Гиротанк
Агрессивная терапия / Offensive Care

Показывали фотографии друзей, описывали рейнджермобиль, подробно расспрашивали и проверяли каждую мелочь. Всё было напрасно. Да, светловолосую мышку в синем комбинезоне и красноносого бурундука в гавайке видели у магазина Мо. Но это было еще днем, а потом они будто растворились в воздухе вместе с рейнджермобилем и взятыми из магазина деталями. И хотя очень многие запомнили диковинную машину на вентиляторной тяге, точно сказать, когда это было и куда она ехала, не мог никто. Тогда друзья отправились в Малую Центральную больницу, решив, что посещение магазина игрушек могло натолкнуть Гайку на идею нового медицинского прибора. Другие причины, по которым они могли оказаться там, Спасателям рассматривать не хотелось…

Но в МЦБ им сказали, что прибывшая сюда утром и поразившая всех своими изобретениями гениальная мышка как улетела на своем самолете, так больше не возвращалась ни в качестве мастера-техника, ни в качестве пациента, ни в каком другом. Это, конечно, радовало, поскольку оставляло надежду, что с ними всё в порядке, и что они с Дейлом просто наткнулись на интересное дело, тем более, что именно в магазине Мо Спасатели в свое время напали на след похищенных бандой Капоне радиоуправляемых кораблей[4]. Но, если разобраться, это было очень слабым утешением. Слишком уж много чего могло случиться с бурундуком и мышкой на оживленных улицах мегаполиса…

— Ужинать будешь, Чиппер? — спросил Рокфор, беря с кухонного стола одну из накрытых пластмассовой крышкой тарелок и ставя её перед бурундуком. — Я всё с вечера приготовил, даже по порциям разложил. Могу подогреть, если остыло…

— ЧТО?! — закричал Чип, которому эти простые слова и действия сорвали все клапаны разом. — Как ты можешь в такой момент думать о еде?! Ты что, забыл?!!

— ЭТО ТЫ, ПОХОЖЕ, ЗАБЫЛ, С КЕМ РАЗГОВАРИВАЕШЬ! — взревел австралиец так громко и мощно, что Чип в первую секунду решил, что поток воздуха вынесет его вон из Штаба. — Забыл, что Дейл тоже мой друг?! Забыл, что Гаечка мне как дочка?! Забыл?!!

— Нет, Рокки, не забыл… Прости, я погорячился…

Остыв столь же стремительно, как перед этим впал в ярость, австралиец примирительно произнес:

— Ничего, Чип, я всё понимаю. Я сам, как видишь, на пределе.

— Да, ты прав. Нам надо успокоиться и подумать. Подумать…

— Правда, Чип, поешь. Ночью мы всё равно уже ничего не сделаем, тем более без техники… Разве что Вжик еще что-то обнаружит…

— Да-да, конечно… Но знаешь, — Чип посмотрел на тарелку перед собой, сквозь запотевшую крышку которой виднелось что-то очень аппетитное, — сейчас я, пожалуй, не смогу ничего съесть…

— Понимаю, — кивнул австралиец. Он убрал тарелку со стола и поставил обратно поверх второй такой же. — Я, пожалуй, тоже…

— Ладно, я… я буду наверху, в гостиной… Позовешь, когда… когда вернется Вжик, хорошо?

— Конечно.

— Тогда… тогда до новостей, — Чип махнул рукой и поплелся вверх по лестнице, снедаемый самыми мрачными предчувствиями. «Только бы с ними было всё в порядке… — повторял он про себя. — Только бы они вернулись… Только бы увидеть их еще раз…»

В гостиной он занял любимое кресло и несколько минут неподвижно сидел с закрытыми глазами, снова и снова мысленно проходя маршрут от Штаба до магазина игрушек Мо. После, еще раз убедившись, что вариантов слишком много, взял в руки оставленный ранее на столе томик рассказов о Шерлоке Джонсе и вгляделся в вытисненный на обложке профиль великого сыщика. Уж кто-кто, а он умел перебрать все варианты и выбрать из них единственно верный. Что в истории про пенсне, что в следующей, озаглавленной «Пропавший крикетист». Это был один из самых интересных рассказов в этом сборнике, и Чип настолько хорошо его помнил, что ему даже не требовалось открывать книгу, так как текст сам возник у него перед глазами.

Это была история о том, как накануне важного матча пропал ключевой игрок университетской команды. Всё указывало на происки соперников, но Шерлок Джонс сразу понял, что всё гораздо сложнее. Или, наоборот, проще, это уж как посмотреть. Это не было похищение или убийство, это вообще не было преступлением как таковым. Просто парень узнал, что отчим её возлюбленной собирается через три дня выдать её за его однокурсника — заносчивого отпрыска очень знатного и богатого рода. Поэтому он, оставив для отвода глаз у хозяина отеля записку о том, что ему срочно надо получить посылку из дома, сбежал, дабы тайно обвенчаться со своей возлюбленной и тем самым расстроить гнусные планы…

Третий звонок. Громкий, как звон церковных колоколов.

Или свадебных колокольчиков.

Книга выскользнула из рук Чипа и упала на пол с громким стуком. Но бурундук его не услышал. Сейчас он находился слишком далеко отсюда, чтобы его услышать…

 

— Зато мне понравилась! Особенно момент про «хоть бы чей-то взгляд нас вместе не застал!»

— Да, это они хорошо придумали!

«Нет…»

«Не может быть…»

— Ладно, идите, я пока музыку послушаю!

Когда эта догадка посетила его в первый раз, он бросился в мастерскую. Но там их не оказалось, и он успокоился.

Но мастерская изначально была тут ни при чем.

«Это не тот коридор. Ты не там ищешь…»

 

«Мы с Дейлом взяли рейнджермобиль и поехали в магазин игрушек Мо за батарейками для “Крыла” и новыми присосками для гиротанка. Скоро будем.

Гайка.»

Записка для отвода глаз, чтобы они не бросились искать их сразу. Чтобы он не бросился искать их сразу. А потом, когда бросится, побежал не в тот коридор, дав им таким образом время. Время для…

«НЕТ! НЕ МОЖЕТ ЭТОГО БЫТЬ!»

Но это было. Одно звено цеплялось к другому, и все вместе они создавали одну длинную цепочку фактов и следствий, слишком логичную, чтобы её игнорировать…

Чип плохо соображал, что происходит, и что он сам делает. Его сознание было полностью подчинено одному единственному инстинкту, а тело действовало само по себе.

«Я должен найти их, во что бы то ни стало!»

Схватиться за подлокотники кресла и, оттолкнувшись, что было силы, преодолеть одним махом половину расстояния, отделявшего его от входной двери.

«Должен найти их сам, сейчас же, без Рокфора и Вжика!»

Сгруппироваться и прыгнуть вперед, еще в воздухе выбрасывая руку в направлении дверной ручки.

«Обыскать всё еще раз! Парк, магазин игрушек, больницу, всё!»

Приземлиться на сложенные из косточек домино ступеньки и схватиться за ручку, чтобы не упасть на спину.

«Только бы они нашлись… Только бы всё это оказалось глупой фантазией…»

Рвануть дверь на себя.

«…потому что в противном случае будет лучше…»

— Ого, Чип, вот это сервис… Спасибо… — слабым голосом произнес Дейл, еле ворочая высунутым языком. Он с видимым трудом перенес через порог полусогнутые от полного изнеможения ноги и проследовал мимо остолбеневшего Чипа, даже не взглянув на него слипающимися и готовыми в любую секунду закрыться глазами.

— Привет, Чип… — поздоровалась вошедшая следом Гайка. Она хоть и выглядела свежее, но несомненно пребывала в точно таком же состоянии, что и Дейл.

— Добрый вечер… — сипло ответил Чип, захлопывая дверь обратно. — А… где… что…

— ГАЕЧКА! ДОРОГАЯ! ДЕЙЛ! МАЛЫШ! — закричал Рокфор, влетая в гостиную в сопровождении Вжика, который вернулся в Штаб через кухню, чтобы как можно быстрее сообщить друзьям хорошие новости. — Вы вернулись! Вы живы! Вы… Что с вами?! Да на вас лиц нет! Что произошло?! На вас кто-то напал?!

— Нет… — мотнул головой Дейл, которому и так было нелегко говорить, а сейчас, когда его изо всех сил прижал к себе Рокфор, он сам не понимал, как еще сохраняет способность издавать хоть какие-то звуки.

— Нет, Рокки, всё в порядке, честно, — ответила Гайка. — Просто больше всего на свете я сейчас хочу съесть десять порций твоей сырной похлебки и где-то с неделю поспать…

— Разумеется, дорогие мои, разумеется! — Рокки взял их за плечи и повел в направлении кухни. — Ужин давно готов, только вас двоих и дожидается!

— Нет, Рокки, извини, — пробормотал враз побледневший Дейл, — но что касается еды, я — пас… А вот выспаться — это да, это надо… это хоть сейчас…

— Как скажешь, мой мальчик! Как тебе будет лучше, так и сделаем! — заверил бурундука австралиец, и они вместе с Гайкой и Вжиком вышли из гостиной, оставив Чипа, сбитого с толку столь стремительным развитием событий, стоять у дверей в полном душевном смятении. Его голова просто раскалывалась от переполнявшего её хаотичного нагромождения мыслей, и он сел прямо на ступеньки, закрыв лицо шляпой, чтобы отрешиться от всего и попытаться заново проанализировать ситуацию. Но получалось у него это из рук вон плохо, поскольку всё в итоге упиралось в вопросы «где они были?» и «что делали?». Разумеется, в детективных книжках можно вычитать уйму возможных объяснений, но дать однозначный ответ на этот вопрос могли только они, Гайка и Дейл.

Значит, с них и начнем.

Спустившись на кухню, Чип застал там картину поистине идиллическую. Гаечка быстро и жадно ела, а Рокфор сидел напротив, положив голову на ладони и не сводя с нее влажных то ли от лука, то ли от чего-то другого, глаз.

— Гаечка, может, добавочки? — спросил он таким мягким голосом, какого Чип доселе в его исполнении не слышал.

— Угум… — кивнула изобретательница, и великан так быстро встал из-за стола, принес вторую порцию и сел обратно, как будто помолодел лет на десять и похудел на пяток драхм[5].

— Эхем-эхем! — откашлялся Чип, чтобы привлечь к себе хоть каплю внимания. — Гаечка, я конечно, понимаю…

— Все вопросы — потом! — резко ответил Рокфор, и эта резкость так контрастировала с тоном его предыдущей реплики, что бурундуку показалось, что австралиец на него наорал.

— Нем-нем… — замотала головой Гайка, а когда дожевала, добавила: — Всё в порядке, Рокки, я…

— Должна отдохнуть! — положил руку ей на плечо силач. — Это что-то срочное?

— Вообще-то, ничего такого, что требовало бы нашего вмешательства…

— Ну, вот и хорошо! Значит, это спокойно может подождать до завтра…

— До завтра?! — спросила мышка с неприкрытым испугом. — Нет-нет, никаких «завтра»! Я сейчас же всё расскажу…

— Гаечка, пожалуйста, успокойся. Всё хорошо. Вы с Дейлом дома, и это главное! — заверил её Рокфор, после чего повернулся к Чипу:

— Ты что, Чип, не видишь?! Она же на пределе! Не надо её нервировать! Ей необходим покой!

— Нет-нет, я в форме… че-эээ-стно… — снова попыталась возразить Гайка. Но теперь, после плотного ужина, сонливость начала одолевать её с новой силой, и она широко зевнула, что лишний раз убедило Рокки в необходимости закрыть на сегодня эту тему. Он так красноречиво посмотрел на Чипа, как если бы это он довел мышку до такого состояния, и бурундук, кивнув, пошел в спальню. «Может, хоть из Дейла удастся что-то вытрясти…» — предположил он, но и на этом фронте его ждало разочарование, так как его друг спал мертвым сном, развалившись на верхней полке прямо в одежде.

«Что ж, подождем до утра…» — смирился с неизбежностью лидер Спасателей переодеваясь в пижаму и ночной колпак и укладываясь спать. Однако сон, несмотря на все перипетии сегодняшнего дня, не шел, и Чип долго ворочался под одеялом, вновь и вновь возвращаясь к выстроенной им логической цепочке.

«Вдруг это всё правда? Ведь всё сходится. Песня, записка, тайное венчание…»

«Да ну, чушь, не может этого быть…»

«Что это? Самовнушение? Или самообман?..»

«Какой еще обман? Да что я, в самом деле?..»

«Впрочем, это совсем не тот случай, когда неведение — это блаженство…»

«Да узнаю я всё! Завтра! Прямо с утра подойду к Гайке и спрошу!»

«Но можно ли будет доверять полученному таким способом ответу, вот в чем вопрос…»

«Разумеется! Она никогда меня не обманывала!..»

«Можно подумать, я её когда-нибудь напрямую о чем-то таком спрашивал…»

В ту ночь Чипу так и не удалось толком поспать.

* 3 *

16 июня

Проснулся Чип в одиннадцать часов дня совершенно разбитым.