DTZoN
23:00

Обменявшись злобными взглядами, они хотели было разойтись, но…

– А кто будет чинить пульт? И кто это всё уберёт? – как бы между прочим поинтересовалась мышка. – Опять мы с Рокфором?

Не успел Чип вставить слова, как Дейл мигом подскочил к изобретательнице и угодливо посмотрел на неё.

– Нет, Гаечка – я! Я уберу здесь всё, пусть Рокки отдохнет, ты только помоги мне са-а-мую малость… Я забыл, где… где стояла наша мебель! – нашелся он, подмигивая опешившему Чипу. – Хорошо?

Взгляд Гаечки стал чуть мягче.

– Дейл… не ожидала от тебя… – ласково ответила мышка. – Ты вызываешься убирать?? Конечно, помогу, пойдем!

Бурундучок, ликуя от собственной находчивости, взял Гаечку за руку и повел вглубь комнаты, показывая на упавшую вешалку и диван, которых он, якобы, забыл месторасположение. Мышке, конечно и в голову не могло прийти, что это был не более чем жест мести со стороны Дейла…

– А ты, Чип, тогда сходишь за конденсаторами и парой батареек: их все равно пришло время менять! – требовательно произнесла изобретательница и стала оживленно что-то говорить Дейлу, показывая по сторонам…

Чип понуро отошел, не веря своим глазам: как же легко его провели! Ладно Дейл, но и Гаечка туда же! А Рокки? Он даже не замолвил ни словечка, только молча взирал со стороны! Удобно, ничего не скажешь!

Картинно козырнув рукой (к счастью, никто этого не видел), бурундук отправился «исполнять поручение».

 

…Злой, как черт, Чип протопал в спальню, достал из шкафа свою куртку, шляпу и оделся. Резким движением одернув куртку, бурундук подошел к тумбочке, стоявшей у стены, взял блокнот с карандашом и затолкал их в один из внутренних карманов. Немного подумав, он открыл ящик и, покопавшись там, извлек оттуда свои наручные часы, фонарик и упаковку печенья.

Часы ему подарил когда-то один из кукурузных магнатов после того, как Спасатели помогли ему разобраться с нечистым на руку компаньоном. Этот богач был настолько счастлив, что велел знакомому мастеру изготовить механические часы на заказ. Чип тогда долго противился такому подарку, и даже приняв его, так ни разу их и не одел… М-да, вот только теперь это все уже в прошедшем времени… в прямом и в переносном смысле… Заведя часы, Чип выставил их и взялся за укладывание остального.

Рассовывая печенье и фонарик по карманам, бурундук наткнулся в одном из них на что-то тонкое и гибкое… Это была фотография Гаечки – то, что Чип всегда носил с собой. Всегда… но сейчас он был просто вне себя, и мелькнувшая вдруг в его голове мысль показалась ему стоящей…

«Я вам покажу! – думал он, глядя на мышку – Ищите себе другого командира! А с меня хватит! Понял я, как меня здесь ценят!!»

Произнеся эти страшные, роковые слова, Чип выкинул фотографию на диван. В последний раз взглянув на комнату, он вышел в коридор и направился к выходу…

 

… У порога Чип задержался: он внезапно подумал, что это место было для него всем… Штаб был единственным его домом, где Чип прожил столько лет, где провел столько расследований: удачных и не очень, где жили его друзья, где он не спал столько ночей, думая кое-о-ком… о Гаечке… Неужели он больше не вернется сюда? Лишь теперь, уходя, он вдруг почувствовал, что в этих стенах навсегда останется жить частичка его души…

… – Чип, не купишь мне заодно комиксы? – осведомился Дейл, весело взглянув на Чипа. Он-то посчитал это шуткой, но командир вдруг сверкнул глазами, резко развернулся и вышел на улицу. При этом он так грохнул дверью, что за стенами что-то посыпалось. Дейл с Гаечкой вздрогнули и уставились друг на друга.

– Чего это с ним? – ошарашенно выдавил бурундучок, едва не выронив вазу с цветами.

– Кажется, мы его обидели… – Гаечка бросила веник и выбежала за порог, но там уже никого не было… Только зной и темнота…

– Чип! Чи-и-и-п! – закричала мышка – Вернись! У нас есть запчасти, я просто о них забыла! Чип! Слышишь меня??

Никто не отозвался. Снаружи царила тишина, нарушаемая лишь мерным стрекотом цикад.  С черных небес светили яркие звёзды…

 

… Бурундук яростно вышагивал по сухой траве, от которой при каждом шаге взлетали клубы пыли. Чип несколько раз оглядывался назад, пока дерево было на виду… Он слышал голос Гаечки, но принципиальность и обида оказались сильнее… Бросив прощальный взгляд на залитые светом окна Штаба, Чип поворотил налево и вышел на узкую, засыпанную листьями тропинку. Командир покрутил головой из стороны в сторону: нужно было где-то заночевать, а там посмотрим… Прикинув возможные варианты, Чип решил что лучше будет где-нибудь присесть, желательно подальше отсюда… и хорошенько всё обдумать.

Чип пошел вперед, раздвигая кусты руками и щурясь, чтобы сгибающиеся ветки не угодили в глаза: колючие кустарники и цветы казались самыми настоящими джунглями. С громким треском они пропускали ночного гостя, изредка поддавая ему то в нос, то по затылку. Все вокруг было черно, только над головой виднелась узкая полоска усыпанного звездами ночного неба…

«И чего это они так разрослись? – недовольно, но больше с удивлением подумал бурундук. – Ведь эти кусты высадили вокруг Штаба совсем недавно…»

Бурундук шагал и шагал, но асфальтированной дорожки всё не было и не было… Командир подозрительно нахмурился и поглядел вперёд, вглядываясь в просветы между ветками: да, там определенно было пустое пространство… вон и часы видны на небоскребе: 10.55 вечера. Не желая признавать, что ходит кругами (не могло этого быть!), бурундук почти побежал, но, не преодолев и пяти шагов, внезапно споткнулся обо что-то и упал, зарывшись носом в сухие листья.

– Черт! – выругался он, чихнув от взметнувшегося в воздух облака пыли. – Я же здесь сотни раз ходил! Днем, правда…

Чип фыркнул, прочищая нос, поднялся на ноги и начал отряхиваться. Похоже, корень… или стебель… ну да неважно. Он облокотился на камень, оказавшийся рядом, и попытался собраться с мыслями. Что-то было не так… И сам он не то что-то делал…

Постояв с полминуты, Чип вдруг встревожился и забеспокоился. Пока он с шумом ломился сквозь заросли, он этого не замечал, но теперь, в тишине, всё вокруг представилось в каком-то зловещем свете.

Тишина… теперь она заставила командира напряженно сглотнуть всухую. Ни один листочек не шевелился, так как не чувствовалось ни малейшего дуновения ветерка. Кромешная темень вокруг… и зной, духота, не спадающая жара под тридцать пять градусов. Лишь цикады нервно стрекотали где-то вдалеке: вот и всё, что было слышно…

Бурундук тревожно огляделся по сторонам: Штаба уже не было видно, как не было видно даже малейшего проблеска света между ветвями. Чипу вдруг разом стало не по себе. Чем ТАКАЯ тишина, уж лучше пусть Дейл своих «Франкенштейнов» слушает! Как-то… жутковато здесь… Может, вернуться?

Чип нерешительно помялся на месте; секундное раздумье – и решение принято: побыстрее убраться отсюда! Ну её к черту, эту гордость!

Командир уже собрался выбираться на открытое место, когда вдруг ощутил глубоко под ногами какую-то неровную дрожь. Бурундук испуганно выдохнул, мысленно обругав себя трусом, но тут послышался странный гул… Почва ещё раз содрогнулась, сам Чип тоже вздрогнул: не похоже это было на землетрясение, а до дороги было метров двести… то есть, это и не транспорт… может быть, метро?

Странный шум стих. Чип, с трудом овладев собой, потянулся за фонариком, когда… где-то внизу неожиданно раздался странный и жуткий звук, напоминающий… какое-то шуршание, шелест и хруст одновременно. Причем этот звук двигался, двигался справа налево и, казалось, шел из-под земли.

«Какого черта??! – мелькнуло у Чипа в голове. – Что это ещё такое??»

Чувствуя, как на загривке поднимается шерсть, он щелкнул выключателем фонаря и, холодея, направил луч себе под ноги. Внизу ничего не было: в круге света виднелась только жухлая трава и камни…

Нервы командира не выдержали, он сорвался с места и побежал… Куда угодно, только подальше от этого места и от этих звуков, напоминающих… термитов в банке… Чип только сейчас подыскал аналогию этому шуму. Бурундук ломился напролом через ветки и вдруг, сам того не ожидая, вывалился на асфальтовую дорожку – место, которое было ему необходимо просто позарез. О том, чтобы куда-то ещё идти, не могло быть и речи: Чип сейчас как никогда хотел вернуться в Штаб…

…На открытом пространстве бурундуку чуть полегчало. «Наверное, показалось… – подумал он, оглядываясь на кусты, – а, может, под землёй какие-то работы…» Чип не добавил, что тот шум, который он слышал, даже отдаленно не напоминал шум строительных инструментов. – Ладно… Вон наш дуб! Дубок! Хорошенький наш! Я возвращаюсь!!

Чип пустился в обратный путь, но, не пройдя и нескольких шагов, снова ощутил бегущие по спине мурашки: начал странно мигать фонарик, словно кто-то или что-то баловалось с контактами внутри. Чип потряс его, но ничего не изменилось: чем ближе он подходил к дереву, тем чаще фонарь мигал и тусклее светился… Вдобавок, у земли вдруг поднялся сильный ветер, с завыванием закружив в воздухе опавшую листву… «ВЕТЕР??? В тридцатиградусную жару?» – подумал вконец перепугавшийся командир. Часто-часто дыша, несмотря на пыль, взлетевшую с давно не мытых дождями дорожек, Чип посмотрел наверх… И чуть не свалился, как подкошенный, потому что ноги у него стали ватными: на высоте половины человеческого роста НЕ ШЕВЕЛИЛАСЬ ни одна веточка. Вдали по дорожке также всё было спокойно… а здесь ветер рвал с бурундука шляпу….

Чип не видел виновника всего этого… он, а, точнее, оно появилось у него за спиной, проскочив прямо сквозь ствол одного из деревьев, и довольно быстро, а, главное, бесшумно понеслось к бурундуку…

Первый раз в жизни Чип испугался не на шутку: он уже тысячу раз пожалел, что куда-то пошел; а главное, что не давало ему покоя: вокруг творилась какая-то чертовщина. В другое время лидер Спасателей с реалистичными взглядами на мир даже слушать бы не стал об этом.

Страница 2 из 8212345...102030...Последняя »