Гиротанк
Агрессивная терапия / Offensive Care

Продолжение повести «Завтра — значит никогда» / ‘Tomorrow’ is for ‘Never’.

Работа Спасателей полна опасностей и неожиданных поворотов. Чип лишний раз в этом убедился, заработав перелом ноги буквально на пустом месте. Хотя планы злодеев в очередной раз потерпели крах, травма Чипа оказалась слишком серьезной для лечения в домашних условиях, тем более что друзья предполагали вскоре отправиться на отдых на острова Индийского океана. Но ситуация отнюдь не безнадежна, ведь в недрах Центральной городской больницы функционирует тщательно скрытый от людских глаз полноценный медицинский центр для животных. Эта больница оснащена всем необходимым для комфортного и эффективного исцеления лидера бесстрашной пятерки, и там с ним по определению не может случиться ничего худого.

Но Спасатель — всегда Спасатель, даже на лечении. Поэтому когда в больнице начинают происходить странные вещи, Чип тотчас же берется за расследование. Однако ставки в этой преступной игре слишком высоки, и чересчур умный и проницательный бурундук-калека в нее совершенно не вписывается. По крайней мере, живой…

===

Глава 1

Накладные невзгоды

* 1 *

8 декабря, вечер

Зима окутывала город постепенно, исподволь проникая в отсутствие хозяев в окна и двери домов и давая о себе знать лишь под вечер. Как раз тогда, когда больше всего хочется тепла и уюта, а вместо этого приходится быстро бежать на кухню и нетерпеливо приплясывать, ожидая, когда закипит чайник, и можно будет приготовить себе очередную за день, но именно сейчас как никогда необходимую порцию чего-нибудь согревающего. Простая радость, о которой сильнее всего тоскуешь тогда, когда не можешь её себе позволить. Например, если стоишь на продуваемой всеми ветрами платформе железнодорожной станции в томительном ожидании поезда с таким важным для тебя, твоей семьи и твоего бизнеса груза. И высокий черноволосый мужчина с правильными чертами наполовину скрытого шарфом лица ныне испытывал это на себе в полной мере.

— Кофе, мистер Вернье? — спросил подошедший к нему худощавый парень в очках с толстыми стеклами, скрывавшими пусть близорукий, но очень цепкий и проницательный взгляд. Матье Вернье, американец французского происхождения, владелец трех ресторанов «У Вернье», повернулся и подрагивающей от холода и нетерпения рукой взял протянутый пластиковый стаканчик. Приготовленный автоматом кофе был отвратительным, но сейчас пришелся как нельзя кстати.

— Да, Стивен, благодарю. Есть новости?

— Никто ничего толком не говорит. Но я дозвонился до Сандерса, главного по грузоперевозкам в этом секторе, и он обещал быть с минуты на минуту.

— Отличная работа, Стивен. Что бы я без тебя делал?

Референт лишь коротко улыбнулся, ничего не сказав в ответ на дежурную реплику босса. Впрочем, тот никакого ответа и не ждал. Даже наоборот, очень удивился бы, вздумай его помощник что-либо ответить.

Вернье допивал уже второй стакан плохого, но горячего кофе, когда появился Ольмер Сандерс, глава местного представительства тихоокеанского сектора компании «Юнион Пасифик Рейлроудз». Поднятый из постели толстяк аж запыхался, пока шел от машины к ожидающим его раздосадованным клиентам.

— Мистер Варни, какая честь! — начал он с места в карьер. — Нечасто выпадает возможность воочию лицезреть такого клиента! Птицы вашего полета редко опускаются до того, чтобы лично принимать груз!

— Моя фамилия Вернье, и теперь я очень жалею, что не остался в небе! — раздраженно процедил ресторатор. Он демонстративно закатал рукав пальто и посмотрел на золотые часы. — Мой груз должен был прибыть два часа назад, мистер Сандерс! Это возмутительно!

— Я понимаю, сэр, — развел руками железнодорожник, — но тут я ничего не могу поделать…

— А кто может, интересно? — въедливо поинтересовался получатель груза. — Кого ни спросишь, все отвечают, что это не к ним. Что здесь, что в Си-Сити! Ужас просто…

— Поезда опаздывают, мистер…

— Нет, только не в этот раз! Только не сегодня! Только не этот поезд! — Вернье смял пустой стаканчик и швырнул его в стоящую рядом урну. — Я не могу больше ждать! Я и так уже потерял уйму времени! Еще полчаса — и я уйду. И больше не вернусь! Зато мои адвокаты вернутся! И…

Его разгневанная речь была прервана на полуслове протяжным гудком. Вернье, Стивен, Сандерс и бригада грузчиков, собравшаяся вокруг большого ящика в дальнем конце платформы и привычно коротавшая томительное ожидание за азартной игрой, повернулись на звук. Гудок повторился, и слабое дребезжание рельс возвестило о приближении поезда. Вскоре из-за поворота появилась черная громада локомотива с пятью горящими ярким светом глазами-фарами.

— Вот и он, мистер Варни, — сказал представитель «Юнион Пасифик». — Как видите, всё в порядке!

