичный!»
«А давайте на него посмотрим!»
«Стойте, девочки, если наш чертик его покажет, он улетит к себе, и с кем мы тогда останемся?»
«А тогда… А тогда пусть он его принесет!»
«Принести бурундука?», встрепенулся чертик с радостью, «Это я мигом!»

«Вот досада», вздохнула Женщина-Кошка. Сначала ее выдернули из-за компьютера Бэтмэна, где она почти добралась до его детских фотографий. И кто выдернул, не суперзлодей даже, а какой-то бурундук! А теперь этот бурундук, который так смешно показывал хохмы, тоже куда-то исчез. Ждать его или отправляться обратно? Решив подождать и подумать, Женщина-Кошка принялась листать комиксы. «О! А я ведь помню этого парня с института», удивилась она, увидев Шредера. «Как он сейчас, интересно? А почему бы и нет», подумала она, вспомнив, что она узнала от Дейла про котел вызова. «Вот сейчас сама и спрошу!»

В подвале человеческого научного комплекса, занимающегося исследованием высоких энергий, расположился комплекс звериный, занимающийся тем же и многим другим. За центральным пультом в лабораторном халате поверх вечернего платья стояла Гаечка. Вокруг нее кипела жизнь, персонал носился от прибора к прибору, но при этом старательно огибал ее по широкой дуге – мышка была в ярости! Пальцы вихрем метались по клавиатуре, глаза скакали по экранам, но ни те, ни другие не успевали за ураганом мыслей, которые торопили, подгоняли, нетерпеливо топали ногой, и выплескивали досаду отрывистым шепотом губ. «Дилетанты! Шарлатаны! Ух, доберусь я до… Стоит кому-то одному открыть портал, как все остальные туда же! Ткань пространства-времени расходится как колготки! Не то, чтобы я это видела сама…колготки я имею в виду. Пространство-время на моих глазах рвалось прилично… Залатаем здесь…починим здесь…заколотим здесь. Отрежем от питания, заварим дверь и оштрафуем здесь! Посмотрим, как вы теперь что-нибудь…»
Отступив назад, чтобы окинуть взглядом соседние экраны, Гаечка не заметила, что пол под ногами стал странно светиться…

Упав в открывшийся портал, Гаечка приземлилась на мостовую, которая показалась ей странно знакомой. Нехорошее предчувствие подтвердилось очень быстро:
«ГАЕЧКА! ТЫ ВЕРНУЛАСЬ! МЫ ТЕБЯ ЛЮЮЮЮБИМ!!!»
«А-А-А-А-А! Только не вы опять! Как вы мне надоели! И отойдите от меня! Нет! НИКАКИХ снимков! ЛАДНО, только несколько автографов, пока я с вами время теряю. А ЭТО убери знаешь куда?! И НЕ ТРОГАТЬ МЕНЯ, ПАЛЬЦЫ ПООТКУСЫВАЮ!!!»

«Когда уже меня похитит кто-нибудь другой?!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *