Гиротанк
Агрессивная терапия / Offensive Care

Это будет всё равно, что насыпать гору удобрений на едва пробившийся из-под земли росток. Недаром главная врачебная заповедь гласит «не навреди!», понимаете меня?

— Да, доктор, вы правы, — кивнула бурундучиха. — Пожалуй, я действительно несколько погорячилась…

— Уверяю вас, в этом нет ничего зазорного! Наоборот, лишний раз доказывает, что вам небезразлично ваше дело, и что вы готовы идти на риск ради спасения чужой жизни. Это похвально, и без этого в нашем деле никуда, но увы, на одном лишь молодецком задоре далеко не уедешь. Необходим опыт. Но смею вас заверить, что если вы не будете сбавлять взятого вами темпа, то через два-три года от силы станете настоящим профессионалом и будете разбираться в лекарствах гораздо лучше меня!

— Ну что вы, доктор, — Милдред залилась краской. — Мне до вас, как до луны…

— Вот это вы мне бросьте! — хомяк шутливо погрозил медсестре пальцем. — Ладно, что-то мы с вами засиделись, а нас ведь целая толпа дожидается! Идемте!

* 2 *

— Ну, что там? — спросил Спайви вернувшегося из разведки Стюарта.

— Сидит, читает газету. Посетителей нет.

— Отлично, — врач удовлетворенно потер руки. — Таркл, организуй звонок. Пятая дорожка.

— Будет сделано, шеф! — кивнул санитар.

— Смотрите, Таркл, не сломайте там ничего, — назидательно произнес Чип. Верзила ничего ответил, лишь злобно сверкнул глазами и скрылся в недрах уходившего во второй корпус вентиляционного туннеля. Его путь лежал в верхний северо-восточный угол склада. В том месте вентиляционная шахта проходила вплотную к кабельному коробу, поэтому именно там Гайка подключила к телефонной линии цифровой диктофон. Прибор был переделан таким образом, чтобы заряжаться непосредственно от телефонной сети, и особых усилий для поддержания его в рабочем состоянии не требовалось.

При воспоминании об этом хитром приспособлении Чип скривился, как от зубной боли. Это был один из тех случаев, когда Дейл наголову разбил его в инженерном поединке. Этого, впрочем, следовало ожидать, так как только такой большой специалист по всякого рода розыгрышам, как Дейл, мог придумать такое незатейливое и в то же время эффективное средство борьбы с бдительными кладовщиками.

Исходная идея была проста, как пятицентовик: записать на цифровой диктофон голос дежурного по больнице, вызывающего кладовщика для получения доставленного посыльным пакета, заранее приготовленного Спасателями и битком набитого позаимствованными из окрестных магазинов и офисов рекламными буклетами. Разумеется, пакет был нужен только для первого раза, но тут возникла другая сложность — если всё время использовать один и тот же трюк, люди в конце концов что-то заподозрят. Поэтому были созданы несколько сценариев с участием всех тех, кому мог срочно понадобиться кладовщик, от дежурного до самого директора больницы. Для реализации последнего сценария понадобилось подбросить на стол его секретарши фальшивую записку с просьбой вызвать вышеупомянутого кладовщика, и именно этот сценарий был задействован сейчас. Тому были две причины. Во-первых, это был самый благовидный предлог, так как после вчерашнего учиненного неизвестными силами разгрома интерес директора к положению дел на складе был абсолютно понятен. Во-вторых, офис директора находился на верхнем этаже первого корпуса, поэтому кладовщик будет отсутствовать достаточно долго.

Услышав короткую трель телефонного звонка, кладовщик вздрогнул, чуть не разорвав пополам газету. Он опаской посмотрел на висевший на стене аппарат, истово молясь про себя, что это просто кто-то ошибся номером, потом снял трубку и медленно поднес её к уху. Поскольку диктофон работал в режиме голосовой активации воспроизведения, на том конце провода было тихо. Кладовщик также не спешил начинать разговор, пауза стала затягиваться, и столпившиеся у вентиляционной решетки грызуны начали обеспокоенно перешептываться.

— Алло… — наконец выдавил из себя мужчина и, услышав ответ, вздрогнул еще сильнее, чем до этого. Кивнув невидимой собеседнице, он молча повесил трубку, бросил на нее уже даже не встревоженный, а затравленный взгляд, глубоко вздохнул и ушел получать очередную выволочку.

— Отлично, — Спайви достал из кармана список членов поисковой команды и стал сноровисто распределять между ними стеллажи:

— Брэди — первый стеллаж. Фармер — второй. Манкчед и Поттер — третий. Я — четвертый. Стюарт и Тейлор — пятый…

— Курт, вы точно уверены, что вам не нужен помощник? Все-таки там одной ступеньки не хватает…

— Об этом не беспокойтесь, Чип, — хомяк хитро прищурился. — Её уже починили.

— Как это? — не понял бурундук. — Вы же говорили, что раньше на склад никому из наших было не пробраться!

— Это так, — Спайви согласно кивнул. — Но никому из наших не было нужды приходить сюда. Всё сделали люди.

— Люди?! Но…

— Вы сами всё увидите, Чип. Так, на чем я остановился? Ага, стеллаж номер шесть…

Закончив распределение стеллажей, Спайви спрятал список, и команда вошла на склад. Чип ехал рядом с доктором, лихорадочно соображая, зачем людям надо было чинить выпавшую из паза ступеньку. Будь он на их месте, непременно заинтересовался бы странным неизвестно откуда взявшимся объектом, совершенно не вписывающимся в обстановку…

«Погодите-ка!»

Бурундук оглянулся вокруг, пристально рассматривая все стеллажи. Еще в свое первое достопамятное посещение склада он отметил, что лестницы устроены на всех без исключения стойках стеллажей. Но только сейчас он обратил внимание, что образующие их бруски вставлены абсолютно одинаково, с точностью до последнего паза, и в результате выглядели столь же неотъемлемой частью стеллажей, как их полки.

— Браво, Курт! — воскликнул Чип. — Маскировка под очевидность, как в «Украденной телеграмме»! Великолепно!

Ответа не последовало. Чип оглянулся и обнаружил, что доктор Спайви не идет рядом с ним, а замер, как вкопанный, глядя остекленевшим взором на четвертую от пола полку своего стеллажа, сейчас практически пустую. Эта полка и исходивший от пола едва уловимый запах разлившихся лекарств были единственными напоминаниями о произошедшей вчера ночью баталии.

— Курт, что с вами? — обеспокоенно осведомился Спасатель.

— Это… это… — пролепетал врач. — Чип, это… Это же тот самый стеллаж, да? И та самая полка?..

— Да, это именно она, — кивнул Чип.

 — Боже мой, Боже мой… Мистер Чип! — Спайви подошел к Спасателю и протянул ему руку. — Вы действительно герой, каких мало! Знаете, когда вы сказали, что этот злодей сбросил вам на голову целую полку с лекарствами, я грешным делом подумал, что это было так, для красного словца, не более. Только теперь я понял, что вам в действительности грозило… Подумать только, и после всего этого вы еще целую ночь работали вместе с Харви в лаборатории…  Вы — великий бурундук, Чип!

— Бросьте, Спайви! — улыбнулся Спасатель, пожимая протянутую руку. — Это вы все — настоящие герои. Без вашей помощи я бы ни на шаг не продвинулся в своем расследовании!

— Помогаем, чем располагаем! — ответил врач и пошел к своему стеллажу. Чип вернулся к вентиляционной решетке и уже оттуда стал наблюдать за поистине феерическим действом. Как и следовало ожидать, после устроенного начальством разноса кладовщик не забыл перед уходом погасить на складе свет. Специально на этот случай каждый член команды имел при себе маленький светодиодный фонарик из тех, что вставляются в брелки для ключей для подсветки замочной скважины, и то и дело мелькавшие на стеллажах маленькие огни напоминали танцующих в темноте светлячков. Чип непроизвольно вздрогнул, так как это зрелище напомнило ему о концерте группы «A-Kha» и связанных с ним воспоминаниях, как приятных, так и не очень…

— Чип, ты спишь? — раздался прямо у него над ухом голос медсестры.

— Нет, Милли, просто задумался.

— Как твоя голова? Не хочешь принять аспирин? У меня с собой есть немного…

— Спасибо, это лишнее. Я в полном порядке. Даже повязка уже не нужна!

— Уверен? — медсестра осторожно провела рукой по голове Чипа в районе ушиба. — Так не болит?

— Разве прикосновение такой красивой девушки, как ты, может причинить боль?

Рука медсестры на мгновение замерла, после чего она присела и заглянула Чипу в глаза.

— Это ты мне скажи.

— А разве я уже не сказал?

Милли хихикнула.

— Тебе обязательно всё время говорить загадками?

— Вообще-то нет, но… Кстати, о загадках. Ты нашла что-нибудь?

— Нет, — Милли сокрушенно покачала головой. — Ничего, даже отдаленно похожего.

— Ясно, — Чип снова посмотрел на танцующие во мраке огоньки. Внезапно ему в голову пришла другая мысль, и он как только мог непринужденно произнес:

— А ты молодец, быстро справилась!

— Спасибо, но это исключительно потому, что я работала в паре с Поттером, нашим вторым лаборантом.

— Ну да, конечно… И как он тебе? — задал бурундук первый пришедший на ум вопрос, чтобы побыстрее уйти от темы, пока Милдред не заметила заброшенной им удочки.

— Ничего, симпатичный. Как для мыши, я имею в виду.

— Рад слышать, — кивнул Чип, который сам не знал, чему именно рад: тому, что медсестра ничего не заметила, или что Поттер — мышь. — Кстати, он ничего не нашел?

— У него тоже пусто. Правда, на нашем с ним стеллаже хранились в основном инструменты и перевязочные материалы, и лекарств было очень мало. Прости…

— Не огорчайся, Милли, мы всё найдем! — поспешил подбодрить загрустившую медсестру Чип. — Один стеллаж, тем более набитый бинтами — не показатель.