— Может, для вас опоздание на два часа означает «в порядке», но для меня — нет! И моя фамилия Вернье! — ответил предприниматель, однако сейчас он сердился скорее для проформы и поддержания имиджа, поскольку внутренне ликовал. Даже если бы ему пришлось торчать на этой платформе до завтра, этот груз того стоил. Два вагона-холодильника, доверху наполненные эксклюзивной черной икрой каспийской белуги. Этот деликатес стал еще более ценен сейчас, после введения очень жестких ограничений на вылов данного вида рыб, находящегося на грани исчезновения. Но он, Матье Вернье, как водится, надавил на все кнопки и где уговорами, где угрозами, а где путем эффективного вложения наличных средств добился для своей компании права на приобретение поистине гигантской партии черной икры, которая в рождественскую неделю станет настоящим гвоздем кулинарной программы его ресторанов. Никто из его более богатых конкурентов не верил, что ему удастся это сделать. Тем не менее, он это сделал, обставил их всех и теперь заслуженно ожидал настоящего наплыва посетителей из высших слоев общества. Сезон «Рождественской икры Вернье» город запомнит надолго!

Поезд еще двигался вдоль платформы, а Вернье, с трудом подавляя порыв перейти на неприличествующий его статусу бег, уже направился широким быстрым шагом к двум показавшимся из темноты белым рефрижераторам и стал на ходу вчитываться в написанные на бортах регистрационные номера. Хотя они состояли из десяти букв и цифр, ему не надо было сверяться с записями в своем смартфоне или уточнять у Стивена. Он помнил их наизусть и мог повторить по памяти в любое время дня и ночи, ведь последние полгода он буквально жил этим икорным проектом. Сейчас, видя эти вагоны, он чувствовал себя альпинистом, покорившим Эверест. Впрочем, это действительно был Эверест, высшая лига ресторанного бизнеса. Пришла пора не количественных, а качественных перемен. Она была здесь, за этими металлическими дверями вагонов-холодильников.

— Ну же, отпирайте их! — окликнул Вернье подошедших грузчиков, после чего повернулся к своему помощнику:

— Всё готово, Стивен?

— Конечно, сэр! — отрапортовал тот, протягивая боссу серебряное ведерко с обложенной льдом бутылкой шампанского, за которым, упреждая распоряжение босса, побежал сразу же, как только раздался самый первый гудок тепловоза.

— Молодец, Стивен! Чтобы я без тебя делал! Где бокалы?.. А, вот они! Раздай всем, это надо отметить! Мистер Сандерс, присоединяйтесь, не стесняйтесь!

— Ну что вы, мистер Вернье, вы слишком добры… — вымолвил сделавшийся пунцовым от оказанной ему чести Сандерс. Все-таки не каждый день доводится распивать шампанское со столь крупным бизнесменом, а в недалеком будущем, пожалуй, и одним из самых известных и уважаемых граждан города. Правда, одновременно приходилось пить и с простыми грузчиками, но сейчас это было не важно. Если уж Матье Вернье не видит в этом ничего предосудительного, ему и подавно нечего волноваться. Наоборот, лишний повод зарекомендовать себя как внимательного и не гнушающегося общения с рядовыми работниками руководителя.

— Стивен, готовьте бутылку! — продолжал распоряжаться Вернье. — Но не спешите! Я хочу, чтобы пробка слетела точно тогда, когда начнут открываться двери! Вы слышите?! — крикнул он двум стоявшим у дверей вагона грузчикам, недовольным тем, что именно им выпал жребий открывать вагоны, пока их товарищи будут распивать шампанское. Они с постными минами кивнули и, открыв запоры, потянули дверь вправо. Но если свое движение она начала под громкие радостные возгласы и хлопок пробки, то остановилась в абсолютной тишине, и стук её колес о концы направляющих прозвучал неестественно громко и также тоскливо, как кладбищенский перезвон. Бокал шампанского выскользнул из ладони Вернье и разбился, забрызгав игристым напитком и осыпав осколками хрусталя его туфли и брюки, но ресторатор этого даже не заметил.

— Ч-ч-то это?.. — наконец выдавил из себя Матье. Он смотрел на свой долгожданный груз и ничего не понимал. Это был тот самый поезд и те самые два вагона с белужьей икрой. Точнее, в них должна была быть белужья икра, а никак не стройные ряды ящиков с кошачьими консервами.

— Разгружать, мистер? — равнодушно поинтересовался один из грузчиков, еле сдерживаясь, чтобы не расплыться в злорадной ухмылке при виде надменного богача, моментально потерявшего всю свою спесь.

— Что?.. Как?.. — переспросил бизнесмен и тут же буквально взорвался. — КАК ЭТО ПОНИМАТЬ?! ЧТО ЭТО?! СТИВЕН!!! — Он схватил не менее потрясенного происшедшим, чем он сам, референта за грудки и яростно затряс. — Где моя икра?!! Где?!! МИСТЕР САНДЕРС!!!

— Мистер Вернье… Мистер Вернье… — пролепетал толстяк. — Я не знаю, как это… Это какое-то недоразумение…

— НЕДОРАЗУМЕНИЕ?!! Я вам покажу недоразумение!!! Я даю вам час! Нет, полчаса, чтобы разобраться с этим недоразумением! После чего я позвоню вашему шефу в Небраску и потребую разобраться с этим недоразумением!!! И с вами тоже!!! И плевать я хотел на разницу во времени!!! СЛЫШИТЕ?!!

Ольмер Сандерс достал мобильный телефон и, с трудом попадая по нужным клавишам, начал звонить по всем инстанциям, поднимая на ноги всех, кто имел хоть какое-то отношение к этому поезду. Стивен побежал разбираться с машинистами, и они всей толпой сделали несколько кругов вокруг поезда, считая и пересчитывая вагоны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *